Точные бомбардировки можно вести двумя методами. Первый заключается в использовании «умных боеприпасов», которые впервые привлекли внимание СМИ во время «прямых включений» с войны в Персидском заливе в 1991 году. В текущем сирийском конфликте российская сторона продемонстрировала другой вариант — умное применение «глупых» (ненаводящихся) бомб.

Большую часть авианалетов в сирийском конфликте российская авиация осуществляет с привлечением фронтовых бомбардировщиков Су-24М2 с изменяемой геометрией крыла и истребителей Су-25СМ. Это модернизированные самолеты довольно старых типов. Удары по подавляющему числу целей российские самолеты наносят с помощью ненаводящихся бомб. Несмотря на это, похоже, что даже с таким грузом российские самолеты способны с достаточно высокой точностью поразить точечные цели. Для этого используется сложная палубная Специализированная вычислительная подсистема СВП-24.


СВП-24 определяет точное место, вернее, лучше сказать, момент автоматического сброса «глупой» бомбы таким образом, чтобы она поразила определенную цель на земле, упав как можно ближе к ней. Система учитывает точно известные позиции цели и самолета (данные получают со спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС), скорость и высоту полета и угол наклона самолета, а также принимает во внимание данные о баллистике конкретного типа боеприпаса. Кроме того, учитываются гидрометеорологические условия (атмосферное давление, ветер, влажность) в данной местности, которые меняются в зависимости от времени и высоты. От точности и достаточности входных данных, разумеется, зависит и точность самой системы.

В информационном материале производителя говорится о повышении точности попадания неуправляемой бомбы в цель в восемь раз при использовании СВП-24 на самолетах Су-24М, так что точность использования «глупой» бомбы якобы приближается по точности к применению бомбы управляемой. Также самолет может маневрировать в определенных пределах даже при приближении к цели, что, согласно тому же документу, повышает шансы пилота на выживание на 30-40% в случае активной противовоздушной обороны неприятеля. Как подобные цифры были установлены, в материале не говорится.

Генерал-майор Игорь Семченко в интервью российской отраслевой газете «Военно-промышленный курьер», опубликованном второго декабря 2015 года, сообщает, что с СВП-24 вероятность попадания в малую подземную охраняемую цель (например, бункер) повышается на 30-40%, а в случае слабо защищаемых целей средней величины (склады, строения, мосты) — на 60%. Поэтому один Су-24М с 12-16 «глупыми» бомбами может, по словам Семченко, за один вылет уничтожить до двух целей инфраструктуры противника.

Если использовать всю эту информацию —хотя ее можно признать и неподтвержденной — и добавить снимки с сирийского аэродрома, откуда Су-24М2 поднимаются в небо, как правило, с четырьмя «глупыми» бомбами калибром 250-500 килограммов (хотя мелких на борт они могут взять огромное множество), то все это можно считать косвенным доказательством эффективности системы СВП-24.

История «чуда»


Несмотря на то, что в связи с участием российской стороны в конфликте в Сирии о СВП-24 положительно отзываются даже некоторые западные СМИ, сегодня эта система на Ближний Восток не «с неба свалилась». В 1992 году в Жуковском (военный авиационный комплекс Раменское) была создана компания «Гефест ИТ», которая выполняла заказы Министерства обороны на автоматизированные и информационные системы в области авиации. Вскоре перед специалистами Гефеста поставили задачу разработать компьютерную бортовую систему для модернизации Су-24М.

Так в 1996 году на свет появилась уже известная нам СВП-24 (теперь понятно, откуда в названии цифра 24). Однако путь к современному операционному использованию был долгим: проект несколько раз приостанавливался и вновь возобновлялся. Из-за конкуренции с другими проектами звучали обвинения в коррупции, в общем, было все то же, что и в других странах. В первом десятилетии нового тысячелетия Су-24М2 с Гефестом успешно прошли испытания, после чего системой было оборудовано неизвестное число самолетов, поставленных на вооружение.

После модернизации, заключавшейся, прежде всего, в установке СВП, самолеты Сухой обозначались Су-24М2. Правда, цифра 2 зачастую не указывается, и есть другая трудность: как Су-24М2 обозначаются и самолеты, модернизированные по другой программе НИИРЭК, которая, однако, не предполагает компьютерного оснащения такой сложности и функциональности, как система Гефеста.

Сама СВП-24 состоит из нескольких компонентов, размещенных на борту самолета, и взаимодействует с внешними наземными, воздушными и космическими системами, от которых получает необходимые данные. То есть СВП-24 является одним из элементов так называемого цифрового боя и служит не только для наведения «глупых» бомб. Система улучшила навигацию и повысила безопасность полетов на низких высотах в автоматическом режиме. Также важно, что удалось даже снизить, пусть и незначительно, расходы на эксплуатацию и сервис авионики.

Потенциал новой системы способствовал разработкам его модификаций для использования на других самолетах старых типов. Сегодня мы знаем о существовании, например, СВП-24-22 для стратегических бомбардировщиков Ту-22, СВП-24-25 для истребителей Су-25, СВП-24-27 для истребителей-бомбардировщиков МиГ-27, а для тренировочных целей была создана СВП-24-39 для все еще используемых Aerо L-39 Albatros.

Российские бомбы, используемые в Сирии


На фотографиях российских самолетов в Сирии можно увидеть несколько типов ненаводящихся бомб. Как уже было сказано, для их сбрасывания на цели используют, в первую очередь, самолеты Су-24М2 и Су-25СМ. Оба типа оснащены системой СВП-24. Третьим типом самолетов, оборудованным этой системой, является дальний бомбардировщик Ту-22М3М (Ту-22М3 — после модернизации). Эти бомбардировщики использовались в операциях стратегической авиации, когда Tу-22M3M, Tу-95MС и Tу-160 вылетали с авиабаз на территории России. И если Tу-95MS и Tу-160 в небе над территорией Сирии не появлялись, а наносили удары по целям крылатыми ракетами, то отсеки Tу-22M3M были заполнены «малыми» осколочно-фугасными авиационными бомбами ОФАБ-250-270, которые использовались против группировок боевиков ИГИЛ под Дайр-эз-Заур.

Стоит отметить, что именно ОФАБ-250-270 весом 266 килограммов попадаются на фотографиях чаще всего. Среди других типов ненаводящихся бомб, используемых российской авиацией в Сирии, — фугасные бомбы ФАБ-250 и ФАБ-500, а также бетонобойные БетАБ-500 и кассетные РБК-250.

Помимо ненаводящихся бомб все же используются, пусть и в меньшем количестве, бомбы «умные». Например, самые современные КАБ-500С со спутниковым наведением, которые сбрасывают бомбардировщики Су-34. Для полноты картины можно еще упомянуть об использовании управляемых ракет класса «воздух-земля» и ракетных блоков с неуправляемыми ракетами. Однако все это уже не относится к теме «глупых» бомб, сбрасываемых с помощью СВП-24.

Раздача медалей


Австрийское издание Contra Magazin пишет: «Если НАТО, прежде всего, Соединенные Штаты, инвестируют в крайне точно наводящееся оружие и системы тотального наблюдения, то Россия использует свою технологическую смекалку для минимизирования расходов».

Но не все так просто. Не стоит представлять себе, что использование систем, подобных СВП-24, полностью вытеснит «умные» бомбы. Оценивая значение СВП-24, нельзя забывать, что расчет для сбрасывания бомб не единственная функция системы, как уже говорилось выше.

Но при сравнении с «конкурентными» методами решения задачи точных бомбардировок мы лучше видим преимущества и недостатки системы. Да, используется «дешевые» стандартные боеприпасы, без привлечения сложных комплектов (типа американского JDAM), так что расходы на боеприпасы не повышаются, и не требуется особенно осторожного обращения.


Но недостатком кажется невозможность влиять на траекторию бомбы после сброса с самолета. С другой стороны, нет угрозы потери сигнала, что, например, может произойти из-за облаков, дыма или пыли в случае вооружений, которые наводятся лазером. Из этого следует невозможность использования СВП-24 против движущихся целей, хотя не стоит понимать это как догму (пример — движущаяся колонна и т. п.).

«Самое умное» вооружение в принципе должно быть более точным, чем «глупая» бомба с использованием СВП-24, в случае которой точность обусловливают достаточность и правильность входных данных.