«Российские агенты свободно функционируют в ключевых польских СМИ», — говорил в интервью порталу Wirtualna Polska профессор Анджей Зильбертович (Andrzej Zybertowicz). Советник польского президента и известный эксперт по вопросам безопасности обращает внимание на проблему, которая должна оказаться в центре польской общественной дискуссии. Вместо того чтобы так увлеченно следить за борьбой европейских кругов с польским правительством, прессе нужно заняться вопросами национальной безопасности. Особенно на том фоне, что Россия приступила к действиям, которые могут оказаться попыткой перечеркнуть геополитические перемены, произошедшие в 1990-е годы. Польша уже стала объектом недружественных шагов Москвы. И именно это следует поместить в центр внимания поляков и польского руководства.

О чем идет речь? В последнее время СМИ (к сожалению, слишком тихо) сообщали о вызывающих беспокойство действиях России. Она не первый год развивает наступательные силы в Калининградской области и наращивает потенциал своих вооруженных сил, а это несет угрозу Польше и странам Балтии. Об этом говорил недавно генерал Фрэнк Горенц (Franc Gorenc) — командующий американскими военно-воздушными силами в Европе и Африке. Его озабоченность вызывает ситуация, при которой России способна контролировать примерно треть неба над Центральной Европой. Эта проблема касается и Польши. «Российская противовоздушная оборона все сильнее угрожает свободному военному доступу НАТО в воздушное пространство некоторых частей Европы, в том числе в треть пространства над Польшей», — говорил Горенц в New York Times.

О том, насколько опасна может быть такая ситуация, объяснял на телеканале TVP Info в программе «Студия Восток» профессор Хуберт Круликовский (Hubert Królikowski) — сотрудник Национального центра стратегических исследований и Ягеллонского университета. «Благодаря размещению российских ракетных комплексов С-400 в Калининградской области и в районе Петербурга можно перекрыть воздушное пространство над Польшей и странами Балтии или ограничить доступ к нему воздушных судов, которые не нравятся России. Это может иметь серьезные стратегические последствия», — рассказывал он, добавляя, что в такой ситуации в случае необходимости Польше сложно будет получить помощь. «В итоге идея, чтобы силы реагирования НАТО размещались в том или ином регионе только в случае кризиса, станет неэффективной и нереализуемой. При наиболее негативном сценарии доступ к большой части воздушного пространства Польши может оказаться перекрытым», — говорил Круликовский. В такой ситуации, добавил он, «Польские клыки» (стратегия увеличения оборонительного потенциала польской армии, — прим.перев.) окажутся тупыми. «На северо-восточные рубежи страны не смогут попасть никакие системы разведки на воздушных платформах, а войска, которые будут находиться на востоке польской территории, лишатся поддержки с воздуха», — продолжал Круликовский. Это означает, отметил он, что силы, которые смогут поддержать поляков, нужно разместить в Польше заблаговременно.

«В современной кризисной ситуации переброска сил НАТО может оказаться невозможной или сильно осложнится, поэтому лучшее решение — это постоянные базы. Проблема касается не только ЗРК С-400, но также российских комплексов радиоэлектронной борьбы и разведывательных систем», — подчеркнул эксперт.

О том, насколько эффективными могут оказаться ракеты, размещенные в Калининградской области, говорил немецкий аналитик Густав Грессель (Gustav Gressel) из Европейского совета по международным отношениям. Он обратил внимание, что Россия может сейчас проверять некоторые боевые комплексы в ходе сирийского конфликта. «Пока в Сирии задействовано не так много сил. Однако следует отметить, что после начала применения комплексов С-400 США пришлось ограничить полеты над этой страной. Это очень эффективный метод контроля воздушного пространства, таким ракетам сложно противостоять», ¬— говорил Грессель. Он добавил, что у НАТО могут возникнуть проблемы с действиями в Центральной Европе из-за того, что в Калининградской области аккумулировано большое количество вооружений. «При любом сценарии военных действий в Балтийском море это осложнит эффективные действия Альянса в регионе. Самый действенный метод реагирования — использование воздушных и аэромобильных сил», — указал аналитик.

Ситуацию, связанную с Центральной Европой, дополнительно осложняют другие действия России. В октябре 2015 года в ходе дискуссии, посвященной будущему НАТО и саммиту Альянса в Варшаве, которую организовал американский Центр исследований европейской политики (CEPA), выступал генерал Бен Ходжес. Он предостерег перед российской экспансией в Европе, подчеркнув, что россияне предприняли крупные военные инвестиции в Калининградской области. Американский командующий, в частности, сообщил, что Москва может угрожать половине стран нашего континента. «При желании они могут блокировать Балтийское море и поразить там любую цель благодаря сконцентрированному там огромному количеству военных и своему потенциалу, в том числе ядерному», — говорил он о россиянах. Генерал упомянул также о сложностях с процедурой переброски сил Альянса. «В Европе есть проблемы со свободным перемещением техники. Я был наивен, когда год назад считал, что раз страны НАТО входят в ЕС, им будет легко перебрасывать технику и силы на учения из одной страны в другую. Все оказалось не так. Даже у союзников и стран, которые входят в шенгенскую зону, получение дипломатического согласия занимает две недели», — объяснял генерал. В таких условиях, подчеркивал Ходжес, НАТО не сможет быстро реагировать на военные угрозы. «Даже если наши силы быстрого реагирования будут находиться в состоянии повышенной готовности, когда на их переброску через границу из Польши в Литву требуется две недели, это не тот незамедлительный ответ, который нужен нашим руководителям», — указывал он.

Так что ситуация в Центральной Европе вызывает тревогу. Военные эксперты НАТО говорят, что Россия обладает достаточным военным потенциалом для того, чтобы заблокировать Балтийское море и воздушное пространство над Польшей и странами Балтии. Переброску техники по суше между европейскими государствами осложняют процедуры. В ходе последних учений министр обороны Антоний Мачеревич (Antoni Macierewicz) уверял, что в этой сфере обстановка становится лучше, однако проблема остается, и тревоги обоснованы.

Ситуация Польши значительно ухудшится, если Россия воплотит в жизнь очередные обещания, связанные с милитаризацией своей западной границы. На Западе появилось объяснение, что такие действия россиян — это ответ на увеличение присутствия НАТО в странах Балтии. «Россия реагирует на присутствие Запада. Путин сказал, что такое положение дел неприемлемо, и необходимо соглашение о неразмещении сил НАТО у границы с Россией. Иначе Москва начнет увеличивать войска на западе страны», — объяснял в эфире TVP Info российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр. Так что ситуация тревожная: Россия уже обладает огромным военным потенциалом, а факты указывают на то, что ее присутствие в Европе может увеличиться.

«Мы следим за ситуацией на восточных рубежах НАТО. К сожалению, никаких предпосылок к тому, что россияне собираются выйти с оккупированных украинских территорий, нет. Наоборот: наблюдаются приготовления к новым наступательным действиям», — рассказывал глава польского оборонного ведомства изданию Do Rzeczy.

Не исключено, что россияне уже приступили к действиям на Украине. В декабре мы стали свидетелями кибератаки на украинскую энергетическую систему. Команда реагирования на чрезвычайные события в компьютерной сфере Украины (CERT-UA) сообщила недавно об угрозе новых инцидентов. Причиной послужила атака на системы киевского аэропорта. Нападение удалось нейтрализовать, однако, как сообщает Киев, это было очередное доказательство агрессивных намерений России, так как следы вновь вели в РФ.

Как мы видим, Россия не отказывается от недружественных действий. Насколько они представляют опасность для нас? В упоминавшемся выше интервью журналу Do Rzeczy можно найти следующий обмен репликами между министром Мачеревичем и журналистом Цезарием Гмызом (Cezary Gmyz):

Цезарий Гмыз: Калининградская область превратилась в гигантский авианосец и десантный корабль, пришвартованный у наших берегов. Недавно появились сообщения, что в Роминтенской пуще россияне делают просеки, идущие в сторону Польши.

Антоний Мачеревич: Я восхищен вашими познаниями. (…) Сказать могу одно: я не подтверждаю и не опровергаю этот факт. (…) Мы учитываем любые нетипичные действия и каждый потенциально опасный шаг.

Можно ли сказать, что министр подтвердил информацию? Действительно ли россияне прорубают просеки, ведущие в сторону Польши? Могут ли те быть использованы в военных целях? Готовы ли мы к таким действиям?

Возможно, мы имеем дело лишь с психологической войной, но, возможно, и с чем-то более серьезным. Особенно на том фоне, что, как указывает бывший пресс-секретарь Агентства внутренней безопасности, психологическая и информационная война, пропаганда, военные действия могут сопровождать друг друга. «Сегодня компьютерные сети стали столь же опасным оружием, как смертоносные выстрелы пушек. Они стали элементом гибридной войны, которая в итоге приводит к территориальным завоеваниям», ¬— писал Мачей Карчиньский (Maciej Karczyński) в статье на портале onet.pl, добавляя, что война на уровне пропаганды может быть взаимосвязана с войной реальной. «Следует помнить, что главная цель гибридной войны — не пропагандистский успех. Победа дает территориальные приобретения и возможность расширить сферы своего влияния», — отмечал он.

Пожалуй, не нужно никому объяснять, что Польша уже много лет находится под пропагандистским прицелом Москвы. Недавно об этом напомнило высказывание главы Совета Федерации Валентины Матвиенко. Она писала на страницах «Российской газеты», что Россия готова к диалогу, однако выбор остается за Варшавой. При этом Матвиенко критиковала историческую политику Польши и стремление поляков усилить присутствие НАТО на своей территории. Коме того, по ее мнению, Варшава недооценивают роль России в освобождении Польши.

Пропагандистские удары с востока мы получаем часто. В последнее время они также стали исходить с запада. Польское руководство атакуют с двух сторон, и это может иметь свои негативные последствия. Как верно отмечает Карчиньский, пропагандистская война может стать элементом войны реальной. Она, несомненно, ослабляет польскую безопасность.

Сейчас руководство нашего государства, пожалуй, верно оценивает уровень угроз. Президент, глава министерства внутренних дел и оборонного ведомства, приступив к своим обязанностям, занялись укреплением гарантий безопасности в нашем регионе. Они ставят вопрос прямо: Польша борется за постоянные базы НАТО в Центральной Европе. Из приведенных выше фактов и мнений ясно следует, что именно такие базы — это самое лучшее решение. Возможно, единственное, которое увеличит шансы на то, что наша страна получит политическую и военную поддержку в случае возникновения опасности. Но даже постоянные базы не дадут нам полной уверенности. Ее мы должны обеспечить себе сами.

Надежды внушает тот факт, что правительство «Права и справедливости» объявило о планах по увеличению численности армии, созданию системы территориальной обороны, укреплению отечественной оборонной промышленности, ускоренной модернизации вооруженных сил и преобразованию спецслужб. Возможно, Россия всего лишь ведет психологическую войну, что все это типичные «страшилки», однако, ответственное государственное руководство должно подходить к поступающим с востока вопросам со всей серьезностью. И действовать так, чтобы Польша могла гарантировать полякам безопасность даже в ситуации серьезного военного кризиса. У государства должны быть свои силы и оборонительный потенциал, у него должны быть реальные гарантии безопасности. Без них будущее Польши будет туманным.

Слушая центральные СМИ, плач по польской демократии и совершенно безответственные вопросы, состоится ли в Польше саммит НАТО, стоит помнить, за что ведется сейчас геополитическая игра, в которой принимает участие наша страна. Российская политика выглядит подготовкой к новому передвижению символической границы между Западом и Востоком. По которую сторону окажется Польша? Это зависит, в частности, от силы нашего государства. А его силу много лет подтачивали.

В современной ситуации нельзя тратить время на пустые споры. На повестке дня должны быть действия России и ее политика в нашем регионе. Поляки должны понимать, с насколько серьезной геополитической и стратегической игрой мы имеем дело…