Москва. В настоящее время представители немецкой фармацевтической отрасли предпочитают хранить молчание, когда заходит разговор об их активности в России. В прошедшие годы компании Bayer, Stada, Boehringer-Ingelheim и другие показывали на самом важном для них развивающемся европейском рынке двузначные показатели роста оборота. Однако теперь никто не хочет говорить о том, как пойдут дела в будущем, не говоря уже о том, чтобы делать такого рода заявления на официальном уровне.

Производство в России

Это, возможно, связано с тем, что даже члены правлений в корпорациях не знают, как их предприятия должны дальше развиваться в России. Рынок вступил в полосу изменений – значительно более быстро и более последовательно чем, к примеру, их немецкие коллеги российские власти взялись за регулирование цен на медикаменты. Теперь от этого выиграют те компании, которые имеют производственные мощности в этой стране, а западные фармацевтические концерны рискуют лишиться этого рынка.

Такие немецкие поставщики как Bayer, Boehringer-Ingelheim и Berlin-Chemie  неплохо  представлены в России, однако проблема состоит в том, что они завозят свои лекарства в эту страну. Из немецких компаний только Stada имеет свои собственные производственные мощности в России, так как производитель генериков из Бад Фильбеля (Bad Vilbel) приобрел ранее российские компании Nischfarm и «Макиз».

До последнего времени Россия была для производителей фармацевтических продуктов сказочной страной с молочными реками и кисельными берегами. Международные концерны занимают 80 процентов внутреннего  рынка, который еще долгие годы будет показывать рост.  «В России фармацевтический сектор оказался единственной отраслью, которая в кризисном 2009 году смогла вырасти», подчеркивает эксперт в области производства лекарственных препаратов Сергей Шуляк.  По мнению  Шуляка, возглавляющего исследовательскую компанию DSM Group,  прирост в местной валюте составил в прошлом году 22 процента. Из-за обесценивания российского рубля увеличение оборота у европейских концернов оказалось в нижней части однозначных показателей.

В 2010 году обороты и прибыль еще более сократятся. По поручению министерства здравоохранения  Российской Федерации цены теперь регулируются на региональном уровне, то есть это означает, что они снизятся. Тем не менее Шуляк считает, что в 2010 году рост в отрасли составит 12 процентов, и рынок может достичь совокупного уровня в 20 миллиардов долларов. Это было бы  неплохим результатом для европейских концернов, так как их собственные внутренние рынки перенасыщены.

Однако по крайней мере немецкие производители будут вынуждены отказаться от части этого пирога. В регионах власти будут не только определять цены, но также будут решать, какие лекарства будут разрешены и какие нет. Предпочтение будет отдаваться российским препаратам, так как президент России Дмитрий Медведев хочет сделать местную промышленность конкурентоспособной и оказывает помощь этому процессу путем введения соответствующих законов.

Требуются большие инвестиции


Для гигантов этой отрасли из Европы есть только один шанс обеспечить себе дальнейший рост в России – они должны заниматься производством лекарственных препаратов на месте. Принадлежащий к итальянской группе Menarini производитель  Berlin-Chemie, ставший со своими сиропами от кашля лидером на российском рынке, планирует строительство своей собственной фабрики в Калуге, расположенной в полутора часах езды на автомобиле к югу от Москвы.

Для других производителей российские протекционистские меры в фармацевтической отрасли оказались похожими на гром среди ясного неба.  «Производители лекарственных препаратов должны основательно подумать и решить, при каких условиях локализация производства в России имеет смысл», советует партнер московского бюро консалтинговой компании Boston  Consulting Group Эвалд Крейд (Ewald Kreid). В отличие от предприятий по производству товаров широкого потребления  или автомобилестроения, затраты на единицу товара при производстве лекарственных препаратов  относительно низки, и логистические затраты также не слишком высоки.  Финансовые и временные вложения, которые потребуются для организации производства в России, могут быть оправданы только при наличие перспективы больших оборотов, а также гарантированного доступа к работе по государственным заказам.

По мнению Крейда, вместо того, чтобы строить собственные производственные мощности, многие западные фармацевтические концерны  будут, скорее всего, размещать производство у своих партнеров. Число российских компаний, которые в количественном и в качественном отношении способны производить лекарственные препараты на европейском уровне, ограничено. Немногочисленные конкурентоспособные предприятия будут пытаться установить партнерские отношения с международными игроками. Крейд исходит из того, что будет также увеличиваться сотрудничество в области исследований и разработки.

Местная промышленность сможет также оказаться в выигрыше от использования западных ноу-хау, так как именно этого ей и не хватает. Международные концерны, которые захотят двигаться вперед на этом рынке, будут поставлены перед выбором – либо поделиться своим ноу-хау с русскими, либо потерять часть рынка. Неудивительно, что представители этой отрасли в настоящее время так сдержанно реагируют, когда их спрашивают о работе в России.