ВАШИНГТОН — В апреле прошлого года Международный валютный фонд прогнозировал, что мировая экономика в 2015 году вырастет на 3,5%. В последующие месяцы, этот прогноз неуклонно падал, дойдя до 3,1% в октябре. Но МВФ продолжает настаивать — как уже было, с практически банальной предсказуемостью, на протяжении последних семи лет — что следующий год будет лучше. Но это, почти наверняка, снова ошибочно.

Начнем с того что, мировая торговля растет с анемичной годовой ставкой 2%, по сравнению с 8% с 2003 по 2007 год. В то время как рост торговли во время этих бурных лет, намного превысил мировой ВВП, который в среднем составлял 4,5%, в последнее время, темпы роста торговли и ВВП были примерно такими же. Даже если рост ВВП опередит рост торговли в этом году, то, скорее всего, составит не более 2,7%.

Вопрос — почему. Согласно Кристине и Дэвиду Ромер из Университета Калифорнии, Беркли, сотрясения современных финансовых кризисов — то есть, со времен Второй мировой войны — сходят на нет спустя 2-3 года. Гарвардские экономисты Кармен Рейнхарт и Кеннет Рогофф говорят, что для того чтобы вытащить себя из финансового кризиса стране необходимо пять лет. И, действительно, финансовые потрясения 2007-2008 годов в значительной степени отступили. Так чем можно объяснить вялое экономическое восстановление?

Одно популярное объяснение заключается в нечетком понятии «вековой застой»: долгосрочный, депрессивный спрос на товары и услуги подрывает стимулы к инвестированию и трудоустройству. Но спрос будет оставаться слабым, только если у людей нет уверенности в будущем. Единственным логичным объяснением этому длительному стабильному недоверию, как тщательно задокументировал и доказал Роберт Гордон с Северо-западного университета, является медленный рост производительности.

До кризиса — особенно с 2003 по 2007 год — медленный рост производительности труда был затуманен иллюзорным ощущением процветания в большей части мира. В некоторых странах — в частности, в Соединенных Штатах, Испании и Ирландии — повышение цен на недвижимость, спекулятивное строительство, финансовые риски были взаимодополняющими. В то же время, страны усиливали рост друг друга за счет торговли.
Основным в мировом буме был Китай, растущий гигант, который наводнил мир дешевым экспортом, ограничив глобальную инфляцию. Не менее важно то, что Китай импортировал огромный объем товаров, тем самым укрепив многие африканские и латиноамериканские экономики, купил Немецкие автомобили и машины, позволив самой крупной экономике Европы сохранить свои региональные цепочки поставок.

Эта динамика изменилась где-то в марте 2008 года, когда США спасли от краха свой пятый по величине инвестиционный банк, Bear Sterns. С банками еврозоны, также глубоко вовлеченными в субстандартный ипотечный беспорядок и отчаянно нуждающимися в долларах США, Америка и большинство Европейских стран начали беспощадное скольжение в рецессию. В то время как в годы экономического бума, мировая торговля раздавала выгоды, так сейчас она несет серьезные проблемы. Замедление роста ВВП каждой страны, как и их импорта, вызывает также замедление роста ее торговых партнеров.

Экономика США начала выходить из рецессии во второй половине 2009 года, во многом благодаря агрессивной денежно-кредитной политике и мерам по стабилизации финансовой системы. Политики Еврозоны, напротив, отклонили денежно-кредитное стимулирование и реализовали фискальные меры жесткой экономии, при этом игнорируя усугубляющееся истощение своих банков. Таким образом, Еврозона, толкнула мир во вторую глобальную рецессию.

Но в момент, когда рецессия, похоже, исчерпала себя, развивающиеся экономики начали увядать. В течение многих лет, наблюдатели расхваливали управление и реформы способствующие росту, которые якобы внедрили лидеры этих стран. В октябре 2012 года, МВФ прославляет новые «устойчивые» экономики. Как по команде, этот фасад начал осыпаться, открывая неприглядную правду «устойчивости»: факторы, такие как высокие цены на сырье и массовый приток капитала были сокрытием серьезных экономических слабостей, в то же время легализуя культуру кричащего неравенства и разгул коррупции.

Эти проблемы в настоящее время усугубляются замедлением роста в Китае, точка опоры мировой торговли. И худшее еще впереди. Китайский огромный избыток промышленности и имущества должен быть ограничен; высокомерное управление своими глобальными приобретениями надо осадить; и его коррупционные сети должны быть ликвидированы.

Коротко говоря, те факторы, что тянули вниз мировую экономику в 2015 году, будут сохраняться — а в некоторых случаях даже усилены — в новом году. Страны с развивающейся экономикой будут оставаться слабыми. Еврозона, насладившись временной отсрочкой от мер жесткой экономии, будет ограничена вялой мировой торговлей. Повышение процентных ставок по корпоративным облигациям предвещает замедление роста в США. Падение стоимости активов Китая, может спровоцировать финансовые потрясения. А политики будут дрейфовать, имея небольшое политическое влияние, чтобы остановить эти тенденции.

МВФ должен прекратить прогнозирование возобновления роста и предупредить, что мировая экономика будет оставаться слабой и уязвимой, если мировые лидеры не будут действовать энергично, чтобы стимулировать инновации и рост. Такие усилия уже давно назрели.