Традиционно российская экономика очень сильно зависела от экспорта нефти, но сейчас постепенно все большую роль играет сельское хозяйство. «Страна ищет новый двигатель роста», — говорит Владимир Миклашевский, экономист Датского банка (Danske Bank).


После трех трудных лет под торговыми санкциями экономика России сейчас пытается снова прийти в норму. Экономика растет, и потребители вновь осмеливаются тратить деньги.


«Но сегодня потребляется не так много импортных товаров, и граждане меньше ездят за границу», — говорит Владимир Миклашевский, экономист Датского банка, который в эту среду представил свой экономический прогноз.


Банк долгое время предсказывал 1,2%-ый рост для России в этом году. Во втором квартале реальный рост составил 2,5%, и Миклашевский говорит, что ему, видимо, нужно пересмотреть прогноз в большую сторону.


«Если не случится никаких геополитических неожиданностей, мы, вероятно, можем ожидать 2%-ого роста в следующем году. Тогда можно будет сказать, что Россия достигла своего полного потенциала роста».


Чтобы экономика еще выросла, нужно, по мнению Миклашевского, больше инвестиций: одного потребления недостаточно. Хотя рост и увеличивается, ему все равно еще далеко до 7% начала 2000-х годов.


В первую очередь подъем переживают сельское хозяйство и пищевая промышленность. По словам Миклашевского, сельское хозяйство становится необходимым противовесом сильной зависимости страны от экспорта энергии. До сих пор цены на нефть были абсолютным определяющим фактором для российской экономики, и низкая стоимость нефти оказалась источником проблем для государственных финансов.


«Россия стала крупнейшим в мире экспортером зерновых и важным производителем свинины, причем существенная часть идет на экспорт в Китай».


То, что дела у российского сельского хозяйства идут все лучше, связано, по словам Миклашевского, отчасти с тем, что российские ответные санкции препятствуют импорту многих продуктов питания, а также с тем, что еще до санкций этот сектор стали финансировать на выгодных условиях в рамках различных программ.


Российский рост в некоторой мере тормозится тем, что страна проводит жесткую денежно-кредитную политику, так как Центральный банк и правительство хотят сдержать инфляцию. Сейчас инфляция составляет 3,3%, то есть находится на самом низком уровне за все время с момента распада Советского Союза. Цель Центробанка — 4%, и поэтому ожидается, что он в пятницу понизит ключевую процентную ставку с 9 до 8,5%.


«Реальная процентная ставка в России — самая высокая в мире, поэтому предприятиям очень дорого обходятся займы».


По словам Миклашевского, самые большие риски для российской экономики — геополитические. Один из факторов ненадежности — отношения между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным.


«После американских президентских выборов царило что-то вроде „трамповой эйфории". Трампа считали человеком Путина и исходили из того, что санкции скоро отменят. Сам же я никогда не ждал быстрой отмены санкций».


Свою точку зрения Миклашевский основывает в том числе на американской системе сдержек и противовесов, в рамках которой Конгресс и Верховный суд не дают президентской власти стать слишком большой. В результате Трамп в августе вынужден был подписать закон, который ограничивает его возможности самостоятельно отменить санкции.


«Теперь скорее нужно наоборот ждать новых санкций».