После победоносной для финнов Зимней войны прошло 70 лет. Важнейшую роль в победе финнов, помимо других факторов, сыграли патриотизм и просто удача.

 

После подписания в августе 1939 года пакта Молотова-Риббентропа и его секретных протоколов для соседей Советского Союза началась эпоха ультиматумов и военной угрозы — ведь Гитлер и Сталин поделили между собой Восточную Европу. 17 сентября Сталин вошел в Восточную Польшу, одновременно с этим начались переговоры со странами Балтии.

 

Переговоры с Финляндией начались несколько позже. Сталин потребовал перенести границу между Советским Союзом и Финляндией в пользу СССР, утверждая, что это позволит лучше защитить Ленинград, а также заявил о передаче русским в аренду нескольких островов с целью создания на них боевых опорных пунктов.

 

Финляндия отвергла эти требования, не веря в то, что Советский Союз в ответ развяжет войну. И ошиблась, потому что 30 ноября 1939 года Сталин напал на Финляндию.

 

Теперь мы знаем, что осенью 1939 года Сталин напал бы на любую соседнюю страну, не согласившуюся с его предложениями. У него был новый союзник — Гитлер, а с учетом того, что Франция и Великобритания после нападения Германии на Польшу ничего не предприняли на Западном фронте, Сталин мог не опасаться и их.

 

В отличие от трех стран Балтии, Финляндия сказала Сталину «нет», хотя стоит заметить, что и условия у нее были другие.

 

Финнов недооценили

 

Географическое положение Финляндии позволяло держать оборону, финская армия была обеспечена лучше вооруженных сил Балтии, поскольку у финнов была своя небольшая военная промышленность, а линия Маннергейма служила серьезным пограничным укреплением.


Поэтому все спекуляции на тему о том, что страны Балтии подобно Финляндии могли отвергнуть требования Сталина, безосновательны, поскольку они были бы не в состоянии оказать серьезное военное сопротивление — Финляндия же смогла продержаться в войне более трех месяцев.

 

При этом сейчас уже очевидно, что в перспективе принятие осенью 1939 года требований Сталина обернулось бы для финнов повторением участи Балтии — оккупацией и аннексией.

 

26 ноября Сталин инсценировал приграничный конфликт, который четыре дня спустя послужил поводом для нападения. Основная часть боевых действий развернулась на Карельском перешейке и к северу от Ладожского озера.

 

Кроме того, ударам с воздуха подверглись финские города, а с моря страна была отрезана от внешнего мира силами Балтийского флота. На севере Красная Армия захватила Петсамо (рус. Печенга), однако так и не смогла достигнуть поставленных целей.

 

Изначально война планировалась как небольшая военная операция против 250-тысячной финской армии, которую предполагалось осуществить в течение нескольких недель силами Ленинградского военного округа.

 

В конечном итоге предполагалось захватить всю Финляндию. Однако планы эти пошли насмарку, несмотря на советское преимущество и в людских, и в материальных ресурсах.

 

Здесь нет смысла углуб­ляться во все детали этой войны, интересующиеся этим легко смогут почерпнуть необходимые сведения в любой приличной библиотеке, однако на один вопрос все же надо ответить — почему Финляндия оказалась в состоянии так долго обороняться, а в декабре 1939 года даже перейти во временное ответное наступление?

 

Советское руководство, вероятно, переоценило мощь Красной Армии и недооценило армию Финлян­дии. Сведения относительно линии Маннергейма оказались неполными, и советские войска не имели специальной подготовки для ее захвата.

 

Климатические особеннос­ти финской зимы не учитывались, что особенно странно, потому что зимы в России такие же морозные и снежные. У Красной Армии не было даже в достаточном количестве теплого зимнего обмундирования, обуви и лыж, а многие советские солдаты не умели на них передвигаться.

 

Автомобили и прочая техника вязли на месте, средства связи отказывали. Кроме того, красноармейцы не были обучены обращению с минами и всевозможными взрывными устройствами, которые интенсивно использовала финская сторона.

 

Плохая подготовка

 

Самым уязвимым местом СССР оказалась слабая подготовка Красной Армии и дефицит компетентных офицерских кадров. Масштабные репрессии 1937-1938 годов оставили значительные кадровые прорехи, да и стремительный рост численности Красной Армии значительно превышал ее возможности для подготовки необходимых офицерских кадров.

 

Недостатки выучки и несомненно слабый боевой дух советских солдат, не соответст­ву­ющая условиям подготовка и некомпетентные офицеры — все это стало причиной потерь СССР, которые, по разным источникам, от двух до десяти раз превысили потери финнов, составившие пример­но 25 000 человек убитыми.

 

Несомненно, что нападение на Финляндию было и в самом деле плохо спланировано и подготовлено, а боеспособность Красной Армии на самом деле была выше, чем это могло показаться по опыту Зимней войны.

 

Очевидный провал советских вооруженных сил и их мнимая слабость — даже одолеть Финляндию они не смогли — укрепили Гитлера в его намерении при первой же возможности напасть на СССР, при этом генеральный штаб Германии, в свою очередь, в значительной мере недооценивал Красную Армию.

 

Со стороны Финляндии решающим обстоятельством несомненно стала хорошая военная подготовка солдат и их высокая мотивация защитить свою родину от агрессора.

 

Командование вооруженными силами, осуществляемое Карлом Густавом Маннергеймом, было несомненно значительно более компетентным, чем у советской стороны, преимуществом финнов являлось и то, что они лучше знали местные условия.

 

Кроме того, на Карельском перешейке имелась своя линия обороны — линия Маннергейма.

 

Финская армия была по меркам Восточной Европы хорошо экипирована, хотя при этом ощущался дефицит в вооружении и ресурсах.


Расколотое в результате гражданской войны финское общество, к удивлению многих местных и международных наблюдателей, сумело преодолеть внутренние разногласия и сплотиться. Созданное с подачи Сталина альтернативное правительство Финляндии под руководством Отто Куусинена не вызывало симпатий.

 

Во многих странах общественное мнение полностью было на стороне Финляндии. Советский Союз был изгнан из Лиги Наций, а Рузвельт объявил «моральное эмбарго» в отношении торговых связей с Советским Союзом, хотя до более серьезных санкций дело не дошло.

 

Финляндии помогали поставками оружия из-за рубежа — в первую очередь из нейтральной Швеции — иностранные добровольцы, опять же преимущественно шведы, которые служили в финской армии. Из Америки поступили кредиты.

 

Великобритания и Франция официально в конфликт не вмешивались. Они вели переговоры и давали обещания, однако англичане и французы больше думали о расположенных в Северной Швеции рудниках, чем об оказании реальной помощи Финляндии.

 

В конечном итоге Европа заняла выжидательную позицию и не ставила перед собой цели отражения советской агрессии. Это объясняет союз Германии и Финляндии в 1941 году.

 

Шокирующие условия

 

К концу декабря Сталину надоели неудачи, и воинские формирования на Карельском перешейке были реорганизованы. Стало ясно, что речь уже идет не о локальном конфликте, который можно разрешить силами одного лишь Ленинградского военного округа.

 

В январе 1940 года новым командующим советскими войсками стал Семен Тимошенко. Предполагалось улучшить подготовку войск, чтобы в дальнейшем при помощи численного преимущества и при поддержке артиллерии прорвать линию Маннергейма.

 

В середине января опорные огневые точки Финляндии подвергались непрерывному артиллерийскому обстрелу, в феврале в атаку пошла пехота. В конце концов линия Маннергейма была преодолена и под ударом оказался Выборг (фин. Вийпури), однако финская армия не была уничтожена.

 

Начиная с января 1940 года между руководством СССР и Финляндии установились контакты. Альтернативное правительство Куусинена рухнуло, и к концу февраля политическая ситуация казалась все более безнадежной.

 

Поэтому в марте делегация Финляндии прибыла на переговоры в Моск­ву. За это время требования СССР еще более выросли. Поскольку фронт находился на грани провала, 13 марта в Москве договор был подписан и война завершилась.

 

Финляндия потеряла обширные территории преимущественно в Карелии, более 400 000 финнов, составлявших примерно 11 процентов населения страны, лишились своей родины и были вынуждены бежать. Примерно десятая часть сельс­кохозяйственных угодий и промышленных производств Финляндии перешла в руки СССР. Многие острова были сданы в аренду ВМФ СССР.

 

Значение Зимней войны

 

Поскольку мирное население не было подробно проинформировано относительно военного положения, условия мира для многих оказались шокирующими. Тогда финны еще не понимали, что на самом деле им повезло. По крайней мере на первых порах Сталин отказался от плана аннексии Финляндии. Следующими в его списке значились страны Балтии.

 

Почему же Сталин отказался в 1940 году и позже в 1944-1945 годах от оккупации и аннексии Финляндии? Во-первых, Финляндия была для Сталина стратегически менее важной, чем, например, Балтия и Польша. Во-вторых, Советский Союз признал независимость Фин­ляндии.


В-третьих, Финляндия оказалась крепким орешком.

 

В долгосрочной перспективе во всей Восточной и Центральной Европе остались лишь две страны, не затронутые советизацией, — Финляндия и Австрия. Зимняя война не только объединила финское общество, но и стала одной из причин государственной преемственности Финляндии.


Задним числом можно сказать, что в Зимней войне Финляндии сопутствовала удача, и если бы подготовка советской стороны оказалась лучше, финны неминуемо были бы быстро повержены.

 

Зимняя война в контекс­те европейской истории значима еще и в том плане, что ее можно рассматривать как доказательство преимущества демократического государственного устройства. В Восточной и Центральной Европе во второй половине 1930-х годов оставалось всего две демократические страны.

 

В конце концов Франция и Великобритания оставили Чехословакию на растерзание Гитлеру, Финляндия же выстояла в двух войнах с превосходящим ее по силе противником и пережила все авторитарные режимы и диктатуры в своем регионе.
Маленькая, но эффективно действующая армия демократической страны смогла успешно противостоять вооруженной до зубов военной машине советской диктатуры.