Последние две недели прошли на мировом рынке под знаком договоренностей. Нефтедобывающие страны предприняли первую, начиная с лета 2014 года, попытку договориться друг с другом о сокращении или, по крайней мере, замораживании добычи — с тем, чтобы повлиять на рынок и заставить баррель перейти от падения к росту.

Торжество абсурда

До сих пор ситуация смотрелась в высшей степени абсурдной: нефть в обвальном режиме дешевеет из-за того, что предложение в мире заметно превысило спрос, а нефтяные страны на этом фоне еще больше наращивают добычу, боясь лишиться своей доли на рынке. Тем самым, фактически, они пилят сук, на котором сидят, резко сокращая свои бюджетные доходы. В результате экономика Венесуэлы — в коллапсе, болезненный кризис — в России и Азербайджане, в США загибается сланцевая индустрия, бюджет Саудовской Аравии трещит по швам, и даже благополучная Норвегия переходит в режим жесткой экономии…

В общем, плохо в той или иной степени всем, а особых выгодополучателей в этой ситуации не видно. Можно было бы представить в такой роли Китай — один из главных импортеров нефти, которому, по идее, выгодно дешевое топливо. Но и китайская экономика демонстрирует самые низкие темпы роста в 21 веке, а финансовая система Поднебесной находится в очевидном кризисе. Словом, поводов для того, чтобы сесть за стол переговоров, у заинтересованных сторон больше чем достаточно. Вот только механизма для проведения таких переговоров и принятия подобных решений в современном мире не оказалось.

То есть, формально такой механизм есть — это Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), которая как раз и создавалась для того, чтобы влиять на рынок и цены. И надо сказать, в прошлом ей это удавалось.

К примеру, в 1998 году котировки «черного золота» снизились в 2,5 раза — до 10 долларов за баррель. ОПЕК сумела согласовать поэтапное снижение добычи. К картелю тогда присоединились и другие крупные экспортеры — Россия, Мексика, Норвегия и Оман. Эффект не заставил долго себя ждать — за год цены выросли до 30 долларов. Еще спустя два года история повторилась — стоимость сырья снизилась ниже 19 долларов. Страны ОПЕК и независимые производители снова сократили производство и довели котировки почти до 27 долларов.

Однако в последние полтора-два года этот механизм не работает. Вероятно, все дело в том, что безусловный лидер Организации — Саудовская Аравия — как считается, сама и выступила инициатором «ценовых войн». Саудовские лидеры неоднократно заявляли, что высокозатратные (в основном, сланцевые) проекты должны быть выдавлены с рынка. В первую очередь, речь шла об американских, а заодно и о бразильских, канадских, российских проектах.

Как бы то ни было, по мнению большинства экспертов, в существующем виде ОПЕК себя дискредитировала, так как давно уже не соблюдает собственные квоты. Так, в январе страны картеля, согласно данным самой же ОПЕК, в совокупности добывали более 32 миллиона баррелей в день, тогда как лимит был установлен на уровне 30 миллионов баррелей.

Надежды на заморозку или мертвому припарки

Но в середине февраля ветры подули в другую сторону. По крайней мере, Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла договорились зафиксировать объемы производства нефти на уровне января. Инициатором заморозки была Венесуэла, президент которой Николас Мадуро поспешил назвать соглашение историческим. Он также направил членам ОПЕК и странам-нефтепроизводителям, не входящим в картель, конкретные предложения по стабилизации механизмов ценообразования на нефтяных рынках. По словам Мадуро, необходимо, чтобы рынками и ценами управляли экспортеры нефти, а не спекулянты.

Понятно, что данное соглашение о заморозке уровня добычи может сыграть серьезную роль только в том случае, если его поддержат все без исключения основные игроки на глобальном нефтяном рынке. Пока можно констатировать, что соглашение публично поддержали ряд стран ОПЕК (Эквадор, Алжир, Нигерия и Кувейт), а также Оман, не входящий в картель. Российский министр энергетики Александр Новак утверждает, что соглашение поддерживает 75% нефтедобывающих стран.

Кстати, от Москвы присоединение к соглашению не потребует особых усилий, уверены эксперты. Россия как раз в январе находилась на историческом максимуме добычи и ее цель — хотя бы удержать этот уровень на фоне истощения месторождений Западной Сибири. Альтернатив им пока нет — последним на данный момент запущенным в строй месторождением было Ванкорское в 2009 году. И при нынешних ценах на нефть пуск новых — вопрос явно не ближайшего времени.

Больше всего опасений вызывает позиция Ирана, который после снятия западных санкций начал наращивать добычу и экспорт (только в январе Исламская Республика нарастила добычу на 0,4 млн баррелей в сутки). Примечательно, что на словах Иран, с одной стороны, заявляет о готовности поддержать идею фиксации добычи, с другой — упирает на то, что за годы санкций Запада многое потерял, и теперь имеет право нарастить добычу до предсанкционных уровней.

По подсчетам российского Минэнерго, если рынок не получит новых объемов нефти, как того и предписывает соглашение, дисбаланс спроса и предложения сократится как минимум на 1,3 млн баррелей в сутки, что явно сработает на укрепление барреля. В российских прогнозах уже появляются цены на обозримое будущее в 40-50 долларов за баррель, которые еще совсем недавно смотрелись утопично.

Кстати говоря, в России пока сохраняется бюджет-2016, сверстанный из расчета среднегодовой цены нефти в 50 долларов. И пересматривать его правительство будет, скорее всего, только в апреле. По словам российского министра экономического развития Алексея Улюкаева, базовый сценарий для нового макроэкономического прогноза основан на цене барреля в 40 долларов.

А вот власти Азербайджана, экономика которого также во многом базируется на экспорте углеводородов, уже посчитали реалистичным уровень цен в 25 долларов. Парламент Азербайджана утвердил изменения в госбюджет страны на 2016 год. В скорректированном документе цена нефти взята из расчета 25 долларов за баррель против 50 долларов в первоначальном варианте, который был утвержден в октябре 2015 года.

Затратные нефтепроизводители должны быть ликвидированы!


Как бы то ни было, ликовать и радоваться по поводу первоначальных договоренностей о заморозке добычи «черного золота» явно рано. Рынок уже «переварил» эту новость, и в последние дни февраля баррель, зафиксировавшийся было на рубеже в 35 долларов, опять начал потихоньку дешеветь. А инициаторы соглашения заговорили о том, что продолжат переговоры в марте. При этом не факт, что по их результатам появится какой-то юридически обязывающий документ— пока договоренности носят добровольный характер.
Кстати, уже после достижения соглашения Саудовская Аравия вновь дала понять, что готова продолжать ценовые войны до тех пор, пока американские нефтяные проекты не уйдут с рынка.

«Нефтепроизводители с высокими затратами должны эти затраты снизить или начать привлекать заемные средства, в противном случае они должны быть ликвидированы», — с таким заявлением выступил министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими на прошлой неделе, и добавил: «Это звучит жестко, но это самый эффективный способ сбалансировать рынки».

«Ценовые войны продолжаются и будут продолжаться, так как саудиты крайне обеспокоены американской сланцевой нефтью, — комментирует партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин. — Кроме того, фактически никакого реального соглашения о заморозке добычи нет. Саудиты будут бороться за долю рынка, демпингуя в том числе и в Европе, где развернется конкуренция с российской нефтью».

Как бы то ни было, переговоры продолжатся — другого пути у стран-производителей нефти попросту нет.

«Страны ОПЕК и вне ОПЕК должны действовать быстро для восстановления равновесия спроса и предложения на мировом рынке, иначе ему будет нанесен еще больший ущерб, от которого будет непросто оправиться», — сказал управляющий ОПЕК от Ирака Фалах Алямри. При этом многие эксперты с уверенностью говорят о конце ОПЕК как института и создании нового картеля — уже с участием России.

В то же время и Международное энергетическое агентство, и международное рейтинговое агентство Fitch, почти синхронно обнародовали прогнозы, согласно которым баланс спроса и предложения на рынке будет восстановлен к началу 2017 года, после чего баррель перейдет к росту. Потерпеть осталось недолго!