На этой неделе цены на нефть установили очередной рекорд падения и приблизились к отметке 30 долларов за баррель. В Латвии колебание стоимости нефти принято использовать при прогнозировании экономического развития и внешней политики России.

Однако низкие цены на нефть влияют не только на Россию. Государства, которые финансировали свое благополучие за счет нефтедолларов, сейчас переживают тяжелые времена. В Южной Америке примером этого является Венесуэла, где нехватка доходов от нефти угрожает системе благосостояния, которая на протяжении десятков лет обеспечивала политическую стабильность.

Но Венесуэла далеко, и она не оказывает прямого влияния на жизнь латвийцев. В свою очередь, экономические процессы в странах Персидского залива, хотя он намного дальше, чем Москва, могут самым непосредственным образом затронуть Европейский союз, включая Латвию.

Один из вопросов, на который до сих пор не прозвучало ясного ответа: почему нелегальная миграция взрывоопасно возросла именно в 2015 году? Одно из объяснений, разумеется, —  большое число беженцев из-за войны в Сирии и из-за продолжительности этого конфликта. Но сирийцы в лучшем случае составляют лишь пятую часть из проникающих через Балканское направление мигрантов. Остальные — выходцы из Пакистана, Бангладеш и Албании.

В этой статье не рассматриваются проблемы занятости в Албании, попытаемся понять, как в Турции оказываются тысячи пакистанцев, которых в прошлом году было большинство из мигрантов, прибывающих через Балканское направление.

В соответствии с докладом Migration Policy Institute, граждане Пакистана (а также граждане Бангладеш), которые живут за пределами своих стран, главным образом пребывают не в Европе, а в странах Персидского залива. Это трудовая миграция. В Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратах, в Катаре самую грязную и тяжелую работу выполняют пакистанские гастарбайтеры. По данным ООН, пакистанцы не просят убежища в странах Персидского залива, и там никто его предоставлять не собирается. Это трудовые мигранты. Какое убежище? Работай! Зарабатывай деньги и говорили спасибо шейхам, которые пустили тебя в свою страну.

Но по благополучию стран Персидского залива нанесен тяжелый удар. С середины 2014 года цены на нефть снижаются, и все меньше доходов нефтяного сектора перепадает для других секторов экономики. Многие пакистанские гастарбайтеры становятся лишними, вновь прибывшим устроиться все сложнее. А на расстоянии всего лишь в несколько сотен километров находится Турция, откуда благодаря проводимой Германией политике открытых дверей проложен путь для нелегальной миграции. Таким образом, попав в одну из стран Персидского залива, пакистанцы должны заработать столько, чтобы заплатить контрабандистам людей, — и можно отправляться в Европу. Метод отработан. С поддельным сирийским паспортом надо оказаться в Шенгенской зоне, а затем покинуть центр регистрации и найти работу (главное — не оставлять отпечатки пальцев). Возможно, чтобы попасть в Турцию, приходится пересекать контролируемую т.н. «Исламским государством» (запрещенная в Росиии организация — прим. ред.) территорию, но пакистанцы единоверцы суннитов ИГ, и религиозного конфликта между ними нет. Как раз наоборот — неплохо помочь братьям по вере завоевывать Европу. Христиане и изиды пусть берегутся, а братьям по вере — тем более, за справедливое вознаграждение — можно помочь.

В большой мере нелегальную миграцию усиливают те гастарбайтеры, которых из стран Персидского залива вытесняют экономические проблемы. К тому же, кроме экономического кризиса, обусловленного низкими ценами не нефть, наблюдается рост напряженности между Ираном и Саудовской Аравией, что угрожает перерасти в действительно серьезный конфликт. В случае обострения конфликта путь миграции из Персидского залива в Европу может закрыться. Поэтому надо поспешить.

Итак, по всей вероятности, одной из причин большого роста наплыва мигрантов в Европу являются вызванные снижением цен на нефть проблемы в странах Персидского залива.