ШАНХАЙ — Вот уже около четырех десятилетий в Китае продолжается быстрый экономический рост. Но один мощный источник роста еще не полностью задействован: урбанизация. Сейчас потенциал мегаполисов как двигателя динамизма и повышения благосостояния наконец-то начинает привлекать к себе должное внимание.


В течение последнего десятилетия Китай работает над переходом от производственной модели роста, основанной на недорогой рабочей силе, к инновационной модели с более высокой добавленной стоимостью, в основе которой лежит высокая производительность. Урбанизация будет иметь решающее значение для содействия этому сдвигу, не в последнюю очередь за счет эффекта масштаба.


В настоящее время, хотя Китай занимает первое место в мире по населению и второе по объему экономики, только половина людей живет в урбанизированных районах, и менее 10% постоянно проживают в мегаполисах. А уровень урбанизации в стране остается значительно ниже среднемирового.


Рост в мегаполисах Китая — крупных городах с населением более десяти миллионов человек — долгое время был сильно ограничен жестким государственно-административным делением и планирующими организациями. Действительно, в ходе быстрой индустриализации мегаполисы зачастую были не столь успешны по сравнению с городами меньшего размера (которые в основном избежали таких ограничений) — по части накопления производительного капитала, привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) и проявления предпринимательского духа.


В 1990-х годах небольшой город Куньшань стал ведущим центром Китая по производству электронной продукции. Интегрируясь в глобальные цепочки поставок, небольшие города в провинции Гуандун, в том числе Дунгуань, Хуэйчжоу, Шунде и Чжуншань, сыграли решающую роль в утверждении Китая как «Фабрики мира».


Но, хотя успех небольших городов достоин всяческого уважения, именно мегаполисы Китая обладают наибольшим потенциалом стимулирования будущего роста производительности — и, следовательно, роста ВВП. До сих пор в Китае насчитывалось всего четыре города «первого уровня» (с населением более 20 миллионов человек): Пекин, Шанхай, Гуанчжоу и Шэньчжэнь.


Учитывая численность населения и объем экономики Китая, это не так много. И, по сути, нет оснований полагать, что эти мегаполисы достигли своего потенциала с точки зрения населения или вклада в экономический рост. Более того, в Китае есть много динамичных городов второго уровня, таких как Чэнду, Тяньцзинь, Ханчжоу, Ухань и Сучжоу, которые могут получить статус первого уровня, если им предоставить шанс.


Чтобы максимально повысить потенциал городов Китая, правительство должно быть гораздо более адаптивным и гибким, особенно в том, что касается его чрезмерно строгого контроля над коэффициентами развития земли в городах. В частности, Китай должен отказаться от своей системы квот на землю, которая не только ограничивает площадь земли, которую могут осваивать города для будущего роста производительности, но и выделяет непропорционально большую часть земли на заводы. В противном случае урбанизация будет продолжать повышать и без того высокую стоимость жилья, но будет недостаточно эффективна для обеспечения устойчивого роста и развития.


Хорошая новость заключается в том, что местные органы власти уже работают с центральным правительством для смягчения или даже устранения существующих административных ограничений. В Китае административно определенные границы городов включают как городские, так и сельские юрисдикции, и последние — называемые «уезд» — занимаются главным образом сельским хозяйством. Например, около половины административной юрисдикции Шанхая в 6340 квадратных километров (2448 квадратных миль) — это сельская местность.


В настоящее время местные органы власти вводят так называемую конверсию уезда в район, чтобы расширить городские районы на сельские юрисдикции. Такие усилия, которые широко поддерживает центральное правительство, позволят увеличить объемы строительства жилья, а также промышленную и коммерческую экспансию.


Еще одна стратегия для ускорения перехода Китая к урбанистической модели роста — расширение роли городских кластеров, использующих силу городов первого уровня для стимулирования роста в менее развитых районах. С экономической точки зрения, дельты рек Янцзы и Чжуцзян, — в которые входят такие мегаполисы, как Гуанчжоу, Шанхай и Шэньчжэнь, — несомненно, наиболее важные из этих городских агломераций, и они призваны повысить производительность труда в будущем за счет эффекта масштаба и взаимодополняемости.


И в этом вопросе руководство Китая также уже держит руку на пульсе. В марте этого года премьер-министр Китая Ли Кэцян объявил о планах развития кластера городов в районе Большого залива Гуандун-Гонконг-Макао, который включает девять городов, включая Гуанчжоу и Шэньчжэнь, а также особые административные районы Гонконг и Макао.


С 2010 по 2016 год годовой ВВП Большого залива возрос с 5,42 триллионов юаней (820 миллиардов долларов США) до 9,35 триллионов юаней (1,42 триллиона долларов США), что делает его третьей по величине городской экономикой в мире после Токио и Нью-Йорка. Тем не менее население Гуандун-Гонконг-Макаосского района Большого залива быстро растет, а его ВВП на душу населения более чем в два раза ниже, чем в Токио, что говорит о том, что его потенциал далеко не исчерпан.


Более того, лидеры Китая, похоже, присматриваются ко второй большой области, расположенной вокруг залива Ханчжоу, которая, поскольку он пересекается с дельтой реки Янцзы, может в значительной степени интегрироваться с этим и без того процветающим регионом. Такой кластер мог бы охватить прибрежный мегаполис Шанхая, а также еще десять важных городов в провинциях Чжэцзян и Цзянсу. Он будет включать в себя порты мирового класса, такие как порт Нинбо-Чжоушань (самый активно работающий в мире, по суммарному тоннажу грузов). И в него войдут две из одиннадцати существующих в Китае зон свободной торговли. Результатом станет прибрежная область масштаба Сан-Франциско и Токио.


Темпы экономического роста в Китае за последние четыре десятилетия были беспрецедентными. Но Китай еще не достиг статуса богатой страны. По мере модернизации своей экономики, чтобы она в большей мере была основана на знаниях и технологии, он снова использует свои сильные стороны. И нет тому лучшего примера, чем нынешние усилия по использованию потенциала мегаполисов.

Запрещенные в России организации