Представьте себе такую картину: китайский истребитель при попытке облета патрульного самолета ВМФ США Р-8 Poseidon над Южно-Китайским морем случайно врезается в него, в результате оба экипажа погибают. Опасаясь возмездия США, Китай реагирует довольно неожиданным образом: ракетами «земля-воздух» он один за другим сбивает многочисленные американские спутники.

Неожиданно военно-морской флот вынужден ориентироваться в акватории Тихого океана с едва работающим GPS и пришедшими в негодность средствами связи, вызывающими хаос и неопределенность. Китайские удары также лишают Пентагон способности контролировать собственный арсенал высокоточного оружия.

Ничего подобного не произошло. Но гипотетический сценарий указывает на зависимость Пентагона от космоса и военных технологий, с ним связанных. Спутники на протяжении десятилетий кружат над земной атмосферой, обеспечивая Соединенные Штаты огромным преимуществом в военном отношении, даже тогда, когда обычные виды вооружения соперников представляются устрашающими.

В новом докладе, обнародованном в среду Центром новой американской безопасности, подчеркивается уязвимость Пентагона в космосе и звучит призыв перейти к стратегии обеспечения его безопасности и подготовки к конфликту именно там. Его автор — старший научный сотрудник Элбридж Колби (Elbridge Colby), бывший член президентского предвыборного штаба губернатора Массачусетса Митта Ромни — утверждает, что потенциальные противники, такие как Китай и Россия, обращают внимание на то, в какой степени Соединенные Штаты зависят от своей «космической архитектуры», и начинают искать способы поставить ее под угрозу.

«Действительно, многие наблюдатели отмечают, что эти потенциальные противники рассматривают американскую космическую архитектуру как “Ахиллесову пяту” военной мощи США, в свете глубинной зависимости Америки от космических систем и уязвимости структуры военных спутников», — говорится в докладе.

Угрозы спутникам представляют не только ракеты, но и кибер- и электронные атаки, имеющие целью прервать их работу. На самом деле, утверждает Колби, «космос становится еще одной сферой ведения боевых действий наравне с другими — воздухом, морем, сушей и областью распространения электромагнитных волн — в которой Соединенным Штатам придется конкурировать и бороться за возможность доступа и эксплуатации этой территории, вернее, обеспечить безопасное и неоспоримое прохождение через нее и ее использование».

Пентагон уже начал предпринимать ответные меры. В прошлом году, например, министр обороны Эштон Картер дал военным указание постепенно приступить к снижению собственной зависимости от спутников GPS, утверждая, что Министерство обороны, вероятно, в течение 20 лет не будет их покупать.

«Вот вам мое мнение и предсказание: я ненавижу GPS, — ответил Картер на вопросы, появившиеся в блоге инвестиционной компании Andreessen Horowitz. — Идея о том, что мы висим на крючке у спутника в полусинхронной орбите (на которую, к моему великому сожалению, я ранее купился), что это не работает в определенных обстоятельствах, не работает в закрытом помещении или в долинах Афганистана, смешна».

Колби заявил, что независимо от шагов, предпринимаемых военными, едва ли США когда-либо будет вновь безраздельно господствовать в космосе. Поэтому Соединенным Штатам необходимо разработать план действий на случай атаки спутников. Во времена холодной войны, отмечает Колби, существовала угроза того, что Соединенные Штаты ответят на любое нападение в космосе разрушительной силой. Он предлагает принять новые нормы, в том числе возможность реагировать на космические атаки нападениями за пределами космоса, как то авиаударами по наземным целям.

«Это крайне важно для конкретных интересов Соединенных Штатов, учитывая, что в настоящий момент США в значительной степени опираются на космос и, как следствие, перед лицом возможных ударов в самом космосе их потенциальные противники предпочитают ограничивать свои законные ответные меры, — написал он. — Тем не менее, этот принцип имеет серьезные шансы получить более широкое признание по мере того, как все большее число стран начинает рассчитывать на космос и уже оценило его значение и связь в полном диапазоне возможностей гражданского и военного применения».

В телефонном интервью Колби сообщил, что космос является ярким примером трудностей на пути Америки к военному превосходству. Нет оснований полагать, что в этой области окажется возможным сдерживать Китай и Россию, именно это побудило его поднять вопрос о том, какие ограничительные меры может предпринять Пентагон в отношении будущей войны, вовлекающий космическое пространство.

«На мой взгляд, нам предстоит отчасти вернуться к образу мышления, ушедшего с концом холодной войны, — признал Колби. — Иные возразят: “Ну, это мышление времен холодной войны”, и я им отвечу, что да, тогда было много нехороших мыслей, но было и множество невероятно благоразумных и глубоких идей в том смысле, что шла титаническая борьба между свободным миром и коммунистическим блоком, и целый ряд лучших умов того времени глубоко занимались этими вопросами».

Колби сказал, что даже если русские или китайцы не собьют спутники, они будут искать способы их повредить и предотвратить их использование.

«В ближайшем будущем космос будет представлять собой уязвимую сферу, и потому необходимо приступить к рассмотрению путей минимизации этих рисков и угроз, — сказал он. — По сути, мы собираемся искать способы убедить или принудить наших противников не пользоваться в полной мере своими возможностями причинить нам урон в космосе».