Российский газовый монополист уже подписал соглашение с европейскими партнерами о его финансировании. Эксперты не исключают, что проект может быть реализован и рассказали, что нужно сделать нашей стране, чтобы этого не произошло.


Кремль продолжает реализовывать свою программу раскола Европы и формирования инструмента супер-давления на Украину, без завладения которой его главный план — воссоздание Российской империи — никак не удается реализовать. То, что это происходит, подтверждает новость от Газпрома, главного козыря Москвы во всех ее устремлениях: ведь Москва пытается реализовать свои амбиции путем проверенного временем механизма — кто обладает энергоресурсами и их поставкой, тот и контролирует мировую геополитику.


24 апреля российский монополист и его европейские партнеры подписали соглашение о финансировании «Северного потока-2». Французская Engie, австрийская OMV, нидерландско-британская Royal Dutch Shell, немецкие Uniper и Wintershall предоставят единственному акционеру «трубы», которым является Газпром, долгосрочное финансирование в объеме 50% от стоимости проекта, который оценивается в 9,5 миллиарда евро. Вклад каждой из компаний составит до 950 миллионов евро.


«Финансовые обязательства европейских компаний подчеркивают стратегическую важность проекта "Северный поток-2" для европейского газового рынка, содействие конкурентоспособности, а также среднесрочной и долгосрочной энергетической безопасности, особенно в условиях прогнозируемого снижения внутриевропейской добычи», — с гордостью отрапортовал Газпром. В Европе пока на эту новость не отреагировали, хотя основания для этого есть.


Ветер «северный», умеренный до сильного


Проект «Северный поток-2», близнец «Северного потока-1», который уже действует — правда, его мощности используются лишь наполовину — предполагает строительство двух ниток газопровода общей мощностью 55 миллиардов кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море до Германии. Запустить «поток» планируется в 2020 году.


Эти трубопроводы лишают Украину газотранзитной значимости, а также угрожают энергобезопасности ряду стран Центральной и Восточной Европы, в первую очередь, Польше, Венгрии, Словакии — они просто вылетят из транзитных энергопотоков Евросоюза. Ущербы будут колоссальными — Словакия потеряет 0,8 миллиарда долларов, Польша — 0,4 миллиарда долларов, наша страна — 2 миллиарда долларов.


По оценкам главы Нафтогаза Андрея Коболева, этот газопровод никоим образом не способствует диверсификации поставок топлива в ЕС, о чем постоянно талдычит Газпром. и не обеспечивает Евросоюзу доступ к новым источникам газа. Коболев считает, что реализация проекта «Северный поток-2» приведет к тому, что пункты вхождения российского газа в ЕС будут почти полностью сконцентрированы в Германии. Однако имеющиеся газопроводы между севером Германии и странами Центральной и Восточной Европы не имеют достаточных мощностей, чтобы доставить нужные объемы газа в восточные европейские регионы.


В этом контексте потеря транзита — лишь часть проблем для Украины. Дело в том, что на сегодня Словакия является главным поставщиком реверсного газа нашей стране. Фактически это выглядит так — часть российского газа, который мы транзитируем, возвращается словацкой стороной нам согласно заключенному договору. И если в нашей ГТС газа не будет, то и возвращать будет нечего.


Главным поставщиком российского газа в Европу, если будет реализован «Северный поток-2», станет Германия. Ее мощностей для осуществления реверса на Украину с началом работы «Северного потока-2», что спровоцирует рост конкуренции на рынке за поставки по Европе, не хватит. Это грозит Украине подорожанием голубого топлива, а также вероятностью вынужденного возобновления газовых переговоров с Россией. То есть, риски немалые.


В данной ситуации очень странно выглядит поведение ЕС. Несмотря на уверения, что Европа поддерживает Украину в ее противостоянии агрессии России, и не видит нашу страну никем иным, как главным транзитером российского газа в ЕС, на самом деле все обстоит несколько иначе. Как только в сентябре 2015 года Газпром и компании Shell, OMV и E.On. подписали соглашение о создании совместной проектной компании по строительству «Северного потока-2», антимонопольное ведомство Польши UOKiK высказалось против и сообщило о своей позиции в Еврокомиссию. В ЕС информацию взяли к сведению и предупредили — несмотря на то, что проект коммерческий — Россия и Германия не будут подписывать в случае его реализации межгосударственный документ, он должен полностью соответствовать правилам Третьего энергопакета.


Газпром и его партнеры призадумались и решили переформатироваться. Соглашение акционеров было расторгнуто, «Товарищи» занялись поиском выхода из ситуации. Главной проблемой было финансирование — Россия проект не потянет, а международные банки брать на себя гарантии такой миллиардной ответственности, особенно с учетом санкций, не хотели.


Тем временем, Еврокомиссия — раз СП не будет — заявила, что «Северный поток-2» не подпадает под действие главного энергетического законодательства ЕС, к тому же он проходит не по территории стран-членов ЕС, а исключительно по морской акватории, и предложила главам государств Евросоюза высказать свое мнение относительно строительства нового газопровода в Европу — «чтобы реализация проекта не велась в условиях правового вакуума». И это несмотря на то, что дважды в Еврокомиссию свои возмущения по поводу «Северного потока-2» направляли Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Хорватия, Греция, Литва, Латвия и Эстония, к ним присоединилась и Украина…


Еще один важный момент — последнее решение Еврокомиссии, которое выглядит как благосклонное по отношению к Газпрому, совпало с «мировой» со стороны российского газового монополиста в расследуемом ЕК деле об антиконкурентной деятельности Газпрома в Евросоюзе. Российский монополист, которому угрожали многомиллионные штрафы — его вина была доказана — пошел на попятную и согласился не препятствовать реэкспорту своего газа, обязался отказаться от нерыночных преимуществ, не предъявлять претензии Болгарии в отношении провала проекта «Южный поток», а также пересмотреть цены для ряда потребителей, привязав их к стоимости топлива на западноевропейских хабах.


Кстати, потери Газпрома от таких уступок, по выводам экспертов, будут куда менее болезненны, чем финансовые санкции ЕС. Да и отыграть он их сможет, увеличив прокачку топлива в Европу, что гарантируют его проекты, в том числе «Северный поток-2». То есть, Еврокомиссия пошла на компромисс с Россией — как говорится, ничего личного, только бизнес. Сейчас уже поговаривают о том, что осенью, скорее всего, ЕК сдастся и даст добро очередному «Северному».


Президент центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар считает, что вряд ли Еврокомиссия конкретно даст разрешение на «Северный поток-2», она просто самоустранится. «Еврокомиссия просто умоет руки. Отдельные элементы в ее действиях говорят об этом. Под предлогом того, что это — бизнес-проект и проходит он по морской акватории, не по территории стран-членов, когда должны соблюдаться нормы Третьего энергопакета, Еврокомиссия не будет ни одобрять, ни запрещать. ЕК могут предъявить претензии, что она не вправе ставить барьеры на пути предпринимательской инициативы. А с учетом того, что есть группа стран, которые выступают против активно — страны Балтии и Польша, но есть и страны, которые пассивно выступают против — страны Скандинавии, Венгрия и та же Словакия, Еврокомиссия может найти Соломоново решение — консенсуса нет, а значит пусть бизнес решает сам. И это очень — по-европейски», — отметил эксперт. Но что делать в данной ситуации Украине, потери которой при таком раскладе будут самыми серьезными?


Принципиальная позиция — иначе нельзя


В первую очередь Украине необходимо активизировать взаимоотношения с теми странами, которые являются фигурантами «Северного потока-2». Трубопровод должен пройти через исключительные территории (прибрежные воды) Швеции и Дании, которые до сих пор высказывались в отношении проекта неоднозначно. А их мнения куда более весомы при принятии решений в ЕС, чем не совсем услышанных до сих пор аргументы противников «потока». Именно в этих двух странах необходимо активизировать пропаганду в хорошем смысле этого слова против российской трубы.


Пояснить, чем угрожает Балтийскому региону наращивание влияния Россией, которая уже сейчас устраивает там провокации. А чем это может закончиться, хорошо видно на примерах Грузии, Молдавии и Украины. Между тем, по словам Гончара, хотя Украина и выступает против «Северного потока-2», и в этом вопросе очень активную позицию занимает Нафтогаз, но мы — вне формата Евросоюза, поэтому, в первую очередь, должны потребовать у Еврокомиссии соответствующие консультации.


«В статье 274 Соглашения об ассоциации с ЕС такой диалог четко прописан: стороны должны учитывать интересы друг друга, их потенциальные возможности при реализации программ и проектов в различных сферах экономики. То есть, ЕС обязан с Украиной проконсультироваться прежде, чем давать добро на "Северный поток-2". Тем более, что у Украины профицит транзитных возможностей. Суть наших консультаций нужно сводить к следующему — ЕС должен обеспечить максимальную эксплуатацию нашей ГТС, что в интересах и Европы, а своим неприпятствованием реализации "Северного потока-2" нашей стране будет нанесен огромный ущерб. А если дадут старт проекту "Северный поток-2", то ЕС будет выглядеть как гибридный союзник России», — подчеркнул Гончар.


Но помимо консультаций, по мнению эксперта, Украине необходимо выработать альтернативные предложения. То есть, какие условия для реализации проекта можно выставить России. Первое условие — Россия может строить новые инфраструктурные энергообъекты только после того, как вернется в международное правовое поле — уйдет с территории Крыма и Донбасса, то есть, после восстановления территориальной целостности Украины. До тех пор проект «Северный поток-2» должен находиться в санкционном списке Евросоюза. Второе условие — Россия должна положительно решить вопрос пропуска центрально-азиатского газа транзитом через свою трубу и далее через ГТС Украины в Европу. Причем это будет в интересах ЕС, которая который год добивается диверсификации поставок топлива. Третье условие — Россия должна допустить к экспортной трубе независимых производителей газа и предоставить им свободный доступ на европейский рынок. Тогда они смогут воспользоваться ГТС Украины, в то время, когда Газпром будет поставлять газ через «Северный поток-2».


«Это — те механизмы, которые можно было бы задействовать и которые Еврокомиссия могла бы выложить на стол переговоров с Россией. И они бы сработали, причем и в пользу Украины, и Европы. Но думаю, что политической воли на это у Еврокомиссии не хватит. Однако, в любом случае, России победно бить в гонг слишком рано», — сказал Гончар. При этом он добавил, что еще очень важно по «газовому» вопросу активно работать с американцами. «Ведь двигатель санкций против России — именно США. А там как раз сейчас разработаны два законопроекта об усилении санкций против России, причем с разделом об энергетике, чего раньше не было. Причем они могут очень серьезно ударить по энергетическому сектору России. Это для нас сейчас очень важно», — подытожил Гончар.