На российских рынках капитала сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, на них продолжается бум. Согласно прогнозу Международного валютного фонда, российская экономика должна вырасти в этом году на 4,8%. Индекс РТС, вычисляемый на основе котировок акций 50 российских компаний, в апреле возрос на 15%, правда, впоследствии слегка снизился. В этом году около половины средств, пришедших в торгуемые на бирже фонды (ETF) развивающихся рынков, привлекли именно российские фонды.

С другой стороны, российские IPO сталкиваются с серьезными проблемами. В этом году первичное размещение отменили пять российских компаний, а акции многих из тех, что все-таки вышли на биржи, оказались на нижней границе ценового диапазона, а на вторичном рынке оценивались еще ниже. В этом году акции лишь двух российских компаний – принадлежащего государству банка ВТБ и интернет-поисковика «Яндекс» - котируются выше цены размещения.

Так привлекательна ли Россия для иностранных портфельных инвесторов, или нет? Популярность российских торгуемых индексных фондов в этом году не означает, что инвесторы ценят саму Россию как направление инвестиций. Более вероятно, что приток средств в торгуемые на бирже фонды коррелирует с ростом цен на нефть. «В условиях роста нефтяных цен инвесторы используют российские торгуемые индексные фонды как посредников, чтобы получить доступ на рынок, или как страховку», - считает Крис Уифер (Chris Weafer), главный стратегический аналитик российской брокерской компании «Уралсиб». Риккардо Орчел (Riccardo Orcel), начальник отдела инвестиционно-банковской деятельности в Центральной и Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Африке в Bank of America Merrill Lynch, считает, что высокие нефтяные цены будут продолжать поддерживать российскую экономику, и в целом настроен оптимистично. «Перспективы у этой страны очень хорошие, особенно на фоне проблем, с которыми сталкиваются некоторые другие страны и регионы», - заявил он.

Торгуемые индексные фонды дают иностранным инвесторам возможность получить доступ к растущему российскому фондовому рынку, не пытаясь при этом разобраться в бухгалтерии российских компаний или в сложной политической обстановке, в которой они работают.

Между тем IPO и в прошлом часто не приводили к ожидаемым результатам. «У российских IPO не очень хорошая репутация, - утверждает заместитель председателя правления ведущего российского инвестиционного банка «Ренессанс Капитал» Эндрю Корнтуэйт (Andrew Cornthwaite). – В Лондоне и Нью-Йорке принято считать, что российские компании склонны минимизировать дивиденды. В прошлом году на вторичном рынке у них часто возникали трудности».

Напротив, инвесторы, вкладывающиеся в долговые инструменты на развивающихся рынках, неплохо относятся к российским ценным бумагам, потому что у компаний, выходящих на рынок облигаций, обычно все в порядке с балансом. «Цены на российские облигации вернулись на докризисный уровень», - говорит Джонатан Браун (Jonathan Brown), отвечающий в Barclays Capital за европейские облигации.

Проблема для московских инвестиционных банков заключается в том, что выпуск облигаций снижается, так как российские ресурсные компании сейчас не нуждаются в деньгах и не занимаются активно слияниями и поглощениями за рубежом. Недавно премьер-министр Владимир Путин заявил, что в ближайшем будущем объем прямых иностранных инвестиций должен возрасти до 60-70 миллиардов долларов. В прошлом году он составил всего 13,8 миллиарда долларов.

Однако иностранные инвестиции – одна из немногих вещей в России, над которыми г-н Путин не властен. Хотя каждый год и заключается несколько крупных сделок, для того, чтобы объем прямых иностранных инвестиций в России действительно увеличился, необходимо серьезно улучшить российский инвестиционный климат.