Кости павших в Зимнюю войну советских солдат и сейчас можно найти на территории финского муниципалитета Кухмо, где проходили бои. Финнов, выкапывающих кости, обвиняют в вандализме.


Эти кости когда-то принадлежали живым людям, на этих костях была плоть.


Предположим, что эти кости принадлежали в феврале-марте 1940 года какому-нибудь Владимиру, одному из десятков тысяч советских солдат, которые напали на Финляндию.


Владимир входил в подразделение, которое привыкло воевать в зимнем лесу — в отличие от солдат украинского подразделения, разгромленного в сражении на Раатской дороге месяцем ранее.


Бои приостанавливались и возобновлялись вновь. Сначала советские войска продвинулись по двум дорогам вглубь Финляндии, но скоро продвижение остановилось; финские оборонительные сооружения выдержали. В северной части страны финские солдаты даже зашли в тыл советских войск на 30 километров. Между дорогами был глухой лес шириной 10 километров.


В 1939-1940 годы линии обороны укреплялись с обеих сторон. Сражения преимущественно ограничивались столкновениями патрулей и артиллерийским огнем.


В конце января финны перешли к тактике «Мотти» (разделение группировки противника на отдельные группы с последующим уничтожением, — прим. перев.). Финнам пришла помощь от сражавшихся на Раатской дороге. После сражений, которые длились почти две недели, советская дивизия была рассечена на части на территории площадью 45 квадратных километров.


Финны уничтожили часть котлов, но не все. Суровые бои привели к заключению Московского мирного договора в марте 1940 года. На территории Финляндии остались тысячи погибших советских солдат, среди них — Владимир.


К костям туристов не водят


Звуки выстрелов во время боев в Кухмо стихли уже много десятилетий назад, но властям по-прежнему сообщают об обнаружении останков погибших солдат.


«Конечно, о находках по-прежнему заявляют. Чаще всего их обнаруживают во время раскопок», — говорит Яркко Максниеми (Jarkko Maksniemi), капитан полицейского отделения в области Кайнуу.


Житель Кухмо, гид Йорма Пиирайнен (Jorma Piirainen), который водит экскурсионные группы по местам сражений Зимней войны, не соглашается приводить туристов к местам, где обнаруживают останки солдат. Это принцип, которого гид придерживается в своей работе уже 32 года.


«Мне кажется, это нормальный подход для гида — уважение к покойникам. Я считаю, что выкапывание костей, их перемещение — это вандализм. Не хочу быть причастным к этому», — говорит Пиирайнен.


Капитан полиции Яркко Максиниеми разделяет эту позицию.


Во время своих экскурсионных туров, проходящих по местам сражений Зимней войны, Йорма Пиирайнен четко говорит, что нужно делать с найденными предметами и останками.


«Места обнаружения снарядов нужно отмечать и сообщать о них властям, чтобы военные их уничтожили. О нахождении человеческих останков нужно сообщить чиновникам. Они позаботятся об их корректном захоронении», — говорит Пиирайнен.


Человек, который обнаружил кости в лесу рядом с местом своего проживания или же там, где ранее велись сражения, должен связаться с чиновниками.


«Полиция будет выяснять, что это за останки», — добавляет Максниеми.


На время выяснения останки хранятся в отделении судебной медицины, где их могут при необходимости изучить. Если подтвердится, что останки принадлежат советским солдатам, то их передадут российским чиновникам.


«Когда подключается полиция, то дело, как правило, переходит на официальный уровень», — сообщает Максниеми.


Так Владимир, которого мы упоминаем в качестве примера, может попасть на Родину — в могилу неизвестного солдата.


Кости солдат на камине


Ответственность за захоронение павших на войне советских солдат, по мнению Йормы Пиирайнена, лежала на финских солдатах.


«Их осталось довольно много именно здесь, русские ничего не перенесли на другую сторону границы. Погибших хоронили летом 1940 года, после заключения мирного договора», — рассказывает Пиирайнен.


Пиирайнен обсуждал этот вопрос с участниками военных действий. Для захоронения противника годилась даже, например, яма от взорвавшейся гранаты.


«Люди, с которыми я беседовал, говорили, что о перевозке тел погибших на большие расстояния даже не шло речи», — вспоминает Пиирайнен.


Никаких теплых чувств по отношению к убитым противникам не было. Кроме этого, из-за жаркого лета от трупов исходил неприятный запах, и все чаще их закапывали неглубоко.


«После заключения мирного договора на суровых условиях отношение к останкам врагов было несколько иное», — рассказывает Пиирайнен.


Йорма Пиирайнен огорчен тем, что сейчас выкапывают кости и различные предметы военного времени.


«Грустно, что законодательство это не запрещает», — говорит Пиирайнен.


Капитан полиции Максниеми считает, что у выкапывания останков на память или на продажу есть признаки преступной деятельности, например, вандализма.


Финское издание Kainuun Sanomat рассказывало о незаконном выкапывании костей в 2016 году. По самым невероятным слухам, найденные в земле кости забирали домой на память.


«Подобная деятельность неприемлема по меньшей мере по этическим и моральным нормам. Останки людей — не экспонаты для выставления в частных домах», — прокомментировал Максниеми.


Йорма Пиирайнен, живущий в муниципалитете Кухмо, рассказывает, что слышал подобные истории от своих земляков.


«Такие истории я действительно слышал, но не видел, чтобы кто-то делал что-то подобное».


Проблемы из-за металлоискателей


После уничтожения котлов и наступления мира в марте 1940 года финны похоронили в Кухмо примерно 10,5 тысяч советских солдат. Русские тоже похоронили часть своих погибших. Некоторые солдаты в последний раз послужили родине — их телами заполнили траншеи.


Многих постигла участь Владимира, о котором мы говорим в качестве примера. Его не похоронили ни русские, ни финны. Вместе с товарищами он был погребен под остатками землянок. Тела были в безопасности от искателей военных трофеев десятки лет.


Около десяти лет назад в продажу поступили дешевые металлоискатели, и раскопки на местах ведения боевых действий впервые стали большой проблемой. По воспоминаниям Йормы Пиирайнена, по бывшим территориям боевых действий в Кухмо ходило много людей.


«Это было что-то безумное. В некоторых местах останавливались автодома, и люди выходили в лес искать предметы военного времени», — рассказывает Пиирайнен.


Пришлось вмешаться местным чиновникам.


«Местная полиция остудила энтузиазм этих людей», — вспоминает Пиирайнен.


По мнению полиции, искателям сокровищ, гуляющим с металлоискателями, не помешало бы соблюдать рамки приличия.


«Эти территории могут быть местом упокоения солдат. К этому вопросу нужно относиться соответствующе», — сообщает Яркко Максниеми.


Раскопки на таких территориях могут включать в себя различные риски.


«Нужно помнить, что на бывших местах ведения военных действий могут быть неразорвавшиеся снаряды, которые могут представлять угрозу», — предупреждает Максниеми.


Йорма Пиирайнен говорит своим туристам о простых правилах поведения во время пеших экскурсий.


«Не пинайте кочки, это может быть смертельно опасно. Неразорвавшаяся граната сейчас так же опасна, как и 70 лет назад», — отмечает Пиирайнен.