Европейское единство уже сильно пошатнул кризис еврозоны и драматичная ситуация с мигрантами. Вскоре будет принято очередное решение по санкциям в отношении России, которое вызывает в Европе неоднозначную реакцию. Владимир Путин рьяно и неутомимо вбивает в разделенную Европу один клин за другим. Украина продолжает бороться за мир и экономические перспективы. В том сложном положении, в каком очутился ЕС, немецкий вице-канцлер и министр экономики Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) продвигает крайне спорный проект газопровода.

Проект развития газопровода «Северный поток» со строительством двух новых ниток не находит понимания среди остальных стран-членов ЕС. Газопровод пойдет в обход территории Украины, стран Балтии и Польши, а его мощность позволит, в принципе, полностью перевести транзит в Балтийское море, что вызывает негативную реакцию не только в Восточной Европе. Большинство стран ЕС не понимают, почему Берлин так активно продвигает «Северный поток». Все сомневаются в экономических целях проекта, а в самой Германии подчеркивают угрозы, которые он несет для немецкой репутации надежного политического лидера Европы.

Удар по Евросоюзу и энергетическим целям


Насколько велико политическое значение проекта «Северный поток-2», можно было заметить в декабре 2015 года в Брюсселе, когда главы европейских правительств проводили заседание на тему энергетической политики. Итальянский премьер Маттео Ренци (Matteo Renzi) резко раскритиковал проект, а еще до встречи семь стран из Восточно-Центральной Европы направили в Европейскую комиссию заявление с протестом по поводу планов расширения газопровода. С европейской перспективы к проекту есть две ключевых претензии. Во-первых, если доля России на европейском рынке будет колебаться вокруг отметки в 40%, она станет крупнейшим поставщиком газа в ЕС. Второй аргумент состоит в том, что «Северный поток-2» противоречит стратегическим целям Энергетического союза ЕС, по поводу которых тот недавно пришел к согласию. Одна из важнейших целей — это диверсификация источников поставки энергии. Кроме того страны Евросоюза должны обрести независимость от российского газа. Между тем с «Северным потоком-2» российский газовый гигант Газпром в одной только Германии увеличит долю своего присутствия на рынке с 40 до 60%.

Европейский комиссар по вопросам климата и энергии Мигель Ариас Каньете (Miguel Arias Cañete) подчеркивает, что новые трубопроводы не только увеличат зависимость от одного поставщика, но и ограничат выбор путей поставок. 80% импорта российского газа, как он объяснял в Европарламенте, может в будущем поступать через Балтийское море: «Поэтому “Северный поток-2” никогда не станет проектом, лежащим в общеевропейских интересах».

Закулисная роль национальных интересов

Одновременно (как бывает обычно, когда в ЕС обсуждаются энергетические вопросы) речь идет также о национальных интересах, продающихся под прикрытием солидарности. До сих пор примерно половина российского газа шла через Украину, которая зарабатывала на транзите около двух миллиардов евро в год. «Северный поток-2» уничтожит этот источник дохода. Критики проекта видят в этом истинный мотив, который стоит за развитием газопровода: желание Москвы дополнительно дестабилизировать Украину. Как с сожалением отмечает немецкая газета Die Zeit, в лице Берлина Россия нашла верного помощника для воплощения этой цели в жизнь.

Лишиться оплаты за транзит российского газа боится также Словакия, которая до сих зарабатывала на этом около 400 миллионов евро в год. В свою очередь, Польша опасается за будущее газопровода «Ямал — Европа». Итальянцы же с удовольствием сами бы подключились к строительству газопровода. «Когда два больших государства объединяют силы, от этого всегда страдает третье», — дипломатично выразился словацкий премьер Роберт Фицо (Robert Fico). Глава украинского правительства Арсений Яценюк прямо называет проект «антиукраинским». Хотя «Северный поток-2» пока существует исключительно на бумаге, украинский газовый концерн «Нафтогаз» уже подал жалобу в Европейское энергетическое сообщество.

Геополитическая «большая игра»

Защитники «Северного потока-2» пошли в наступление. Глава компании Winershall Марио Мерен (Mario Mehren) предпочитал бы держать политику и экономику на как можно большем расстоянии друг от друга. Он заверяет, что газовые интересы — это, скорее, вопрос геологии, чем геополитики. Возражения оппонентов Мерен парирует аргументами, что с новыми путями поставок вырастет их безопасность, а разнообразие источников уже охраняется законом по защите конкуренции.

Однако отделить газопроводы от политики невозможно. В 1990-е годы много говорилось о «большой игре», когда США пытались вывести на мировые рынки нефть и газ из Каспийского моря без участия России. В свою очередь, Москва прилагала массу усилий к тому, чтобы взять под контроль экспортные трубопроводы своих небольших соседей-конкурентов и помешать Азербайджану, Казахстану и Туркменистану стать самостоятельными экспортерами на мировых рынках.

Ни один газопровод, проходящий через несколько государств, никогда не может быть «чисто коммерческим делом». Он требует огромных инвестиций, которые становятся рентабельными лишь в долгосрочной перспективе. Более того, такое предприятие затрагивает интересы крупных держав, поддерживая их или им мешая.

Два сценария для Европы

Напрашивается принципиальный вопрос: нужен ли Европе вообще этот газопровод? На эту тему существует две противоположные теории: первая исходит из идеи, что газ — это ключевое сырье для радикальных изменений в энергетической политике («energiewende»). Когда все атомные реакторы остановят, потребуется больше газовых электростанций. Сама Европа будет производить меньше газа самостоятельно и больше импортировать. Вторая теория опровергает первую, утверждая, что спрос на газ, будет, скорее, падать, поскольку, в частности, благодаря термоизоляции зданий, им понадобится меньше отопления.

Немецкий институт экономических исследований (DIW) не исключает ни один из сценариев. Эксперт института Клаудия Кемпферт (Claudia Kemfert) считает вероятным, что «в ближайшие десятилетия в спросе на газ, скорее, будет наблюдаться стагнация». Однако недостатка в газе нет, в Европу он поступает по газопроводам и в сжиженном виде (LNG). Почему несмотря на это Газпром делает ставку на «Северный поток»?

«Северный поток-2» — лекарство от проблем гиганта

В начале этого года российская антимонопольная служба запретила государственному концерну пользоваться в рекламе слоганом «национальное достояние». В третьем квартале 2015 года убытки Газпрома составили два миллиарда рублей (26 миллионов долларов). Российский монополист успел вложить в трубы для непостроенного газопровода «Южный поток» 17 миллиардов долларов. Крупнейший мировой поставщик газа страдает от падения цен на энергоносители на мировых рынках, а дополнительной проблемой становятся для него европейские и американские санкции. Экспортные мощности используются сейчас не полностью, а спрос на газ в России падает. В 2016 году падение доходов Газпрома в Европе может составить 16%.

Украина, которая до недавнего времени была одним из важнейших покупателей российского газа, покупает теперь гораздо больше сырья в Европе. Это произошло из-за того, что Газпром приостановил украинцам поставки. В конце лета 2014 года российский концерн также ограничил поставки в некоторые страны ЕС, которые получали голубое топливо из Украины, таким образом Москва предупредила европейцев, что конфликт с Киевом может привести к остановке подаче газа остальной части Европы. И так внезапно газопроводы стали вполне геополитическими.

Германия дорого заплатит за газопровод

Появление «Северного потока-2» позволит Газпрому обойти Украину как непредсказуемый фактор появления проблем. И в этом кроется основная цель подводной трубы. Германии становится все сложнее продвигать в своих аргументах противоположный тезис. Еще в декабре 2015 года Ангела Меркель пыталась закончить спор в Брюсселе, говоря своим возмущенным коллегам, что «Северный поток-2» — это «в первую очередь экономический проект». Той же позиции продолжают придерживаться дипломаты из Министерства иностранных дел на своих заграничных встречах.

Зигмар Габриэль и Ангела Меркель ссылаются сейчас на правовую экспертизу Европейской комиссии: может ли вообще европейское право распространяться на трубопровод, который идет через международные воды Балтийского моря? Ясно, что без участия Еврокомиссии строительство «Северного потока-2» шло бы гораздо легче.

После визита в Россию Зигмар Габриэль привез российские обещания, что после 2019 года Украина останется транзитным государством для российского газа. Как пишет газета Die Zeit, если федеральное правительство «продаст» европейцам проект «Северный поток-2» с таким обещанием, оно на долгие годы свяжет себя с российской энергетической политикой. А она остается не предсказуемой. Точно одно: за этот газопровод немцам придется заплатить значительной частью своего политического капитала в Европе.