В 1962 году русские решили разместить на Кубе ядерные ракеты. Однако американцы узнали об этом, и до ядерного апокалипсиса оставалось буквально несколько минут. В центре этих событий оказался на тот момент молодой и начинающий диктатор Фидель Кастро. У него уже был опыт массовых убийств «противников» и ликвидации бывших соратников.

Мы должны устранить Фиделя Кастро и его брата Рауля, министра обороны! Впервые эту мысль высказал полковника Дж. С. Кинг, глава западного отдела ЦРУ, 11 декабря 1959 года в меморандуме, адресованном директору Аллену Даллесу и его заместителю Ричарду Бисселу. Кинг напомнил, что на Кубе формируется левая диктатура: Кастро национализировал банки, промышленность и бизнес и при этом поддерживает революционные движения в Латинской Америке. В 1960 году ЦРУ предложило мафии 150 тысяч долларов за убийство Фиделя. Однако мафиози так и не удалось к нему подобраться.

Террор на Кубе все нарастал. Предположительно, к концу 1960 года было казнено 15 — 17 тысяч противников нового режима. Сотни тысяч людей бежали в Соединенные Штаты. 1 декабря 1961 Фидель Кастро даже с гордостью заявил: «Я марксист-ленинец и останусь им до последнего вздоха». Тем самым он утратил поддержку большей части стран Латинской Америки, и в январе 1962 года Организация американских государств исключила Кубу из своих рядов. В феврале США ввели эмбарго на торговлю с Кубой.

Именно в декабре генерал Эдвард Лансдейл, ветеран спецопераций во Вьетнаме, вместе с Уильямом К. Харви и Сэмюэлем Халперном из ЦРУ положил начало диверсионной операции «Мангуст». Ее целью было отправить на Кубу террористическую группу и найти способ для ликвидации Фиделя Кастро. Это была одна из 30 частей плана «Кубинский проект» (Cuban Project).

Кроме того, ЦРУ участвовало в высадке 1500 кубинских эмигрантов на остров 17 апреля 1961 года на пляже в заливе Свиней. С марта 1960 года их тренировали в лагерях в Гватемале, Никарагуа и в зоне Панамского канала, который находился под управлением США. Президент Кеннеди унаследовал эту задачу после Эйзенхауэра. Однако к высадке на Кубе Кеннеди относился скептически и приказал, чтобы американские силы не вмешивались в ходе самой операции. Фидель Кастро отправил против вторгшихся эмигрантов армию, которая за три дня разбила их в пух и прах.

«Залив Свиней стал личным поражением Дж. Ф. Кеннеди, — написал Налевка. — Президент взял всю ответственность на себя, но до конца своей жизни упрекал себя в том, что спасовал перед авторитетами разведывательной службы». Директор ЦРУ Даллес был вынужден подать в отставку. Кеннеди назначил Джона Маккоуна, республиканцу, который зарекомендовал себя в качестве председателя Комиссии по атомной энергии. 

На Кубу едут русские «студенты» и «экономические эксперты»

На Кубе размещают ракеты! В воскресенье 14 октября 1962 года самолет-разведчик U-2 сделал над Кубой 928 снимков, на которых эксперты увидели одну пусковую установку и еще несколько разобранных. Одна ракета даже была установлена на позиции близ Сан-Кристобаля в сотне километров к юго-западу от Гаваны. 20 контейнеров на аэродроме в Сан-Хулиане скрывали бомбардировщики Ил-28, по кодификации — Beagle. За 12 минут полета на высоте девять — десять километров майор Ричард С. Хейсер охватил около 90% территории.


Когда во вторник 16 октября 1962 года без пятнадцати девять утра советник по национальной безопасности Макджордж Банди сообщил Джону Кеннеди это известие, президент сначала не поверил. Неужели Хрущев пошел на такую авантюру?

«Соединенные Штаты должны устранить эту угрозу!» — решил Кеннеди и немедленно собрал членов Исполнительного комитета Совета национальной безопасности (Экском). К полудню в Белый дом прибыл министр обороны, Госсекретарь и министр юстиции, а также их некоторые заместители, директор ЦРУ со своими специалистами, председатель Комитета начальников штабов и разные советники.

Содержание снимков подробно разъяснил заместитель директора ЦРУ генерал Маршалл Картер. По его словам, были видны два типа советских ракет средней дальности. SS-4 — кодовое обозначение, применяемое в Разведывательном управлении Министерства обороны (DIA), в НАТО — Sandal, для русской Р–12, дальность которой достигает 630-700 морских миль, то есть около 1,5 тысяч километров. А дальность SS-5/Skean или Р–14 достигает 1100 морских миль, то есть 2 тысяч километров. За 10 — 20 минут они уничтожили бы все американские и канадские города на востоке. 80 миллионов жертв!

Кеннеди все мрачнел. Ракеты уже готовы к пуску? А есть ли ядерные боеголовки? Эти два вопроса беспокоили его больше всего.

Картер мог дать ему только неопределенный ответ: похоже, они хотят разместить от 16 до 24 штук SS-4, и это займет от недели до двух. Пока у нас нет доказательств, что там хранятся и ядерные боевые части, однако мы не сомневаемся, что их привезли или привезут.

Ситуация на Кубе радикальным образом изменилась. У СССР недостаточно межконтинентальных ракет, которые могли бы нам угрожать — максимум сотня, а у нас на семь тысяч больше. Поэтому Союз хочет превратить остров в непотопляемую базу, откуда сможет легко и быстро напасть на нас.

Банди, директор разведки Джон Маккоун, глава Комитета начальников штабов Максвелл Тейлор и бывший Госсекретарь Дин Ачесон предлагали разные решения: либо немедленно разбомбить места размещения ракет, или отправить туда морскую пехоту, или сделать и то, и другое!

Уже 10 августа Кеннеди получил от Маккоуна предупреждение о том, что СССР собирается разместить на Кубе ракеты средней дальности. Американцы располагали на острове довольно большой агентурной сетью, и ее члены сообщали о приезде большого числа русских с неизвестными грузами, разметке запретных зон, а некоторым удалось услышать упоминания о ракетах. Тогда президент приказал разведывательной службе проверить эту информацию всеми возможными способами. В конце августа над Кубой пролетел самолет U-2.

Все это только оборонные ракеты. В таком мнении сошлись участвовавшие в заседании Совета национальной безопасности США 17 августа Госсекретарь Дин Раск и министр обороны Роберт Макнамара. Маккоун настаивал на своем. Нет! Это ракеты средней дальности.

Он точно знал это, потому что их описание ЦРУ и британская МИ–6 получили от агента Герой, полковника советской военной разведывательной службы ГРУ Олега Пеньковского.

Ему удалось сфотографировать инструкции ракеты Р–12 и Р–14, в которых описывались обслуживание и период, необходимый для установки этих ракет. Так что ЦРУ было точно известно, какие типы ракет как выглядят и какими обладают свойствами, а также методы их маскировки, включая контейнеры для их транспортировки. Агент имел доступ к множеству секретных военных документов и все, что было в его силах, фотографировал, а пленки передавал своим связным или же беседовал о подробностях с американскими и британскими разведчиками во время своих командировок на Запад. Благодаря тому, что было скопировано и многие выпуски военного журнала, западным генералам были известны и ход мыслей и стратегия Советов.

Действительно, СССР еще никогда не размещали ракеты такого типа за пределами своей территории, но Куба у них под контролем. И в этот раз СССР сделали именно это, считал Маккоун.

Однако ни президент, ни министры не хотели верить сообщениям об этих ракетах. Они по-прежнему полагали, что речь идет лишь о зенитных ракетах.

Тогда 60–летний Маккоун отправился в Сиэтл на северо-востоке США, чтобы там жениться, а затем поехал в свадебное путешествие во Францию.

С конца июля на Кубу приехало более пяти тысяч человек из Советского Союза и других стран его блока, как сообщалось в итоговом докладе ЦРУ от 22 августа. Якобы все это были экономические эксперты и студенты, однако секретность вокруг них вызывала подозрения в том, что их задачи были другими. Многие приплывали на кораблях, которые были перегружены. В последнее время было замечено 20 советских кораблей с военным грузом.

Новые политические тенденции

Соединенные Штаты по-прежнему не могли справиться с унижением из-за советского превосходства в космосе. Первым человеком во Вселенной в апреле 1961 года стал русский Юрий Гагарин. Первый американец Джон Гленн полетел в космос в феврале следующего года. Летом 1962 года СССР подтвердил свое превосходство, отправив уже двух человек на двух космических кораблях друг за другом.

Президент делал особенный акцент на современные боевые ракеты и ядерное оружие, а также на расширении традиционного арсенала. На эти проекты уходили десятки миллиардов долларов. Кроме того, Кеннеди поменял мнение о ядерной войне: вместо сокрушающего ответа он отдавал предпочтение ударам по исключительно стратегическим объектам противника. Появилось понятие гибкого реагирования.

«Соединенные Штаты пришли к выводу, что в возможной ядерной войне военную стратегию нам следует рассматривать во многом так же, как в ходе обычных вооруженных операций в прошлом, — говорил министр обороны Роберт Макнамара. — Во время ядерного конфликта основной целью должно быть уничтожение военного потенциала противника, а не его мирного населения. Таким образом, мы даем потенциальному противнику мощнейший импульс из всех возможных для того, чтобы отказаться от удара по нашим городам».

СССР должен был знать, что если он превзойдет силы НАТО в одной сфере вооружений, это тут же повлечет за собой реакцию на высшем уровне, что в итоге может привести к ядерной войне. «НАТО не раз заявляло, что никогда не воспользуется военной силой первым, тем не менее альянс не станет пасовать перед СССР и не откажется от применения ядерного оружия первым, если на альянс нападут», — написала британский премьер-министр Маргарет Тетчер в своих мемуарах «Годы на Даунинг-стрит».

Кеннеди подтвердил, что допускает нанесение ядерного удара первым, в марте 1962 года в журнале Newsweek: «Пусть СССР не думает, что США не нанесет первый удар, если под угрозой окажутся американские жизненные интересы».

СССР не сдались. В середине 1961 года на севере он провел испытания водородной бомбы мощностью 50 мегатонн, то есть она была в десять раз мощнее, чем все боезаряды и бомбы, примененные во Вторую мировую войну.

В мае или июне 1960 года агент ГРУ Мюрат заполучил копию американского плана от ноября 1959 года по ядерным бомбардировкам Советского Союза и стран, подконтрольных ему, как написал капитан первого ранга в отставке Виктор Любимов в журнале Military Parade. В плане говорилось о запланированной операции НАТО после этого удара.

В феврале или марте 1962 года Мюрат украл еще более подробный план, по которому американцы хотели уничтожить 696 целей на территории государств Варшавского договора.

Полученные данные шокировали советское руководство. Как мы можем это предотвратить? Было бы удобно сделать своей непотопляемой базой Кубу, которая не может наладить нормальных отношений с Соединенными Штатами.

Когда Фидель Кастро сверг Батисту, он поступил не как коммунист, а как политический простачок. Он хотел поддерживать с США равноценные отношения, но в Вашингтоне этого не могли понять. Нечуткая американская политика постепенно отрезала Кубу от западного мира. На революционного лидера давили его левые товарищи, а Москва раскрыла перед ним объятия. Кроме того, Кастро не хотел закончить так же, как демократически избранный президент Гватемалы Хакобо Арбенз, которого в 1954 году свергли генералы с помощью ЦРУ. Фиделю нравилась власть, и чтобы остаться у руля, он ликвидировал своих правых друзей. На смене диктатуре Батисты вскоре пришла левая диктатура Кастро. Для американцев он превратился во врага номер один, потому что упрямо перечил им и пытался заразить революционными идеями недовольных в Латинской Америке.

Тем не менее он не решался посягнуть на американскую военную базу в Гуантанамо, которая находится на севере острова. Он лишь попытался демократическими путями расторгнуть договор начала века об аренде этой территории.

Неофициальная связь с Кремлем

Когда Роберт Кеннеди, брат президента, стал министром юстиции, он понял, что правительству необходимо наладить некую неофициальную и быструю связь с Кремлем. Как правило, для таких целей подходят офицеры спецслужб. От ФБР ему было известно, что начальник представительства советского информагентства ТАСС, а затем пресс-атташе посольства Георгий Большаков на самом деле является полковником ГРУ, который хорошо знаком с зятем Хрущева Алексеем Аджубеем. Большаков также иногда встречался с редактором издания Daily News Джоном Голманом.

Министр попросил журналиста устроить ему встречу с Большаковым. Когда полковник сообщил об этом руководству, подобные встречи ему категорически запретили. Неужели ему ставили палки в колеса? Завидовали его связям? Вероятно, все вместе.

Утром 9 мая 1961 года, когда в СССР праздновали День победы, Голман позвонил Большакову, чтобы договориться о новой встрече и сказал: «Сейчас я отведу вас к министру юстиции». Агент уже не мог отказаться и плюнул на запрет начальства.

Они отправились к министру в частную резиденцию. И Большаков, и Кеннеди прощупывали почву, беседуя о политике: о ситуации в Лаосе, Камбоджи и на Кубе, о предстоящей встрече Джона Кеннеди с Хрущевым. Русский провел в резиденции пять часов. Министр сказал ему, что об этой встрече знает только президент, который также ее одобрил, и если русский дипломат захочет позвонить ему, что может сделать это по служебному телефону, назвав секретарю или советнику свое имя. Кто он такой, будут знать.

После возвращения в посольство Большаков телеграфировал в Москву. Начальство было не радо. Руководство ГРУ мучило вопросами: почему Роберт Кеннеди выбрал именно Большакова? Почему американцам нужен такой неофициальный контакт? «Ситуация, когда член американского правительства встречается с нашим человеком, тем более тайно, не знает прецедентов», — написали генералы ГРУ во внутреннем меморандуме.

Во второй раз министр пригласил советского дипломата 21 мая 1961 года в свою летнюю резиденцию. И снова они беседовали о целом ряде политических вопросов. Потом они разговаривали и по телефону. Это была своеобразная подготовка к встрече Джона Кеннеди и Никитой Хрущевым в Вене. Несмотря на то, что советский лидер не слишком доверял донесениям разведки, на этот раз он посчитал их полезными. Сообщения от Большакова получала группа советников под руководством Анатолия Добрынина, которая готовила материалы к встрече в Вене.

Однако Кеннеди и Хрущев не нашли общего языка. У советского лидера сложилось впечатление, что президент слишком молод и мягок и просто не созрел для подобного поста.

Тем не менее Хрущев понял, насколько важен этот контакт, поэтому даже отправлял через Большакова неофициальные послания для Белого дома.

Последовавшая серия примерно из четырех встреч министра юстиции и полковника ГРУ состоялась с сентября 1961 года по сентябрь 1962 года. Роберт Кеннеди дал Большакову возможность поговорить и с некоторыми советниками Белого дома. Тем самым он хотел дать понять руководству СССР, как делается политика, и какому давлению и уловкам приходится противостоять политическим лидерам США.

Их отношения укреплялись и становились все более личными. Иногда русский и его супруга проводили выходные у семьи Кеннеди за городом, а в ответ пригласили семейство на сугубо личный праздник — годовщину свадьбы.

В начале сентября 1962 года, незадолго до отъезда Большакова в отпуск, министр пригласил его в Белый дом и привел к президенту, который сказал русскому, что обеспокоен количеством советских кораблей с военным грузом на Кубе. Американская авиация пресечет этот путь снабжения. Когда Большаков сказал, что Хрущеву не нравится количество пролетов самолетов-разведчиков, Кеннеди пообещал их остановить. Роберт Кеннеди добавил, что на брата давят военные, и Кремль должен это учитывать.

В Москве Большаков узнал, что и Хрущев находится в отпуске. Он передал Генсеку сообщение, что располагает важной для него информацией из Белого дома, и Большакова отвезли прямо к Хрущеву в Пицунду в Крым. Кремлевский лидер был в хорошем расположении духа: «Кеннеди президент или нет? Если он сильный президент, он не должен никого бояться. Ведь у него в руках власть, да еще и брат — министр юстиции». Хрущев неверно оценивал главу Белого дома, считая его нерешительным интеллектуалом.

Однако Хрущев не упомянул в разговоре с Большаковым о размещении ракет на Кубе. Даже в посольстве в Вашингтоне об этом никто не знал.

Подозрительные агентурные снимки

В начале сентября 1962 года Роберт Кеннеди встретился с советским послом Анатолием Добрыниным. Дипломат сказал, что оружие, которое Москва отправляет на Кубу, носит оборонный характер.

Снимки с самолета-разведчика U-2, сделанные пятого сентября, говорили о монтаже зенитных ракет. Но людей для их обслуживания присутствовало больше, чем обычно требуется.

Четвертого сентября Джон Кеннеди предостерег Москву от размещения ракет класса «земля-земля» на Кубе. Кремль ответил 11 сентября: за пределами советской территории мы не собираемся размещать стратегические ракеты. То же Роберту Кеннеди сказал Большаков, когда вернулся из отпуска. При этом в начале сентября советские солдаты строили уже девять позиций для ракет: шесть для Р–12 и три для Р–14. Второе предупреждение президент отправил 13 сентября. Даже в «Специальной национальной разведывательной оценке» ЦРУ от 19 сентября говорилось, что советское наступательное вооружение на Кубе маловероятно.

Несмотря на это, президент наконец отдал приказ привести в боеготовность 150 тысяч военнослужащих запаса. Одновременно было объявлено, что в середине октября состоятся масштабные учения в Карибском море. Гавана утверждала, что все это лишь прикрытие для операции по вторжению. Москва вновь заявила, что не отправляет на Кубу ядерное оружие.

На заседании ООН в Нью-Йорке советский министр иностранных дел Андрей Громыко пригрозил Соединенным Штатам, что если они нападут на Кубу, то могут спровоцировать войну с Советским Союзом. Его слова поддержал президент Кубы Освальдо Дортикос.

Министр обороны Роберт Макнамара пошел на другой превентивный шаг. Первого октября он обсудил с начальниками штабов и командующим Атлантической флотилией адмиралом Робертом Деннисоном подготовку к блокаде Кубы, если в том возникнет необходимость.

К тому их подтолкнуло сообщение полковника Джона Р. Райта из DIA, которое он передал утром: «Нам известно о 15 местах, где планируется разместить зенитные ракеты SA-2/ Goa (советское обозначение — С–75). С 15 сентября радиосигналы, подтверждающие присутствие SA-2, были пойманы антеннами Национального агентства безопасности. В центральной части провинции Пинар-даль-Рио появилась закрытая зона, а местным пришлось ее покинуть. У нас есть неподтвержденные данные о присутствии ракет средней дальности SS-4/Sandal. Один из наших информаторов увидел какие-то длинные «сигары» на специальных шасси 12 сентября в Кампо-Либертад под Гаваной».

На следующий день глава разведывательного отдела Госдепа Роджер Хилсмэн разослал информацию о том, что на Кубе находятся истребители МиГ–21 и 16 ракетных катеров берегового патруля «Комар».

Однако кадры, сделанные с U-2 с пятого по седьмое октября, не подтверждали присутствие наступательного оружия. Зато на снимках с разведывательного спутника Samos от 10 октября фотоаналитики из Национального центр дешифрирования фотоснимков (NPIC) разглядели в западной части острова очертания строящихся ракетных позиций. Мы должны снова туда направиться и как можно скорее!

Однако новые полеты переносились из-за плохой погоды. Только в воскресенье 14 октября пилот майор Ричард С. Хейсер смог подняться в небо. Его снимки анализировались в понедельник. Вечером в половине девятого заместитель директора ЦРУ Рэй Клайн позвонил Банди и Роджеру Хилсмэну, чтобы сообщить шокирующую новость: на Кубе размещают ракеты средней дальности.

Они говорили незащищенной линии, и Клайн использовал кодовые названия, которые оба чиновника понимали. Хилсмэн проинформировал Госсекретаря Дина Раска. Президент был в предвыборном турне, и Банди сообщил ему информацию только утром. Зато министр обороны Макнамара представил снимки Сан-Кристобаля уже в полночь.

Зачем размещаются советские ракеты? Во вторник в полдень члены Экскома не смогли прийти к единому мнению. Может, тем самым Хрущев хочет укрепить свои позиции перед очередными переговорами о статусе Западного Берлина? Или хочет угрожать американской территории?

Посол Томас Томпсон, который три месяца назад вернулся из Москвы и лучше всех знал Хрущева, рекомендовал дать СССР время подумать. Быть может, они хотят занять более выгодную позицию перед переговорами о Берлине.

Президент поручил проводить полеты U-2 намного чаще: с весны 1962 года остров фотографировали, как правило, два раза в месяц, а теперь должны — шесть раз в день. Так Кеннеди хотел зафиксировать каждый квадратный метр кубинской территории. Он повторял два вопроса: когда эти ракеты будут готовы к запуску, и есть ли у них ядерные боеголовки?

Во вторник 16 октября политики и генералы не смогли ни о чем договориться. Маккен говорил о ситуации с бывшим президентом Эйзенхауэром. Герой войны, которого все уважали, рекомендовал немедленно начать военно-морскую и авиационную операцию.

Кеннеди сохранял осторожность: «Я не хочу стать Тодзио шестидесятых годов!» Хидэки Тодзио был японским премьер–министром, который отдал приказ о нападении на Перл-Харбор без объявления войны и был казнен как военный преступник в 1948 году. Президент больше всего боялся того, что СССР, использовав насилие, захватит Западный Берлин.

Однако президент согласился на частичную мобилизацию вооруженных сил. Во вторник вечером в боевую готовность были приведены 82–я и 101–я десантные дивизии, авиация активизировала запас, а флот усилил контроль в Карибском море. Позже во Флориду перебросили две бронетанковые дивизии и часть пехотной дивизии. Из Германии отозвали пехотный полк и артиллерийское подразделение. На юге флот расширил свою авиацию. Вся подготовка велась в условиях строжайшей секретности.

Большаков позвонил Роберту Кеннеди с умиротворяющим сообщением от Хрущева: «Мы ни в коем случае не отправим на Кубу ракеты „земля-земля”». Сам посол даже не подозревал, что это ложь, что и его Кремль обманул.

В понедельник в Карибском море у острова Вьекес начались запланированные учения «Фибриглекс-62». 40 боевых кораблей с четырьмя тысячами морских пехотинцев отрабатывали удар против условного диктатора Ортсака, а на самом деле — против Кастро.