На юге Сибири пять гидроэлектростанций группы компаний EN+Group производят чистое электричество, которое обходится примерно в шесть раз дешевле обычного топлива. Эта энергия затем используется на алюминиевых заводах на берегах реки Ангары, которая вытекает из озера Байкал.


Несмотря на то, что по объемам вырабатываемой энергии EN+ находится на первом месте среди частных гидроэнергетических компаний в мире, она не собирается останавливаться на достигнутом. «Мы ожидаем, что потребности региона в энергии вырастут, и мы готовы их удовлетворить», — заявил генеральный директор EN+ Максим Соков, сославшись на новые промышленные проекты в этом районе, среди которых есть предприятия по добычи золота и меди, а также перерабатывающие заводы.


Однако такие истории, как история группы EN+, которая, по словам г-на Сокова, завершает разработку программы по повышению производительности, являются большой редкостью в России, обладающей огромным потенциалом для выработки экологически чистой энергии. Однако препятствий на пути к этой цели тоже немало.


Тот факт, что в России на возобновляемые источники энергии приходится только 3,6% общего объема вырабатываемой энергии, резко контрастирует с глобальным подъемом в использовании «зеленых»технологий, на долю которых в 2014 году пришлось 18,3% мирового производства энергии, о чем свидетельствуют данные Международного энергетического агентства. В таких странах БРИК, как Китай и Бразилия, на долю возобновляемых источников приходится 25% и 45% потребляемой там энергии соответственно.


Такой разрыв во многом объясняется исторически сложившейся зависимостью России от огромных запасов горючих ископаемых и политическим влиянием государственной нефтегазовой индустрии. Такая ситуация мешает вложению миллиардов долларов, необходимых для разработки новых технологий и создания инфраструктуры, которая могла бы связать производителей чистой энергии с потребителями в стране, которой принадлежит одна восьмая часть суши на планете.


Между тем эта проблема не остается без внимания. Министерство энергетики поддержало доклад Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, где говорится, что к 2030 году доля возобновляемой энергии в общем энергопотреблении может составить 11,3% — эта цифра в два раза превышает официальный прогноз в 5%.


В октябре прошлого года президент Владимир Путин заявил: «Человечество движется в сторону "зеленой" энергетики — это, безусловно, генеральный путь развития, правильный путь».


«Начинается пробуждение, они начинают понимать, — отметил генеральный директор Международного агентства по возобновляемым источникам энергии Аднан Амин (Adnan Amin) после встречи с заместителем премьер-министра Аркадием Дворковичем и министром энергетики Александром Новаком. — На политическом уровне у нас есть серьезная поддержка».


Заместитель министра энергетики Адрей Текслер сказал: «Теперь возобновляемые источники энергии рассматриваются не как альтернативные, а как традиционные. Мы смотрим в будущее». Он также сделал акцент на огромном потенциале энергии солнца и ветра в России.


Однако исправить эту непростую ситуацию сложнее, чем признать существование проблемы. Главная проблема России в этой сфере — ее серьезная зависимость от нефтегазовой промышленности, которая приносит примерно 15% ВВП, 35% доходов в федеральный бюджет и 60% доходов от экспорта.

Сброс воды на Бурейской ГЭС


Ведущие нефтегазовые группы «Роснефть» и «Газпром» принадлежат российскому государству и зачастую рассматриваются как отдельные правительственные ведомства. Во многих западных странах снижение объемов добычи природных ресурсов и рост издержек подстегнули инвестиции в возобновляемые источники энергии. В России правительство оказывает помощь и предоставляет различные льготы «Роснефти» и «Газпрому», и недавно эти российские гиганты получили добро на добычу ресурсов в Арктике.


«Учитывая нынешнюю структуру энергетического рынка в России, заниматься возобновляемыми источниками энергии там невыгодно… Как можно честно конкурировать в стране, где газ практически бесплатный?— говорит г-н Амин. — Однако скоро они тоже придут к этому… Скоро Россия столкнется с необходимостью отказаться от субсидий нефтегазовой промышленности».


Кроме того, отсутствие общенациональной энергосистемы мешает инвестициям в крупномасштабные проекты по выработке зеленой энергии, такие как ветровые электростанции и новые гидроэлектростанции, которые становятся рентабельными только в том случае, если к ним подключено достаточное число потребителей электроэнергии.


Крупнейшие российские электросетевые компании тоже принадлежат правительству. Это препятствует потоку частных инвестиций в инфраструктурные технологии и зачастую приводит к тому, что новые инициативы увязают в бюрократических процедурах.


Промышленные города, построенные в советский период в центральных и восточных районах России, до сих пор зависят от электростанций, работающих на угле, тогда как в деревнях и удаленных районах ежегодно в электрогенераторах сжигается дизельное топливо на сумму примерно в 2 миллиарда долларов.


Однако самым важным фактором, мешающим инвестициям, возможно, является двухлетняя рецессия, которая опустошила государственный бюджет. Правительству нелегко найти 15 миллиардов долларов, которые, по мнению экспертов Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, нужны для строительства ветряных турбин и других объектов инфраструктуры, которые позволили бы реализовать огромный «зеленый» потенциал России.


Эксперты агентства заявляют, что рабочие места, созданные этими инвестициями, частично возместят расходы. Это также откроет возможности продажи чистой энергии южным соседям России, в том числе в Китай и Монголию, что также принесет дополнительную прибыль.


EN+ предлагает обнадеживающие перспективы. Общая рентабельность гидроэлектростанций этой группы составляет 81% — только китайская государственная монополия производит более доходную гидроэлектроэнергию.


В 2010 году, когда в результате аварии конкурент EN+ сошел с дистанции, эта группа в течение всего одного года увеличила объемы производимой энергии на столько, сколько работающие на угле станции могут выработать в результате сжигания 10 миллионов тонн угля. Г-н Соков отметил: «Мы не считаем, что наш рост сдерживается отсутствием спроса».