Правительство Китая опубликовало многолетний план превращения страны в мировой центр высоких технологий. Этот план был обнародован на фоне попыток правительства спасти КНР от экономического спада и восстановить быстрый рост экономики. В 2015 году мировые рынки лихорадило из-за того, что китайская экономика столкнулась с замедлением темпов роста. Эта тенденция все еще вызывает опасения перед возможным глобальным кризисом. По данным Всемирного банка, на долю Китая приходится сегодня 16,7% мировой экономики. Темпы роста ВВП в Китае в 2015 году составили 6,9%, что само по себе впечатляет (в США рост ВВП составил 3,52%, в Израиле — 2,6%). Вместе с тем, это самый низкий показатель за минувшие 25 лет.

Пытаясь выбраться из кризиса, Китай обращается к инновациям и технологиям. Правительство КНР заявило, что в ближайшие пять лет страна будет ежегодно выделять 2,5% ВВП на инвестиции в исследования и разработки. Это означает повышение инвестиций в эту отрасль на 20% по сравнению с прошедшими пятью годами. Если учесть, что ВВП Китая составляет 11 триллионов долларов, речь идет о ежегодных инвестициях в размере 275 миллиардов долларов или в общем 1,5 трлн долларов, по консервативной оценке, исходящей из того, что темпы роста ВВП останутся замедленными.

Чего же хочет добиться правительство Китая такими огромными инвестициями? Премьер-министр КНР Ли Кэцян, представивший эту программу в китайском парламенте, говорил об использовании интернета как основы для стимулирования роста экономики. Он объяснил, что внедрение инновационных информационных технологий повысит эффективность всех отраслей экономики КНР, нуждающихся в модернизации и повышения продуктивности, чтобы внести свой вклад в ускорение роста экономики. Кэцян говорил о способности собирать огромное количество информации и использовать ее для продвижения экономики в новейшее время. Он также подчеркнул необходимость внедрения новых технологий в медицине и образовании.

Контроль над интернетом


Значительную часть своей речи премьер-министр КНР посвятил кибернетике. Правительство Китая со всей серьезностью намерено превратить страну в кибернетическую сверхдержаву (в хорошем смысле этого слова), по крайней мере, в китайском представлении. Китай хочет принимать равноправное участие в принятии законов и правил на международном уровне в области передачи информации через интернет, контроля над содержанием сайтов и защиты от атак в киберпространстве.

В рамках озвученной программы правительство Китая планирует усилить контроль над интернетом, внедрить контролирующие механизмы и продвигать «международную, демократическую и прозрачную систему надзора за интернетом» (так было сказано в заявлении). Довольно проблематичная формулировка с точки зрения тех, кто считает свободу слова и пользования интернетом краеугольным камнем интернет-демократии и социальных сетей. Особенно когда об этом говорит правительство, которое в последнее время приняло жесткие меры по ограничению свободы пользования интернетом на своей территории, а также систематически ограничивает использование поисковых систем и социальных сетей и удаляет критику властей Китая или Коммунистической партии КНР.

Принятые в последнее время в Китае законы о пользовании интернетом и о контроле над ним, мягко говоря, не вызвали особенного энтузиазма у международного сообщества и уж точно у бизнесменов и иностранных компаний, работающих в Китае. Заявление премьер-министра о том, что в рамках пятилетнего плана будет усилена борьба против «врагов в онлайн-пространстве, и будет усилен контроль над самовыражением в онлайн-пространстве», а также «усилены законы о киберпространстве и регуляционные меры» вызывает беспокойство о будущем онлайн-пространства не только в Китае, но и во всем мире, который только крепче будет связан с Китаем в обозримом будущем. Уже сегодня законы Китая позволяют властям прибегать к совершенно непропорционально большой силе (с точки зрения западных демократических стандартов) для борьбы с внутренними угрозами режиму. В распоряжении китайского режима есть такие инструменты, как жесткая цензура, полный контроль над технологиями, которые правительство определяет, как жизненно важные для безопасности, и серьезные ограничения гражданских свобод в целом и свободы слова в частности.

Радоваться или волноваться?

Что должен делать остальной мир при виде инициативы китайских властей внедрять инновации — радоваться или волноваться? Трудно сказать однозначно, но совершенно ясно, что нельзя остаться равнодушными перед лицом намерения Китая превратиться в технологическую сверхдержаву, игнорировать которую будет невозможно.

Следует помнить, что технологические сверхдержавы устанавливают стандарты во многих сферах нашей жизни, начиная от мобильных телефонов, передачи важной медицинской информации через сети, защиты киберпространства, безопасности личных данных и т. д. Китайские инвестиции в размере полутора триллионов долларов, в конце концов, могут затронуть каждого из нас, конечных пользователей технологий, которые будут развиваться под влиянием этих денежных средств.

Для Израиля, маленькой страны, но тоже технологической сверхдержавы, это имеет особенное значение. Израильская отрасль высоких технологий уже связана с Китаем рабочими отношениями через массивные рисковые инвестиции, поступившие в последние годы — по некоторым оценкам, не менее 15% от общих инвестиций в израильский хай-тек в 2015 году приходится на долю Китая, а также благодаря стратегическому сотрудничеству и сделкам о слиянии и поглощении израильских компаний. Это не говоря уже о бурном потоке товаров широкого потребления из Китая, начинающих соперничать с качественной продукцией из США или государств Западной Европы, которые мы привыкли покупать. Все, кто связан с высокими технологиями и инновациями в Израиле, должны будут уделить внимание развитию инноваций в далеком Китае, зарождающейся технологической сверхдержаве, которая может войти в полную силу намного раньше, чем мы предполагали.