Когда Валерия Гонтарева говорит об аппарате, который она как глава Национального банка Украины возглавила более двух лет тому назад, то не употребляет никаких лестных формулировок. Она говорит тогда о «средневековых монстрах».

Президент Петр Порошенко после революции Майдана 2014 года поручил ей перестройку центрального банка. Этот аппарат много сделал, чтобы запугать реформаторов. Гонтарева хотела уволить начальника отдела кадров, но он просто остался сидеть с тем объяснением, что еще ее предшественник не смог от него отделаться, а у него было при этом «17 телохранителей и 20 собак», издевался чиновник.

Ее заместитель, отвечающий за стратегическое новое направление, был вынужден в течение двух недель работать в столовой. Управленцы уверяли, что просто не удалось найти для него свободного кабинета.

С 13 тысяч сотрудников до пяти тысяч

Однако люди Гонтаревой все же сломили сопротивление старой системы, по крайней мере в рамках этого банка. Они превратили раздутого колосса — с 13 тысячами сотрудников — в ячейку современного центрального банка по западному образцу. Число сотрудников еще составляет пять тысяч. В 2020 году должно остаться две тысячи сотрудников.

Это принесло Гонтаревой признание экспертов и политиков на Западе. «Она вычистила коровник», — говорит Томас Фиала (Tomas Fiala), проживающий в Киеве инвестбанкир из Чехии. «Национальный банк Украины является флагманом в реформах на Украине», — говорит Роберт Кирхнер (Robert Kirchner) из группы немецких советников на Украине, которая в течение нескольких лет тесно сотрудничает с Национальным банком Украины.

В украинских СМИ совершенно другой «Гонтарева уничтожила доверие Украины в банковскую систему«, — говорится, к примеру. Или: «Она убивает любое доверие к гривне». Многие граждане считают Национальный банк Украины виновным в падении национальной валюты. До революции один доллар стоил восемь гривен, сегодня это 26 гривен. Только 2,8% граждан доверяют главе Национального банка Украины. 


Нападения на нее острые, порой жестокие: глава националистической «Радикальной партии», которая все же представлена как фракция в парламенте, требует «крови руководства Национального банка Украины», потому что оно разрушило банковскую систему страны.

В понедельник Гонтарева объявила о своем уходе. Официально она заявила: «Моя миссия выполнена». В разговоре с SPIEGEL ONLINE несколько дней назад она, однако, дала понять, что не рассчитывала на столь сильное давление. «Возможно, я была несколько наивна».

Наконец в центре внимания оказалось также ее прошлое. До ее назначения фирма Гонтаревой ICU в Киеве вела дела с олигархами. Одним из самых тесных партнеров был тогда нынешний глава страны Порошенко.

Является ли эта история успеха железной реформаторши все же лишь еще одним примером коррупции и групповщины? Не ходит ли Украина по кругу?

Среди экспертов у Гонтаревой хорошая репутация, потому что Национальный банк Украины впервые действует независимо от интересов политиков и олигархов. Он проводит современную денежную и валютную политику, как и Европейский центральный банк или американский Федеральный Резерв. И, напротив, предшественники Гонтаревой хотели прежде всего оставить стабильным обменный курс гривны.


Хотя это и обещало населению стабильность, тем не менее страна двигалась по направлению к банкротству. С апреля по ноябрь 2013 года при тогдашнем президенте Викторе Януковиче сгорели таким образом 15 миллиардов долларов, в пересчете 8% всей производительности украинской экономики.

Банки-«зомби», «стиральные машины» и «пылесосы»

Когда после революции Майдана на востоке Украины разгорелась война, для многих в украинском руководстве это стало долгожданным поводом, чтобы отложить реформы до лучших времен. «Мы вынуждены проводить реформы только одной рукой. Другой рукой мы должны держать на дистанции нашего враждебно настроенного соседа», — жаловался президент Порошенко в 2015 году. Он имел в виду Россию.

Центральный банк Порошенко доказал, что можно было и по-другому. Гонтарева привела с собой молодых финансовых экспертов, сделавших до этого карьеру в крупных западных банках. Они принесли с собой то, чего политике на Украине так часто не хватает: компетентность, стратегию и необходимую решительность. Быстрыми темпами они перепахали разбитый банковский сектор. В течение двух лет Национальный банк Украины закрыл 87 банков, то есть каждый второй украинский денежный институт.

Банковская сфера срослась, частично она подорвана организованной преступностью. Об этом свидетельствует терминология, при помощи которой центральный банк классифицировал закрытые банки: там речь идет о банках-«зомби», о «стиральных машинах» и «пылесосах».

«Зомби» являются активными финансовыми институтами только по вывеске. В большинстве случаев стоящие за ними люди уже давно сбежали с деньгами вкладчиков.

«Стиральные машины» существовали для того, чтобы скрыть происхождение денег из криминальных источников.

Самые большие неприятности доставляют «пылесосы», банки украинских олигархов. Они собирают деньги вкладчиков, однако кредиты выдают почти исключительно фирмам тех же олигархов. Согласно статистике Национального банка Украины, такие инсайдер-кредиты составляют более трети всех выданных на Украине ссуд.

Хотя, например, в «ПриватБанке», который в декабре 2016 года стал государственным, счета имеют более десяти миллионов украинцев. Но каждый второй кредит банка пошел фирмам, которые принадлежат самому владельцу банка. Его имя Игорь Коломойский, он — один из самых богатых людей страны.


Как осушить это болото

Многие олигархи так никогда и не выплатили эти кредиты своим собственным банкам. Они надеялись, что политики все равно спасут эти банки — из страха перед гневом мелких вкладчиков. Доля проблематичных кредитов в двадцати крупнейших банках составляет 53%.

В случае с также перешедшим в государственную собственность банком «Надра» эта доля составляла даже 88%. В момент его банкротства банк «Надра» задолжал Национальному банку Украины 500 миллионов долларов. Бывший владелец Дмитрий Фирташ в настоящее время находится в Вене, где борется против объявленного заявления о его выдаче США.

Министерство внутренних дел обвиняет олигархов в том, что они потратили на свои фирмы стабилизационный кредит центрального банка в размере почти 200 миллионов долларов.

Фирташ просто «записал эти кредиты как часть своего состояния», — говорит Гонтарева. Просто у него были хорошие отношения с прежним главой центрального банка.

Очевидно, что прямой доступ к политике себя оправдывает: государственный фонд страхования частных вкладов занялся изучением структуры кредитов 87 закрытых банков. Их объем составляет в пересчете почти 20 миллиардов долларов. Половина суммы приходится на 600 человек.

«Большинство из них сидят в парламенте», — говорит Юлия Берещенко. Она 15 лет проработала в лондонском Сити, однако последние 14 месяцев провела в Киеве, как сотрудница страхования вкладов. По ее словам, украинский банковский сектор никогда не выполнял свою непосредственную функцию. Кредиты оседали не в фирмах с хорошими идеями или эффективным менеджментом, а всегда у олигархов, имеющих самые лучшие связи в политике. «Гонтарева заложила фундамент, чтобы после двадцати лет это наконец-то изменилось», — говорит Берещенко.

Однако в середине марта она также ушла в отставку, после того, как она попыталась в суде вернуть для государства средства зарубежных филиалов 87 закрытых банков. В большинстве случаев Берещенко проигрывала. На Украине уже давно назрела также и реформа юстиции.

Возьмут ли миллиардеры реванш?

Олигархи создали фронт против центрального банка и его главы даже на Западе. Один из числа сверхбогатых — бизнесмен Сергей Тарута — остановился в конце января в отеле Steigenberger, рядом с ведомством канцлера. В Берлине он хотел встретиться с депутатами бундестага. Тарута съездил также в США. В его багаже была брошюра с захватывающим заголовком «Гонтарева — опасность для экономической безопасности Украины». В Вашингтоне он раздавал этот памфлет участникам одного заседания Международного валютного фонда. МВФ с 17,5 миллиардами долларов является важнейшим спонсором Украины.

Отставка Гонтаревой является первым успехом олигархов. Ее преемник еще не назначен. Эксперты опасаются, что президент Порошенко может назначить аппаратчика старого пошиба — и тем самым вернуться за два года по следующих президентских выборов к популистской политике центрального банка.

В политических кругах Киева идут дискуссии о понятии targeted financing — целевое финансирование. Национальный банк Украины должен будет в будущем стратегически важные фирмы и сектора финансировать напрямую, чтобы раскрутить экономику.

Эта практика является спорной. Она подвержена разного рода влиянию, политиков, промышленных интересов, а на Украине и то, и другое по-прежнему тесно переплетено между собой. Немецкая группа советников предостерегает от «шага прямо в прошлое»: что деньги будут, как и раньше, переводиться только инсайдерам, и что конкуренция и экономическое развитие потерпят поражение.

Валерия Гонтарева закачала на свой мобильный телефон фотографию. Она показывает, почему она больше не хочет выполнять эту работу. На фотографии виден гроб и кукла, похожая на Гонтареву. Украинские националисты оставили его на ступенях перед входом в здание центрального банка в Киеве. Они входят в группу, близкую к одному украинскому олигарху.

«Эти люди, — говорит Гонтарева, — готовы ради своих мелочных деловых интересов разрушить фундамент стабильной Украины».