В конце марта — Лондон, на этой неделе — Санкт-Петербург. Террористы действуют постоянно, кошмару нет конца. Коварные атаки экстремистов не только затрагивают чувство безопасности людей, они все больше становятся также риском для экономической жизни, причем в мировом масштабе. Наряду с гражданскими войнами, такими как в Сирии, и другими военными конфликтами терроризм приводит к убийственному балансу: прошедшие годы стали самыми кровавыми в новейшей истории человечества.


«По всему миру мы наблюдаем рост политических рисков», — говорит экономист Марио Юнг (Mario Jung). Вместе со своими коллегами он проанализировал данные из 159 стран мира и составил индекс политических рисков. Речь идет не только о гуманитарных вопросах, но и об экономическом планировании.


Они составили индекс для страховщика кредитов Coface, который консультирует предприятия при принятии ими решений по инвестициям. Именно для такой страны-экспортера, как Федеративная Республика Германия, оценка таких опасностей является весьма существенной. При зарубежных сделках фирмам требуется безопасность.


Опасности из-за войн и терроризма


«Политические риски имеют большое значение для народного хозяйства и предприятий. Риски в области безопасности непосредственным образом оказывают влияние на деловую активность предприятий», — заявляет Юнг. В этом индексе учитываются опасности из-за войн и терроризма, а также возможность политической и социальной нестабильности. В глобальной перспективе мир похож на пороховую бочку.


По данным Coface, число вооруженных конфликтов с 2007 по 2015 год увеличилось вдвое. Особенно мрачная динамика прослеживается при этом в отношении международного терроризма. «Рост террористического риска в 2,8 раза с 2008 года можно охарактеризовать лишь как драматический», — говорит Юнг. Благополучию угрожают также авторитарные тенденции, проявления раскола общества и популизм.


Особенно стремительно обострилась ситуация в Турции: империя Эрдогана принадлежит, согласно новому индексу рисков, к 26 самым опасным странам мира. Исследователи оценивают эту страну на Босфоре коэффициентом риска в целых 59,8%, причем 100% означают крайне высокий политический риск, а ноль — противоположность. Уже сейчас Турция вплотную приближается к отметке в 60%, что означает «очень высокий политический риск».


Общественный порядок на грани коллапса


«Страна переживает обострение ситуации с безопасностью как во внутренней, так и во внешней политике», — констатирует Юнг. Турецкое государство находится в террористических тисках между ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. перев.) и курдами. Тот факт, что Эрдоган проявил тщеславие и стал участвовать в военных операциях в Сирии, не облегчает дела. Что касается террористического риска, то здесь Турция достигает даже крайней оценки в 100%.


В категории рисков выше Турции находятся такие страны, как Россия и Мексика. К еще большей категории риска относятся лишь государства, в которых идет война или гражданская война и в которых общественный порядок находится на грани коллапса.


Самыми опасными странами мира являются в этом смысле Афганистан, Ирак, Ливия и Нигерия. Наименее подверженными рискам и поэтому самыми стабильными странами являются островные государства Исландия и Новая Зеландия. Япония с ее однородным обществом также выглядит хорошо. Германия занимает место с края среднего поля, хотя исследователи и отмечают в качестве негативного момента, что риск терроризма в этой стране заметно возрос.


Все больше регионов становятся темно-красными


На самом деле перспективы фирм делать успешные инвестиции и тем самым создавать будущее благосостояние, омрачаются не только от Африки до Гиндукуша. И это не только терроризм, который все больше окрашивает на атласе области в темно-красный цвет. У экспертов вызывает, в частности, опасения рост популизма в промышленных странах.


Однако взаимосвязи здесь просматриваются менее отчетливо, чем в случае войн и терактов. Отчасти популизм представляет собой реакцию на существующие общественные перекосы, отчасти он провоцирует новую напряженность внутри общества.


«В западных демократиях популистские программы сопровождаются повышенным политическим риском», — считает Юнг. Популизм, по его словам, затрудняет принятие взвешенных и ориентированных на консенсус решений, что характерно для демократических обществ. Однако он ограничивает возможность того, чтобы зрелые демократии смогли бы часто находить механизмы для ограничения ущерба.


Большие опасности по всей Европе


Так, избрание Дональда Трампа наверняка привело к всплеску популизма в Соединенных Штатах. В то же время система институтов США создает буферную зону для отчасти экстремальных планов Трампа. «Заблокированные выпады в области миграции и здравоохранения однозначно свидетельствуют о том, что существует работающий баланс власти, даже если в Белом доме сидит популист», — заявляет экономист.


Также и в Европе трудно распознать четкую взаимосвязь между популизмом и экономическим спадом. По оценке ученых, к странам с наиболее сильными популистскими тенденциями относятся: Великобритания, Франция, Австрия, Нидерланды и Швейцария.


Однако во всех этих странах такие индикаторы конъюнктуры как рост экономики или доверие потребителей являются стабильными или даже несколько улучшились в последнее время. И все же опасности остаются. Соединенное королевство стало после решения по Брекситу более расколотой страной чем прежде, уже единственно потому, что Шотландия не хочет поддерживать курс англичан.