Турецкий народ, вопреки расхожему представлению, любит колесить по свету, открывать новые места, бросаться на поиски приключений. В Анатолию мы пришли из Средней Азии, и не просто пришли, а обрели здесь родину. Благодаря Мустафе Кемалю Ататюрку у нас есть Турция.

Миграция наших предков из Средней Азии объяснялась экономическими причинами. Засуха и давление Китая заставили одну их часть перекочевать в Европу через Россию, другую — в Анатолию. Этот процесс занял примерно 400 лет. Они строили государства, сталкивались с гонениями, доходившими до массовых убийств (особенно со стороны арабов), но никогда не боялись.

Из-за завоевательной политики Османской империи турки продолжали мигрировать. На одних территориях Центральной Европы они оставались 150 лет, на других — 500 лет, затем снова возвращались назад (или вынуждены были вернуться).

В 1960-х годах они снова начали мигрировать в Европу, прежде всего в Германию, и снова по экономическим причинам. В стране, куда наши люди отправились в качестве рабочей силы, некоторым из них удалось стать работодателями.


После 1980-х годов турки снова отправились в дорогу — на этот раз их интересовали экспорт и инвестиции. Ради своих экономических интересов они подались в те места, которые когда-то проклинали. Они заработали деньги и репутацию. Молодые исламисты-националисты, которые в 1970-х годах выкрикивали лозунги «Коммунисты, в Москву!» и избивали студентов-социалистов, в 1990-х годах, будучи уже в среднем возрасте, устремились в Москву в качестве бизнесменов и установили партнерские связи. В области внешней торговли они стали «братьями» русским. И неважно, что происходит сегодня. Лидеры приходят и уходят, но лишь созданные структуры и построенные отношения действительно имеют значение. Уверен, очень скоро турки снова создадут бизнес с русскими. Не забывайте, все, из-за чего мы пришли к тому, что происходит сегодня (и в России, и в Турции), — это продукт гибридной демократии. В таких демократиях всегда бывает движение в обе стороны.

Столь пространное вступление я сделал потому, что полагаю: в осложнившихся условиях ведения бизнеса в Турции мы опять можем отправиться в путь. В прошлом месяце я посетил Сербию. И попытался соединить все прочитанное и увиденное мной. Я убежден, что в Сербию можно делать инвестиции. Почему?

— Сербия — небольшая страна с населением семь миллионов человек и площадью 88 тысяч квадратных километров.

— 2015 год Сербия завершила с темпами роста 0,8%. Прогноз на 2016 год — 1,8%. ВВП на душу населения — 5,1 тысячи долларов.

— Уровень инфляции — 1,5%, процентная ставка — 6,6%.

— Дефицит текущего счета платежного баланса — 4,7% ВВП. Бюджетный дефицит — 4,1% ВВП.
 
— Уровень участия в рабочей силе — 63%, уровень безработицы — 18,3%.
 
— В 2016 году Сербия заняла 59-е место в рейтинге ведения бизнеса (Турция — 55-е). По сравнению с прошлым годом страна поднялась на девять позиций.

— Согласно докладу МВФ, по свободе ценообразования сербы получили 4 из 4. То есть государство не определяет цену на мясо, хлеб.

— Балл по структурным реформам — 2,3.

— В Сербии низкие налоги. В этой стране удерживается самый низкий подоходный налог в Европе. Ставка — 10%.

— Это страна с самой низкой после Болгарии ставкой корпоративного налога в Европе (15%). Если вы сделаете инвестицию на сумму более 8,5 миллиона евро или примете на работу 100 человек, с вас десять лет не будут взимать налоги.
 
— У Сербии заключены соглашения о свободной торговле со многими странами, в том числе и с Турцией.

После событий, последовавших за распадом Югославии, Сербия заметно выделяется на фоне других стран и понимает это. Поскольку сербы веками жили бок о бок с турками, они нам симпатизируют (заметим, в их разговорном языке используется множество слов турецкого происхождения). Сербия стоит на пороге ЕС. Уверен, она станет членом ЕС раньше нас. А пока этого не произошло, нам нужно прийти в Сербию.