В ноябре Министерство экономики Латвии составило список из 303 крайне необходимых для страны профессий. Эти специалисты, инженеры и врачи, астрономы и химики, либо уже исчезли, либо исчезнут в ближайшие годы — если не начать действовать уже сейчас. Технические знания (не только в Латвии, во всем «развитом» мире) исчезают даже быстрее, чем языки малых народов. Чем опасна деиндустриализация, стоит ли с ней бороться и что может сделать Латвия?


MBA вместо ГОСТов и СНиПов


Промышленность и наука в Советской Латвии считалась флагманской во всем СССР. Казалось, это огромный задел. В конце 1980-х годов многие были убеждены: когда рухнут оковы плановой экономики и Латвия откроется миру как свободное, независимое европейское государство, у латвийской индустрии появятся фантастические перспективы. Однако уже в начале 90-х латвийские инженеры и ученые встали за прилавки на рынках. Те, кто поудачливее, устроились работать в фирмах более успешных друзей — разумеется, не по специальности. Новому миру оказались не нужны товары их предприятий.


Свои знания они, как правило, тоже предложить не могли — и не только по причине незнания европейских языков. В отличие от многих гуманитарных отраслей, технические и инженерные знания жестко стандартизированы. Строители в СССР поколениями строили согласно Строительным Нормам и Правилам (СНиПам), производства работали согласно Государственным Стандартам — ГОСТам. Многие вещи отличались от западных в мелочах, другие — весьма кардинально. Инженер из Латвии, даже знающий английский язык, должен был изучить новую для себя нормативную базу, по сути — понять ее логику. Технологии, ноу-хау — все это невозможно мгновенно заменить, как компьютерную программу.


Конечно, кто-то сумел перестроиться. Но большинству пришлось выживать и с каждым днем терять свою квалификацию. Их дети видели пример родителей и не спешили изучать сложные науки — математику, физику, химию. Самыми популярными специальностями стали профессии, связанные с управлением и финансами. Люди продавали единственное жилье, чтобы обеспечить своим детям волшебный сертификат MBA — Мaster of Business Administration.


Профессии, о которых не снимают видеоблоги

 

XXI век начался со взрывного спроса на IT-специальности. Параллельно произошла подмена терминов — «информационные технологии» стали все чаще называть «высокими технологиями». Индустриальные технологии перестали считаться «высокими». В результате возникла крайне глупая ситуация: написание машинного кода для компьютера стало считаться более интеллектуальным занятием, нежели разработка технологии изготовления чипов, аффинажа металлов для компьютерной электроники и изготовления стекла, покрытого тончайшей пленкой редких металлов, обеспечивающих существование тачскринов. Даже навыки пользования компьютерной техникой стали цениться больше, нежели знания в области тяжелой индустрии.


Журналисты и их «эксперты», весьма далекие от какого-либо производства, годами рассказывают о прекрасном информационном мире, в котором не будет пышущих жаром заводов, огромных батарей токарных и фрезерных станков, вонючих химических комбинатов. Сплошные 3D-принтеры. Уютные, пропитанные ароматами кофе коворкинги стали считаться современным видом нормальной трудовой деятельности. Заводы стали анахронизмом.


Но к середине второго десятилетия стало ясно, что головастые ребята нужны не только там, где придумывают новые приложения для смартфонов. Они нужны для поиска и добычи металлов, которые будут нужны для производства этих смартфонов. Для выплавки, изготовления кристаллов, их травления — и каждое это действие опять же связано с тысячами других специальностей, о которых не рассказывают на страницах газет и в модных видеоблогах. Ведь без механиков, химиков, геологов, металлургов никакой цивилизации нет. Не будет света и тепла в музеях, театрах и коворкингах. Это должно быть очевидно каждому. И каждому должно быть не по себе от того, что работать в технических областях в Латвии, фактически, некому.


Как потерять знания: примеры России и США


То, что знания теряются, люди знали всегда — например, мы до сих пор точно не знаем, как строились египетские пирамиды. В XIX веке появилось мнение, что формирование класса специалистов — врачей, инженеров, ученых обеспечивает сохранность знаний. Тем более, что справочная литература стала доступнее и дешевле. Однако после Первой мировой войны обнаружилось, что знания могут исчезать буквально на глазах. Яркий пример показала Россия.


Перед войной страна была в числе мировых лидеров по разработке дальнобойной морской артиллерии. Это были весьма передовые технологии для своего времени — в области металловедения, обработки и сборки монструозных конструкций массой в сотни тонн. Последнее орудие такого класса было установлено летом 1917 года. А в 1922 году, всего через пять лет, когда встал вопрос о ремонте, выяснилось, что трудно найти не только инженеров, но и мастеров и рабочих. Кто-то эмигрировал, кто- то погиб в Гражданскую войну, кто-то скончался от «испанки» или голода. Но самое страшное — за пять лет люди забыли многие навыки. Новые, более сильные впечатления стерли былые знания. Потребовалось еще пять лет, чтобы просто сохранить то, что еще осталось, и только после этого начать накапливать новые знания. Все это — при наличии нужной литературы.


Для того, чтобы растерять знания, не нужна даже война. В 1960-е годы США совершили грандиозный рывок в ракетостроении: создали потрясающую ракету-носитель Sarurn-5, которая забросила человека на Луну. Эту ракету строили «всем миром» — первую ступень строила компания Boeing, вторую делала North American Aviation, а третью — Douglas Aircraft Company. Ракетные двигатели для ступеней производила компания Rocketdyne, командный и служебный отсеки создавали специалисты North American Rockwell, а лунный модуль — Grumman. Всего же в программе участвовало около двадцати тысяч подрядчиков и субподрядчиков. Космическая гонка с СССР была в самом разгаре: требовалось все сделать как можно быстрее.


Сегодня проще сделать новую ракету для полета на Луну, чем восстанавливать старую. И дело не только в новых технологиях. Значительный объем технологической информации за 40 лет просто утерян. Самым банальным образом. Но главное — нет тех специалистов. Ведь те, кто в 1977 году пришел на работу в НАСА или Boeing зелеными юнцами, сегодня либо уже ушли на пенсию, либо совсем скоро станут пенсионерами.


Как сохранить технические знания: пример Белоруссии


Удар по индустрии на постсоветском пространстве ярко показал: для того, чтобы потерять главный элемент производства — знающего специалиста, рабочего или инженера — достаточно 10 лет. В 1990-е годы руководство БелАЗа, где сейчас изготавливают самые большие карьерные грузовики в мире, при поддержке государства приглашало работников в цеха для прогона оборудования. Им разрешали производить что-то для себя — лишь бы работники не разбежались, лишь бы не потеряли ценные навыки. И когда вновь появились, вопроса рекрутинга рабочих и инженеров не возникло. Сейчас на завод пришло уже другое поколение инженеров и рабочих. Они работают, используя новейшие технологии — но место работы для них сохранили отцы. Это довольно редкий пример на постсоветском пространстве. Ключевое слово в нем — государственная поддержка. В данном случае это не бюрократическая машина, а концентрированная воля всего народа, который сохранил для себя ценное производство. Сегодня грузовики БелАЗа работают от Австралии до США.


Правительства крупных стран заказывают важным национальным предприятиям изготовление оружия, которое, скорее всего, никогда не понадобится — зато сохранит навыки и технологии. То же самое относится к оборудованию для космических и прочих экспедиций, уникальных архитектурных объектов. Пусть это не имеет практической ценности сегодня, но зато обеспечивает решение задач завтрашнего дня. Дешевле сохранить, чем восстанавливать заново. По сути, это напоминает страхование: мы платим малые суммы, не желая в будущем столкнуться с огромными и неизбежными расходами.


Что на самом деле должна пропагадировать Латвия

 

Откуда Латвия возьмет нужных специалистов? Кто-то, возможно, и приедет, но вряд ли этот поток будет массовым. Те, кому было в 1990-м году 30 лет, сегодня приближаются к пенсионному возрасту и имеют катастрофический, четвертьвековой перерыв в профессиональной деятельности. Новых специалистов просто придется завозить, и заниматься обучением новых — чтобы через 10-15 лет они могли бы занять место. Нужно, чтобы у молодежи воспитывался интерес не только к старинным ремеслам, танцам и песням, но и к технологической истории страны. Нужно преодолеть комплексы и спокойно относиться к тому, что среди выдающихся инженеров вплоть до 1920-х годов ХХ века, в основном, были немецкие и русские фамилии. Можно гордиться, что в советское время был сделан впечатляющий научный и технологический рывок. В конечном счете — это тоже история Латвии.


Страна должна пропагандировать — именно пропагандировать те отрасли, которые еще сохранились, в которых есть традиции, и которые можно развивать. И придется признать, что если Латвия не хочет превратиться в кладбище, она должна будет привлекать иностранные кадры и иностранную молодежь. И — да, эта молодежь будет говорить на разных языках. И, возможно, придется признать иностранный язык официальным — как в финском городе Эспоо. Там чиновники учат английский, чтобы обслуживать экспатов — потому что эти люди создают будущее Финляндии. Их труд дает деньги, которые можно отправить на финансирование гуманитарных проектов, в том числе направленных на сохранение национальной культуры.


В общем, выбор небольшой — или влиться в международную экономическую систему в управляемом режиме, или со временем просто стать пустой территорией, которую займет любой желающий. Как пустой дом, в котором давно уже нет хозяев.