Решение правительства России создавать совместные предприятия, чтобы открыть российский ресурсный сектор для ведущих западных нефтяных компаний, должно было принести стране немалые технологические и финансовые дивиденды. Однако эта политика оказалась связана с потенциальными затруднениями. Помимо экономических и культурных проблем, осложняющих сотрудничество между западными частными нефтяными компаниями и российскими нефтяными компаниями, принадлежащими государству, вокруг разведки и добычи газа в Арктике возникает международная политическая напряженность. Это стало очевидно в мае, когда правительство США послало госсекретаря Хиллари Клинтон в Гренландию на ключевой саммит Арктического совета.

Все прошлое десятилетие Кремль держал российские нефтяные и газовые ресурсы железной хваткой, однако в 2010 году он предпринял попытки заключать сделки с западными нефтяными гигантами. «Вынужден признать, что я этого не ожидал, - говорит Владимир Коновалов, исполнительный директор Нефтяного совещательного форума, который объединяет крупные западные нефтяные и газовые компании, действующие в России. - Атмосфера неожиданно изменилась к лучшему. Появилось ощущение, что позиции международных нефтяных компаний в России стали прочнее». Крупнейшие участники форума - ExxonMobil, Chevron, BP и Total – в прошлом году начали в России новые проекты. Это может означать новую волну иностранных инвестиций для страны, ранее стремившейся национализировать свои природные ресурсы.

При этом, несмотря на свой оптимизм, г-н Коновалов отмечает, что принесут ли плоды новые соглашения с иностранными компаниями, пока непонятно, а ряд возникших недавно проблем свидетельствует о том, что планы по привлечению зарубежных партнеров в энергетический сектор, по-видимому, воплощаются в жизнь не так гладко, как рассчитывала Россия.

В прошлое десятилетие на фоне роста нефтяных цен Кремль вернул себе контроль над нефтяным бизнесом, вытеснив иностранных инвесторов на обочину. Пик этой политики был достигнут в мае 2008 года, когда правительство приняло закон, который официально ограничивал иностранные инвестиции в нефтегазовый сектор.

Попытки справиться в одиночку


Россия намеревалась возложить на государственные компании «Роснефть» и «Газпром» задачу по освоению ресурсов Арктики, чтобы компенсировать спад добычи на разрабатывающихся еще с советских времен месторождениях Западной Сибири. «Русские, в своем ресурсном национализме, были крайне в себе уверены. Они считали, что ведущие западные компании только и мечтают о том, чтобы поработать на них в качестве подрядчиков», - утверждает г-н Коновалов. Однако экономический кризис все изменил. Из-за падения нефтяных цен российские нефтедобывающие компании сократили капиталовложения, и в 2009 году – впервые за десятилетие - добыча нефти в России упала. К этому моменту стало очевидно, что у российских компаний явно не хватает ни капитала, ни технологий, чтобы в одиночку разрабатывать ресурсы Арктики.

В результате Владимир Путин начал восстанавливать отношения с теми самыми иностранными нефтяными компаниями, с которыми он в прошлом обходился пренебрежительно. В октябре 2009 года он пригласил руководителей крупнейших нефтяных компаний мира на встречу в Салехард – расположенный на Полярном круге город с населением в 36 тысяч человек, – намереваясь привлечь технологии и деньги, чтобы добраться до углеводородов российской Арктики.

Новые сигналы со стороны России привели к всплеску оптимизма среди иностранных нефтяных компаний. На Санкт-петербургском экономическом форуме было объявлено о совместном проекте российской государственной компании «Роснефть» и Chevron на Черном море. После этого «Роснефть» объявила еще об одном схожем проекте – на этот раз с ExxonMobil на Каспийском море. В январе этого года BP надеялась, что ее совместный проект с «Роснефтью» на Карском море поможет ей восстановиться после разлива нефти в Мексиканском заливе. Shell также ведет переговоры с российским государственным газовым гигантом «Газпромом» об обмене зарубежных активов на активы в России.

Французская энергетическая компания Total согласилась приобрести долю стоимостью в 4 миллиарда долларов в компании «Новатэк» - втором по объему добычи производителе газа в России – и присоединиться к ее амбициозному арктическому проекту «Ямал СПГ». Total, которой также принадлежит доля в Штокмановском газовом месторождении в Баренцевом море, утверждает, что она планирует к концу этого десятилетия довести добычу в России с 12 000 баррелей нефти и газа до 300 000-400 000. «Международные нефтяные компании начали осознавать правила игры, - считает старший энергетический аналитик IHS Global Insight Эндрю Нефф (Andrew Neff). – Раньше они хотели самостоятельно осуществлять свои проекты в России, теперь они понимают, что это можно делать только в партнерстве с государственными компаниями – «Роснефтью» и «Газпромом». Вопрос в том, получится ли у них работать с этими компаниями».

Пока большая часть сделок между русскими и Западом осуществляется не слишком гладко. BP столкнулась с трудностями сразу же после того, как договорилась в январе с «Роснефтью» об обмене акциями и совместной разведке в Арктике. Совместный проект Chevron и «Роснефти» по разработке черноморского месторождения «Вал Шатского», как сообщается, также оказался проблемным. Затормозился и проект Total, норвежской Statoil и «Газпрома» по разработке Штокмановского месторождения. «О переменах в инвестиционном климате сейчас много говорят, но делается, к сожалению, немногое, - утверждает г-н Коновалов. – Все проекты сталкиваются с проблемами, и на переговоры уходит слишком много времени».

Политическая неопределенность


Российское правительство, борющееся с инфляцией и угрозой бюджетного дефицита, не торопится обещать новым проектам финансовую поддержку. Между тем предстоящие парламентские и президентские выборы, которые должны пройти в течение ближайшего года, видимо, помешают провести необходимые для развития нефтяного сектора налоговые и законодательные реформы. Правящий тандем премьер-министра Путина и президента Медведева пока не объявил, кто будет баллотироваться в президенты, и недавние перестановки - такие как снятие г-ном Медведевым вице-премьера Игоря Сечина с поста председателя совета директоров «Роснефти» - свидетельствуют о том, что политической элите сейчас не до реформ. «Политическая неопределенность серьезно сказывается на инвестиционном климате», - подчеркивает г-н Нефф.