Факт 1. Крым известен человечеству на протяжении уже нескольких тысячелетий. В течение 134 лет крымский полуостров входил в состав Российской империи, 33 года был частью Советского Союза и 63 года принадлежал Украине как одной из республик СССР, а затем как независимому государству.


До этого в течение многих веков на этой территории господствовали скифы и киммерийцы, находились греческие колонии, какое-то время Крым был протекторатом Римской империи. Позднее полуостров был захвачен готами и гуннами и находился под контролем турок и кочевых булгар. В средневековый период Крым принадлежал Византийской империи и Хазарскому Каганату. На протяжении почти двух веков, с середины 15 века до 1783 года, Крым относился ко владениям Золотой Орды и впоследствии на его территории образовалось Крымское ханство, бывшее вассалом Османской империи.


На протяжении более трех столетий Крым был неразрывно связан с татарским народом. Как можно видеть, с исторической точки зрения в списке претендентов на полуостров Россия занимает далеко не первое место. Однако соображения исторического свойства в принципе не имеют никакого значения для определения государственной и юридической принадлежности Крыма.


В соответствии с договором о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) от восьмого декабря 1991 года, Договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной от 31 мая 1997 года, Договором о российско-украинской государственной границе от 28 декабря 2003 года, Россия обязана считаться с территориальной целостностью Украины, включая Автономную Республику Крым и город Севастополь, и гарантировать ее суверенитет. С момента подписания и ратификации упомянутых договоров любые отсылки к богатой истории Крыма с целью оправдать территориальные претензии России являются не более чем домыслами.


Факт 2. Передача Крыма из Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в состав Украинской ССР — далеко не единственный случай, когда советские власти перераспределяли территории между республиками СССР.


Стоит напомнить, что в период между 1919 и 1928 годом часть территорий советской Украины была в «добровольно-принудительном» порядке передана России, речь идет о Белгороде и Стародубе (северном уезде Черниговской губернии — в соответствии с административным делением Российской империи), Таганроге и Восточном Донбассе. В качестве главного аргумента назывались национальные и этнографические критерии, в отдельных случаях дополнявшиеся экономическими тенденциями. То есть данные решения оправдывались тем, что на этих землях преобладало этнически неукраинское населения и, следовательно, они должны быть переданы Российской Советской Федеративной Социалистической Республике.


Но, как говорится, что дозволено Юпитеру, не дозволено быку. Когда в 1925 году встал вопрос о передаче Украине территорий, населенных этническими украинцами, как в случае северной Слобожанщины (частей Курской и Воронежской губерний), советский режим тут же позабыл об этническом и национальном критериях. В тот период и позднее были отклонены все требования властей советской Украины о передаче республике украинских этнических территорий. Многие из них продолжали находиться в составе РСФСР. Как показывает перепись населения 1926 года, к территориям с этническим украинским населением относились не только северная Слобожанщина, но и Кубань, Ставрополье и другие земли.


Факт 3. В 1954 году советские руководители передали Украинской ССР Крымскую область, находившуюся в составе РСФСР.


По официальной версии, это событие было приурочено к 300-летию Переяславской Рады — состоявшегося в 1654 году собрания представителей запорожского казачества, на котором было одобрено решение об объединении с Русским царством. Передача Крыма Украинской ССР преподносилась как символ российско-украинской дружбы. Однако несмотря на восторженные и благородные объяснения, которые предлагала советская пропаганда, правда была совершенно иной.


Вторая мировая война прокатилась по Крыму разрушительной волной, в два раза сократив население полуострова: в мае 1944 года произошла массовая депортация татар — которую можно считать актом геноцида против крымских татар. Насильственному переселению подверглись более 183 тысяч человек, 46% которых погибли в ходе депортации или в первые годы жизни в изгнании. Кроме того в июне 1944 года проходило изгнание из Крыма армян, чехов, болгар и греков, в результате чего регион потерял большую часть своего населения и сделался экономически несостоятельным. Эту печальную реальность подтверждают статистические данные, которые можно найти в крымской периодической печати за период 1953-1954 годов.


В то время наиболее подходящим и эффективным способом вернуть жизнь крымскому региону оказалась передача полуострова Украине на основе экономических, культурных и политических связей прошлого. Что и было сделано. Тем не менее Крым превратился в «советскую здравницу», о чем неоднократно заявлялось в советских фильмах, именно благодаря Украине и украинцам.


Несмотря на тяжелые послевоенные времена и учитывая, что Украинская Советская Социалистическая Республика потеряла около 13 миллионов людей, ей все же удалось наладить работу крымского аграрного сектора, построить инфраструктуру и дороги, а также обеспечить поставки различных товаров. Украинское руководство управления водного строительства отвечало за создание Симферопольского и Старокрымского водохранилища, а также Северо-Крымского канала, благодаря которым была разрешена одна из самых насущных проблем Крыма — нехватка пресной воды. Кроме того украинские электростанции обеспечивали Крым электричеством.


Для не слишком осведомленных Крым был «щедрым подарком Хрущева» Украине. Прочим, у которых хватило мудрости и терпения изучить этот вопрос в подробностях, совершенно ясно, что Украина заплатила за «этот подарок» астрономическими затратами из собственного бюджета, направленными на снабжение жителей и возрождение экономики опустошенного полуострова.


Факт 4. Существует миф о том, будто бы инициатива передачи Крыма Украине принадлежала тогдашнему лидеру СССР Никите Хрущеву и будто он «передал полуостров украинским товарищам незаконно и ни с кем не посоветовавшись». Этот миф усердно культивируется сторонниками политического реваншизма Советского Союза и защитниками имперских представлений о России.


Однако он не имеет ничего общего с реальностью.


Не исключая того, что Хрущев как опытный руководитель видел явные преимущества в передаче Крыма на экономические «поруки» Украинской ССР, на момент принятия политического решения он не располагал достаточными полномочиями, чтобы сделать это в одиночку. Несмотря на свое избрание генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) в сентябре 1953 года, после «развенчания» Берии, правительство в Москве по-прежнему составляли ближайшие сторонники Сталина: Маленков, Молотов, Ворошилов, Булганин и Каганович. Реальная власть оставалась в руках «кремлевских стариков». Если бы партийные чиновники не видели в передаче Крыма срочной необходимости, она бы не состоялась.


Что касается формальной инициативы, то она принадлежала руководителям Верховного Совета РСФСР. Именно они санкционировали соответствующее решение и представили ходатайство в Верховный Совет РСФСР, который на заседании 19 февраля 1954 года принял указ о «передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР», тем самым окончательно поменяв административно-территориальные границы двух республик. Упомянутое постановление было принято в полном соответствии с тогдашним законодательством Советского Союза и формализовано в соответствии с решениями компетентных органов Союза.


Эти факты подтверждают то, что любые обвинения Хрущева в волюнтаризме или злоупотреблении властью в деле передачи Крыма Украине не имеют под собой никакого основания.


Факт 5. Защитники сепаратистских идей в Крыму часто аргументируют свою позицию тем, что на крымском «референдуме» в январе 1991 года большинство его жителей проголосовали за возрождение автономии Крыма как независимой республики в составе СССР.


Верховный Совет УССР восстановил автономию Крыма, но в составе Украины. Некоторые воскликнут: «Жителей Крыма обманули!» Остается только разобраться, кто именно их обманул… Крымский обком КПСС во главе с Николаем Багровым или власти Украинской ССР? Первый, Николай Багров, не опираясь на нормы законодательства (тогда в принципе не существовало никакого закона о проведении местных референдумов) и не обладая соответствующими полномочиями, организовал опрос, по результатам которого провозгласил создание Крымской Советской Социалистической Республики, таким образом введя жителей полуострова в заблуждение. Между тем украинские власти волновало мнение людей, и они предоставили Крыму автономию как союзной республике в соответствии с национальным законодательством и нормами международного права.


Голосование крымчан на референдуме 1991 года сыграло важную роль. 24 августа 1991 года, продолжая тысячелетнюю традицию создания государства, Верховный Совет Украины провозгласил независимость страны. 1 декабря 1991 года состоялся первый украинский национальный референдум, где на всеобщее голосование был вынесен только один вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины, принятый Верховным Советом 24 августа 1991 года?» В референдуме приняли участие 84,18% украинского населения, из них 90,32% ответили «да». Также в голосовании участвовало 67,50% населения Крыма. За независимость проголосовало 54,19% крымчан. Таким образом, население полуострова, примкнув к украинцам, поддержало создание независимой Украины, признав себя частью украинской нации.


Факт 6. Первые свидетельства радикальных изменений российской политики в отношении независимой Украины начали появляться в 1993 году. Если до этого парламенты обеих стран сохраняли благоразумие в подходе к вопросам Крыма и Черноморского флота, то с 1993 года ситуация изменилась. Российский парламент (Государственная Дума) начал медленно, но верно двигаться в сторону популизма и неоимперских амбиций. 9 июля 1993 года парламент России принял постановление «О статусе Севастополя», объявляя Севастополь частью России и главной базой российского флота на Черном море.


В ответ на это 14 июля украинский парламент (Верховная Рада) принял резолюцию, которая расценивала действия России как нарушение международного права, обязательств перед ООН, ОБСЕ и другими международными организациями, а также ряда двусторонних соглашений. Решение Думы было объявлено юридически недействительным. США и ЕС выразили свою поддержку территориальной целостности Украины и заявили, что территориальные претензии России на украинскую территорию будут иметь «катастрофические последствия для стабильности во всей Восточной Европе».


Об этом мало известно, но факт остается фактом: Совет Безопасности ООН сыграл важную роль в разрешении этого кризиса. Украинские дипломаты направили в Совет Безопасности ООН срочное обращение, которое обсуждалось на заседании 21 июля 1993 года. В то время все члены Совета, в том числе Россия, поддержали заявления председателя Совета Безопасности. Этот документ не оставлял сомнений в том, что решение российского парламента не имеет силы, и подтвердил территориальную целостность Украины в соответствии с Уставом ООН. Следует отметить, что президент России также осудил действия российского парламента, признавшись журналистам, что ему «стыдно» за это решение. Как показывает история, Борис Ельцин был первым и последним российским президентом, который испытывал стыд за националистическую риторику и агрессивную политику своих соотечественников


Факт 7. В ночь с 26 на 27 февраля 2014 года «неизвестные зеленые человечки» штурмом взяли здания парламента и правительства Автономной Республики Крым. Утром 27 февраля все мировые СМИ демонстрировали кадры проходившего под дулами пулеметов внеочередного совещания депутатов Верховной Рады Крыма, которые выбрали в качестве нового «премьер-министра» преступника Сергея Аксенова и объявили «референдум» о присоединении к России. Затем прозвучало заявление президента России Владимира Путина о «группах самообороны Крыма» и «военной форме, которую можно купить в любом военторге», о защите интересов русскоговорящих жителей Украины, которые внезапно оказались под угрозой.


Вышедший год спустя документальный фильм «Крым. Путь на Родину» раскрыл некоторые детали российской спецоперации по военному захвату полуострова. Вся информационная кампания базировалась на дате 22 февраля 2014 года — когда произошло «свержение законного президента Украины Януковича».


Утверждалось, что Россия заранее не планировала ничего занимать и захватывать, не собиралась никуда вторгаться и действовала в соответствии с обстоятельствами, «чтобы защитить население Крыма от боевиков „Правого сектора" (экстремистская организация, запрещена в РФ — прим. ред.)».


Но есть один факт, опровергающий этот пропагандистский мираж. Его разоблачению способствовало само Министерство обороны Российской Федерации, учредившее знак отличия для тех военных, которые участвовали в операции по захвату полуострова — медаль «За возвращение Крыма». На обратной стороне медали, изготовленной по срочному заказу Министерства обороны производителем российских государственных наград Lenta Ltd, значатся даты начала и окончания военной операции: «20 февраля — 18 марта 2014». То есть захват Крыма был осуществлен не местными силами самообороны, но российскими регулярными войсками, и начался он не 22 февраля, а 20-го. Если сопоставить этот признанный Министерством обороны Российской Федерации факт с имевшими место событиями, мы увидим, что оккупация Крыма началась в то время, когда Виктор Янукович еще был законным президентом Украины, лишь на следующий день, 21 февраля, в присутствии министров иностранных дел Германии и Польши, а также специального представителя президента России В. Лукина он подписал с лидерами оппозиции Соглашение об урегулировании политического кризиса. К тому моменту Россия уже развернула свое наступление, нарушив Устав ООН и нормы международного права; оккупация Крыма началась тогда, когда в Киеве, на площади Независимости и на Институтской улице сотни протестующих гибли под пулями спецподразделений МВД и служб безопасности. Таких совпадений не бывает — единственное логическое объяснение, которое можно дать поспешному бегству В. Януковича вместе с членами семьи и имуществом после достижения компромисса с оппозицией, заключается в том, что ему было известно о начале необратимого процесса российского вторжения на территорию Украины, и первой мишенью России стал Крым.

© AP Photo, Efrem Lukatsky
Митинг, посвященный 72-й годовщине депортации крымских татар в Киеве


15 сентября 2015 года Верховная Рада приняла закон 685-VIII, установивший дату начала оккупации Крыма и Севастополя — 20 февраля 2014 года, тем самым официально подтвердив предательство бывшего президента Украины Виктора Януковича и ложь российских лидеров.


Факт 8. После того, как Совет Европы и Венецианская комиссия в феврале 2014 года с резкой критикой обрушились на проект конституционного федерального закона 462741-6 Российской Федерации «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон „О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации"», известного как «закон о присоединении», основным инструментом легитимизации оккупации и присоединения Крыма и Севастополя к России стал «общекрымский референдум».


Российские власти пытались придать своим преступным действиям видимость законности в надежде на то, что при благоприятных обстоятельствах окажется возможным сбить с толку международное сообщество и разрешить проблему Крыма с пользой для себя и с минимальными потерями.


6 марта 2014 года «подконтрольный Крымский парламент» принял решение об организации «общекрымского референдума», тем самым нарушив принцип территориальной целостности Украины и превысив собственные полномочия. Факт этого нарушения был четко установлен Конституционным Судом Украины, который в своем постановлении от 14 марта отметил, что это решение противоречит Конституции Украины, объявил его неконституционным и обязал крымские власти приостановить какую бы то ни было подготовку к референдуму.


15 марта 2014 года Верховная Рада Украины приняла решение о роспуске парламента Автономной Республики Крым, и, как следствие, тот окончательно утратил свою легитимность. Тем не менее, находящиеся под абсолютным контролем Москвы крымские власти уже не могли повернуть свое решение вспять: 16 марта 2014 года был проведен референдум, участие в котором приняло свыше 80% избирателей.


В пользу присоединения Крыма к России, предположительно, отдали свои голоса 96,77% избирателей, в Севастополе этот показатель составил 95,6%. Пусть эти астрономические цифры, выражающие «волю народа», останутся на совести социологов (по данным независимых источников, доля принявших участие в голосовании крымчан не превысила 30%), а объяснения обстоятельств и последствий — на совести политологов, мы же приведем три причины их юридической несостоятельности. «Общекрымский референдум» был незаконным и не может иметь юридических последствий, поскольку:


— грубо нарушил Конституцию Украины, Конституцию Автономной Республики Крым, украинский закон «О Верховной Раде Автономной Республики Крым» и положения других законов и нормативных актов;


— противоречит нормам и основным принципам международного права, которые отображены в Уставе ООН, Уставе Совета Европы, Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года и других итоговых документах Хельсинских соглашений / ОБСЕ, равно как и соглашении о создании Содружества Независимых государств от 1991 года;


— условия его проведения не совместимы с демократическими принципами организации референдумов, которые были разработаны под эгидой ОБСЕ и Совета Европы и являются неотъемлемой составляющей принципов и ценностей этих международных организаций.


Едва ли возможно говорить о свободном выражении воли в украинском регионе, который, по сути, был оккупирован воинскими подразделениями Вооруженных Сил Российской Федерации. Присутствие российских военных и военизированных формирований на территории Крыма, за пределами их постоянных мест дислокации, установленных соглашением о статусе и условиях пребывания Черноморского флота России на Украине, радикальным образом скомпрометировало демократический избирательный процесс. Назовем и другие факторы, не совместимые со «свободой выражения воли» в ходе «референдума»:


— отсутствие в украинском законодательстве нормативно-правовой базы для организации местных референдумов;


— существенные нарушения в области свободы выражения мнений и права на информацию, выявленные украинскими и международными организациями по защите прав человека; регулярное нарушение сепаратистскими властями Крыма права журналистов осуществлять свою профессиональную деятельность;


— слишком короткий период, отведенный для организации и проведения референдума. Постановление крымского парламента об организации референдума было утверждено 6 марта, а голосование прошло всего десять дней спустя, 16 марта 2014 года. Ярким «проявлением демократии» стал двухкратный перенос даты проведения референдума: с 25 мая на 30 марта, в потом с 30 марта на 16 марта;


— тот факт, что крымская Верховная Рада уже 11 марта 2014 года утвердила Декларацию о независимости Крыма и города Севастополь, где в пункте 3 прямым текстом говорится о вхождении в состав Российской Федерации, поставил под сомнение юридические последствия референдума, а также свидетельствовал о том, что власти нарушили свою обязанность сохранять нейтральную позицию в отношении его результатов;


— отсутствие в избирательных бюллетенях референдума вопроса о поддержке статуса Автономной Республики Крым в составе Украины, что нарушает права той части населения, которая высказалась в пользу сохранения Крыма в составе Украины.


Откровенная незаконность «всеобщего референдума в Крыму» была признана Генеральной Ассамблеей ООН. 27 марта 2014 около ста государств-членов поддержали резолюцию 68/262 «Территориальная целостность Украины», в которой утверждалось, что референдум, проведенный 16 марта 2014 года в Крыму и Севастополе без опоры на правовую базу, не может быть основанием для каких-либо изменений в статусах этих территорий. Хотя этот документ не смог остановить агрессию России, он заложил фундамент для политики непризнания аннексии Крыма Россией, которой международное сообщество продолжает следовать по сей день.


Факт 9. Желая оправдать свои действия, направленные на захват и аннексию Крыма, Россия нередко ссылалась на пример Косово. Этот прецедент также упоминался самопровозглашенными властями Крыма; к нему обращался российский МИД с целью оправдать законность «общекрымского референдума»; на него указывал президент Владимир Путин в своих многочисленных интервью и выступлениях по телевидению. Казалось, такое сравнение выглядит вполне справедливо: оба случая имеют ряд общих характеристик. Однако более тщательный анализ показывает, что Крым никак не может быть копией Косово: ситуация в этих регионах настолько разная, что любые сравнение выглядят неверно.


Во-первых, согласно различным источникам, косовские албанцы подвергались национальному угнетению со стороны сербских властей. В 1996 году этнический конфликт перерос в периодические столкновения между войсками так называемой Армии освобождения Косово и югославской полицией и армией. С начала 1998 года эти столкновения превратились в своего рода войну. Югославская армия, со своей стороны, подвергла гражданское население репрессиям, которые в конце 1998 года и в начале 1999 года достигли масштабов этнической чистки. В ходе этих чисток были убиты более 12 тысяч косоваров, а 500 тысяч жителей были вынуждены покинуть Косово. В период независимой Украины ни одна этническая группа в Крыму не подвергалась притеснениям или дискриминации по национальному признаку. Напротив, в составе украинского унитарного государства Крым получил уникальный статус автономной республики. Все этнические группы обладали равными правами на участие в политической, экономической и культурной жизни полуострова. К началу 2014 года противоречия, существовавшие между отдельными группами населения в Крыму, носили политический, а не этнический характер. Любые сообщения российской пропаганды об актах насилия в отношении жителей Крыма со стороны украинских властей не имеют под собой фактических оснований и доказательств — они остаются лишь голословными заявлениями.


Во-вторых, в результате операции НАТО против Югославии, направленной на прекращение войны в Косово, провинция находилась под контролем Миссии ООН — в соответствии с постановлением Совета Безопасности ООН под номером 1244. Только по прошествии девяти лет, в течение которых сохранялся статус-кво, и после того, как международное сообщество признало не только неэффективность, но и бесполезность всех усилий по внутреннему самоопределению Косово в составе Сербии, было принято решение не вмешиваться в право косоваров на внешнее самоопределение. Независимость Косово была провозглашена в 2008 году.


Ситуация в Крыму складывалась иначе. Там не было ни руководящей роли ООН, ни многочисленных раундов переговоров, ни длительного переходного периода в поисках политического решения. С начала «мнимых нарушений прав россиян в Крыму» и до акта «самоопределения» прошло всего несколько недель.


В-третьих, декларация о независимости Косово являлась односторонним актом. В случае Крыма решающую роль сыграло внешнее вмешательство. Провозглашение независимости Крыма стало результатом неподобающего применения силы и угроз со стороны Российской Федерации в отношении Украины. Это уже не односторонний акт, но акт неспровоцированной военной агрессии, который не может иметь никаких юридических последствий. Противоправное деяние, совершенное Российской Федерацией и признанное таковым международным сообществом, не может узаконить провозглашение «Республики Крым» и ее включения в состав Российской Федерации.


В-четвертых, важным фактором является воля самих коренных народов. Косовские албанцы являются коренным народом, который, в соответствии с Декларацией ООН о правах коренных народов, имеет право на самоопределение. В отличие от них русские в Крыму составляют лишь одну из этнических групп, которая не может по своему усмотрению определять правовой статус полуострова. За отсутствием такого понятия, как «народ Крыма», единственной группой, обладающей правом на самоопределение в Крыму, являются крымские татары. Но, как всем известно, крымские татары проигнорировали так называемый «общерымский референдум» и выступили против российской оккупации полуострова. Сегодня российские оккупационные власти подвергают их гонениям и дискриминации.


Одним словом, аргументация собственной позиции по Крыму отсылками к «косовскому прецеденту» является со стороны России откровенным политическим кощунством. Россия лишена морального права ссылаться на эту правовую позицию, поскольку сама не признает независимость Косово. Так, в заявлении российского парламента о последствиях самопровозглашения независимого Косово (Сербия), утвержденном 18 февраля 2008 года, четко говорится, что право наций на самоопределение не оправдывает признание независимости Косово. В то время обе палаты парламента Российской Федерации «посчитали невозможным признание Косово в качестве суверенного государства, принятие Косово в ООН и другие международные организации, которые хранят приверженность основополагающим принципам международного права».


То, что Россия применяет в отношении Украины те же методы, которые ранее сама осуждала и не признавала в отношении Сербии, можно рассматривать только как использование двойных стандартов. Никак иначе…


Факт 10. Последний и, пожалуй, самый печальный факт состоит в том, что, несмотря на высокопарные обещания превратить оккупированный Крым в Эдемский сад, российские оккупационные власти с первого дня оккупации полуострова начали массированную атаку на все основные гражданские права и свободы. Любая империя инстинктивно стремится к безусловному уничтожению на завоеванных территориях «островков свободы» и «очагов диссидентства». Эта участь не миновала и Крым.


По сообщениям авторитетных организаций в области прав человека, таких как Amnesty International, Human Rights Watch, Freedom House и многих других, всего за три года оккупации Крым был отброшен на три века назад в том, что касается прав человека и верховенства закона, превратившись в «полуостров страха и отчаяния».


Социальная атмосфера на полуострове отравлена рядом нерасследованных убийств, пытками, похищениями, уничтожением основных процессуальных гарантий и пренебрежением к справедливым судебным разбирательствам, запретом на проведение митингов и демонстраций, гонениями на журналистов и независимые средства массовой информации, а также закрытием украинских и татарских школ. По данным правозащитной организации CrimeaSOS, только в прошедшем 2016 году в Крыму произошло три насильственных исчезновения, к 38 годам заключения были приговорены шесть подсудимых, которым были предъявлены сфабрикованные обвинения в причастности к деятельности «Хизб ут-Тахрир» (признана террористической организацией), участии в «евромайдане» и подготовке террористических актов; было открыто 32 новых уголовных дела, один нелепее другого. В частности, Ильми Умерова, Сулеймана Кадырова и Николая Семена, выступающих за возвращение Крыма Украине, обвиняют в «сепаратизме», три человека находятся под стражей в ожидании приговора за участие в проукраинской демонстрации «26 февраля 2014 года», семь человек были подвергнуты принудительной психиатрической экспертизе.


Карательные органы оккупационного государства осуществили более 177 арестов и провели более 50 обысков. Апогеем политики национального угнетения стало запрещение государством-захватчиком Меджлиса —представительного органа крымских татар. Это вопиющее попрание закона вызвало серьезное осуждение всех международных организаций и международного сообщества. Совет Европы объявил о том, что политика репрессий поднялась на новый уровень — массовых репрессий против народа крымских татар как сообщества.


Сегодня правительство Украины лишено какого бы то ни было контроля над Крымским полуостровом и не может обеспечить тамошним жителям защиту прав человека и гарантировать верховенство закона. Тем не менее украинское правительство продолжает чувствовать ответственность за судьбу своих граждан. В настоящее время все усилия направлены на то, чтобы остановить преступные действия оккупационных властей и привлечь Россию к международно-правовой ответственности как государство-агрессора и оккупанта. Сегодня на рассмотрении у Европейского суда по правам человека, находятся пять межгосударственных исков Украины против России и более трех тысяч индивидуальных дел, возбужденных на основании жалоб на российскую агрессию со стороны граждан Украины. В апреле 2014 года и в сентябре 2015 года Украина обратилась к Международному уголовному суду за признанием своей юрисдикции. В отчете прокурора МУС за 2016 год констатируется то, что Крым был оккупирован в результате международного вооруженного конфликта между Россией и Украиной.


В сентябре 2016 года Украина, в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву (1982 года), инициировала арбитражное разбирательство в отношении Российской Федерации, чтобы защитить свои права прибрежного государства на прилегающие к Крыму зоны Черного, Азовского моря и Керченский пролив.


16 января 2017 Украина представила в Международный суд иск с требованием применить в отношении Российской Федерации положения Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Предварительное решение по данному делу было оглашено 19 апреля 2017 года.


Российская Федерация должна понести наказание за свои незаконные действия, поскольку безнаказанность всегда ведет к совершению еще более тяжких преступлений.


Анатолий Коваль — консул, глава миссии Украины в Португалии.