В марте 2018 года Владимир Путин хочет в четвертый раз стать президентом России. При этом он не поддался искушению вести предвыборную борьбу с раздачей щедрых подарков. Согласно недавно одобренному парламентом бюджету, страна израсходует в будущем году номинально на 1% меньше, чем в 2016 году: примерно 16 триллионов 500 миллиардов рублей (280 миллиардов долларов). В 2019 году расходы должны еще раз снизиться. С учетом инфляции, даже если она, как в этом году, останется на рекордно низком уровне в 4%, получается реальное снижение расходов — и это несмотря на то, что допускается и рост доходов. Для Кремля консолидация государственных финансов имеет первостепенное значение.

После шока с ценами на нефть

Еще в 2016 году дефицит центрального бюджета составлял 3,5% ВВП. С этим Россия вполне справилась. После падение цен на нефть более чем наполовину с середины 2014 года страна, зависящая от экспорта нефти и газа, готовилась к худшему. Это весьма неприятный тренд, поэтому столь важен сбалансированный бюджет. В 2017 году дефицит составит, по словам министра экономики Максима Орешкина, менее 2%, что было бы значительно лучше, чем планировалось в начале года. В 2018 году благодаря бюджетной дисциплине дефицит должен снизиться до 1,3%, а в 2019 году — до 0,8%.


Однако внутри бюджета приоритеты расставлены весьма сомнительным образом. За прошедшие годы Россия сильно увеличила расходы на оборону и безопасность. На 2017 год эта статья расходов была снижена, и в последующие три года расходы на оборону и безопасность — по крайней мере официально — должны оставаться на более низком уровне: в год менее 5 триллионов рублей (85 миллиардов долларов). Однако их доля в общих расходах очень высока — около 30%.

Недостаточно внимания уделяется образованию и здравоохранению

При этом оказались обделенными другие статьи расходов: на образование и здравоохранение в 2018 году предусмотрено только около 7% бюджета — в пересчете примерно 20 миллиардов долларов. Если посмотреть реально, то расходы все же немного растут, однако в 2015 и 2016 годах было сильное подорожание, в то время как бюджеты тогда почти не менялись. Так что предстоит многое наверстывать. Между тем в 2018 году значительно сократятся расходы на социальную политику и экономику. Хотя они и составляют самую большую долю — свыше 40% бюджета — но в то же время они получают большие дотации для хронически дефицитной пенсионной системы. Некоторые социальные расходы будут навязаны регионам, чье финансовое положение и так зачастую хуже, чем в центре. 


Конечно, можно было бы и с уменьшенными расходами добиться большего, если бы деньги расходовались более эффективно. Однако по этому вопросу мало информации, а по одному — вообще никакой: секретная статья расходов государственного бюджета в 2018 году с долей в 18%, похоже, останется на том же уровне, что и в 2017 году. Самая большая часть этих средств каждый раз направляется на оборону, безопасность и вооружение — куда точно, это как раз и является тайной. Критики называют эту статью расходов магазином самообслуживания для военных и сил безопасности, а также для коррупционеров.

Во всяком случае, благодаря новому бюджетному правилу планирование расходов российского бюджета должно стать более надежным. Это уже не первое правило: еще в 2004 году Москва приняла бюджетное правило, затем поменяла его в 2008 году, исключила в 2009 году во время глобального финансового кризиса и ввела снова с 2013 года как модифицированное бюджетное правило. Москва отменила его в 2015 году, после того как упала цена на нефть. Последний шаг был предсказуемым, потому что это бюджетное правило не могло адекватно учитывать падение цены, а для России как экспортера сырья нет более важных показателей, чем цены на нефть.

Именно в 2018 году, в год выборов, Москва вводит бюджетное правило, более рестрикционное и консервативное, чем старое. Как и бюджет 2017 года, бюджет будущего года предполагает демонстративно низкую цену на нефть в 40 долларов за баррель российского сорта нефти Urals. Он может быть изменен минимально. Согласно новому правилу, все дополнительные доходы, полученные в случае, если цены превысят запланированные, не будут расходоваться, а поступят в резерв. Такой режим предусмотрен на переходный период. Когда бюджет будет стабильным, то это правило будет действовать перманентно, возможно, уже с 2019 года. Тогда к бюджету может быть привязана и более высокая базовая цена на нефть, чем 40 долларов.

Разворованные сбережения

Критики хвалят введение нового правила, но критикуют его негибкость. В случае повторного шока от цены на нефть новое правило не сможет так хорошо приспособиться к ситуации, как предыдущее, поскольку предполагаемая цена зафиксирована. Пожалуй, она будет отложена. Если же, напротив, цена на нефть останется на нынешнем уровне в почти 65 долларов за североморскую нефть сорта Brent, то будут создаваться новые резервы. Они необходимы. В России есть два государственных фонда, в которые в лучшие времена поступали дополнительные доходы. Первый — это так называемый резервный фонд. Из него в прошлые годы финансировался дефицит бюджета, однако предположительно в конце 2017 года этот фонд будет исчерпан.

В конце 2014 года в резервном фонде было 90 миллиардов долларов — свидетельство того, как сильно затронула Москву рецессия двух последующих лет. Опустошенный резервный фонд должен объединиться со вторым фондом — Фондом национального благосостояния России. Однако этот второй фонд был создан не для финансирования бюджета, а для поддержки прогнившей пенсионной системы. В начале декабря в нем насчитывалось 3 триллиона 900 миллиардов рублей, в пересчете 67 миллиардов долларов. Правда теперь он расходуется и на инвестиции, например, в инфраструктуру. Но Кремль не хочет использовать его для покрытия дефицита бюджета, как резервный фонд. Поэтому следует ожидать более высокой задолженности.