Несмотря на резкое падение цен на нефть в 2014 году, российская нефтяная промышленность остается весьма жизнеспособной, а объемы добычи — в противовес множеству прогнозов — продолжают устойчиво расти.

Запустив добычу на нескольких новых месторождениях, Россия только в сентябре смогла увеличить объемы добычи нефти примерно на 200 тысяч баррелей в день, установив постсоветский рекорд равный 11,18 миллиона баррелей в день.

Между тем, такую стремительную скорость наращивания объемов добычи невозможно сохранять в течение длительного периода времени. Медленный устойчивый рост добычи нефти будет оставаться нормой до 2020 года. Каким образом стала возможной такая дихотомия роста объемов добычи и резкого падения цен на нефть?

Во-первых, добыча нефти в России является чрезвычайно прибыльным предприятием, которое приносит большой доход до уплаты налогов — гораздо более значительный, чем многие полагают. Во-вторых, налоговый режим для нефтяной промышленности и курс рубля тесно связаны с ценами на нефть, что позволяет нефтедобывающим компаниям получать прибыль и сохранять стабильность почти при любых ценах на нефть.


Стремительное падение цен на нефть, начавшееся с середины 2014 года, со 100 долларов за баррель до примерно 50 долларов сегодня, привело к резкому сокращению инвестиций в глобальную нефтяную промышленность, что в свою очередь повлекло значительное уменьшение активности на местах.

К примеру, число работающих буровых вышек в США сократилось примерно на 75% по сравнению с пиковым периодом в 2014 году. В Канаде (79%), Латинской Америке (54%) и Азиатско-Тихоокеанском регионе (32%) тоже наблюдается значительное снижение буровой активности. Даже на Ближнем Востоке, где Саудовская Аравия пытается закрепить за собой долю на рынке, число работающих буровых вышек уменьшилось на 12% по сравнению с пиковыми значениями 2014 года.

Между тем, Россия, по всей видимости, сумела справиться с этой тенденцией. Хотя капитальные расходы на разведку и добычу нефти уменьшились в долларовом исчислении, это полностью объясняется резким падением курса рубля. В действительности с 2014 года интенсивность буровых работ выросла на 25%, что обусловило устойчивый рост объемов добычи нефти на фоне их сокращения в других странах, не входящих к ОПЕК.

Такое увеличение объемов добычи нефти на фоне снижения мировых цен на нефть застало многих обозревателей врасплох. В декабре 2014 года ОПЕК прогнозировала, что в 2015 году Россию ждет незначительное — примерно на 10 тысяч баррелей в день — уменьшение объемов добычи, тогда как Международное энергетическое агентство говорило о более существенном сокращении примерно на 90 тысяч баррелей в день. Однако в реальности объемы добычи нефти в России выросли на 140 тысяч баррелей в день.

В декабре 2015 года ОПЕК снова прогнозировала снижение объемов добычи в 2016 году, на этот раз примерно на 70 тысяч баррелей в день, а Международное энергетическое агентство полагало, что объемы добычи нефти в России не изменятся. Но в реальности в начале сентября объемы добычи нефти в России превысили уровень в 11 миллионов баррелей в день и на фоне запуска нескольких новых месторождений достигли 11,18 миллиона баррелей в день — это самый высокий уровень с 1989 года, когда Россия еще была частью Советского Союза. Сейчас многие эксперты полагают, что объемы добычи нефти в России продолжат расти, хотя и не с такой высокой скоростью, и к 2020 году достигнут 11,5 миллиона баррелей в день.

Каким образом России удалось опровергнуть прогнозы опытных обозревателей и увеличить объемы нефтедобычи, несмотря на падение цен?

На это есть две причины. Во-первых, в противовес всеобщему заблуждению, добыча нефти в России не является чрезвычайно затратным предприятием. Себестоимость одного барреля нефти, как правило, намного ниже рыночной цены, в результате чего нефтедобывающие предприятия получают значительную прибыль даже при ценах ниже 20 долларов за баррель, хотя большая часть этой прибыли уходит в российский бюджет в виде налогов.

Во-вторых, режим налогообложения нефтедобывающей отрасли и свободно колеблющийся курс рубля тесно связаны с ценами на нефть. Сочетание автоматически регулирующейся налоговой нагрузки и свободный курс рубля становится очень эффективным амортизационным механизмом для операционной маржи нефтедобывающих предприятий.

Сочетание немного более низкой и, таким образом, более стабильной маржи и гораздо более низких расходов на бурение скважин создает на удивление стабильные условия при любых мировых ценах на нефть. По нашим оценкам, прибыльность стандартной вертикальной скважины в Западной Сибири сегодня является такой же — а, возможно, даже выше — как ее прибыльность в июне 2014 года, когда нефть стоила 112 долларов за баррель.

Именно потому, что такой результат — прибыль скважин может быть стабильной, несмотря на резкое падение цен на нефть — противоречит здравому смыслу, опытные обозреватели последовательно недооценивали нефтяной потенциал России в последние несколько лет.

Итак, можем ли мы говорить о том, что рост объемов добычи российской нефти продолжится?

Коротко говоря, учитывая стабильность прибыли и огромные запасы полезных ископаемых, которые еще находятся в недрах земли, объемы добычи нефти в России будут устойчиво и медленно расти в течение как минимум следующих пяти лет. Хотя их рост в любой конкретным год вряд ли будет достаточно значительным для того, чтобы каким-то образом повлиять на ситуацию на мировых нефтяных рынках, другим мировых производителям нефти не стоит надеяться на то, что Россия поможет им, снизив объемы добычи ради укрепления мировых цен.