Не объявленный заранее визит министра обороны России в Тегеран в очередной раз напомнил об актуальности закупок Ираном военных технологий. Касаясь этого вопроса, Вашингтонский институт ближневосточной политики в одной из своих статей написал, что наличие российских космических технологий вселяет в иранское руководство большой оптимизм, ведь в настоящее время Исламская Республика готовится к созданию специального спутника для отслеживания наземных объектов, и для этой цели российские специалисты подходят больше всего.

Одну из своих последних аналитических статей Вашингтонский институт ближневосточной политики посвятил тесным отношениям России и Ирана в военной сфере. Ссылаясь на недавнюю поездку в Москву министра обороны Исламской Республики Хосейна Дехгана во главе делегации специалистов для подписания целой серии военных контрактов с российскими коллегами, институт заявляет, что «в случае реализации данных соглашений Иран осуществит самую крупную после Исламской революции 1979 года закупку вооружения». «Эта поездка, — продолжают авторы статьи, — стала ответным визитом на приезд в Иран российского министра обороны Сергея Шойгу в начале 2015 года, а когда в ноябре того же года Тегеран посетил Путин, лидеры обеих держав обсуждали развитие двухсторонних отношений в военной сфере и безопасности».

Закупка истребителей

Упоминая о приобретении Ираном российских истребителей, автор статьи, опубликованной Вашингтонским институтом ближневосточной политики, пишет: «Иранские средства массовой информации сообщают о покупке сверхреактивного самолета Су-30МКИ, предполагая, что русские смогут убедить мировое сообщество и международные организации в законности данной сделки. Некоторые из этих самолетов уже готовы к использованию, а другие будут предоставлены иранской стороне в разобранном виде, и их сборкой займется одно из авиационных бюро рядом с иранским Исфаханом».


«Подробности военного контракта Ирана еще не известны, — добавляет автор статьи, — однако двухместный Су-30 в состоянии переносить снаряды типа „воздух — воздух“ и „воздух — земля“. Снаряды подобного типа представлены ракетами Р-77, которые, как и их американские аналоги Amraam, имеют дальность 90 километров, и противокорабельными ракетами „Яхонт“ с дальностью 300 километров. Пока остается неясным, получит ли Иран истребители Су в том виде, в котором они предлагаются покупателям, то есть вместе с электронным радаром и двигателем AL-31F. В любом случае, некоторые из этих машин будут собираться в самом Иране и только потом их отправят на шесть военных баз, рассредоточенных в разных частях страны. За счет этого планируется усилить мощь военно-воздушных сил Исламской Республики и обеспечить дальность их воздушных атак до пяти тысяч километров, учитывая возможность дозаправки в воздухе».

Далее эксперт Вашингтонского института ближневосточной политики сообщает: «Иран также планирует закупить у России несколько единиц учебных самолетов Як-130. Эта модель имеет возможность переносить ракеты и может быть использована в операциях по подавлению бунтов. На сегодняшний день другие иранские истребители уже почти отслужили свой срок. Несмотря на то, что иранское командование многократно модернизировало эти самолеты, стремясь во что бы то ни стало продолжать их использовать, существует острая потребность в оснащении воздушного флота страны новыми образцами».

«До сих пор не известно, какие именно контракты были подписаны во время визита Дехгана в Москву, — говорится в статье, — однако, судя по сообщениям в пресс, можно сделать вывод о том, что министр обороны Ирана предлагал начать совместное производство вертолетов Ка. Иран испытывает острую потребность в современных двигателях для их использования на истребителях собственного производства. Дело в том, что по причине крайне слабого администрирования и постоянной смены главных ориентиров основная часть исследовательских программ Ирана, включая сотрудничество с Украиной по производству грузопассажирских самолетов Ан-140 или с Россией в плане создания истребителя Shafagh, так и осталась невыполненной».

«Ранее Иран заявлял, — продолжает американский эксперт, — что в скором времени он приобретет у российской Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) 100 сверхмощных истребителей „Сухой Суперджет 100“. Россия использует свое согласие на продажу истребителей Ирану в качестве инструмента для поставки собственных некачественных пассажирских самолетов, которые, конечно же, не могут конкурировать с их западными аналогами. В любом случае, ОАК сейчас добивается получения у своих западных производителей разрешения на поставку Ирану запасных частей интересующих его моделей истребителей».

Комплекс С-300

В продолжение своей статьи аналитик приводит следующие сведения: «Уже сейчас Москва готова к отправке в Иран пяти противозенитных ракетных комплекса С-300 модели ПМУ. Все они оборудованы ракетами дальней дальности „земля-воздух“, способными одновременно отслеживать 100 целей и наносить свои удары по шести объектам на расстоянии до 200 километров. Кроме того, при помощи радиолокационных комплексов 96Л6 и 96Л6Е с фазовой антенной решеткой эти ракеты расширят спектр своего сканирования еще на 100 километров, что весьма удобно для ассиметричных войн в иранском стиле».

Разворачивание зенитно-ракетной системы С-300


Далее в статье Вашингтонского института ближневосточной политики читаем: «Хотя иранцы сильно заинтересованы в приобретении комплекса С-400 „Триумф“, российская сторона из-за перепроизводства прошлых лет более склонна поставить все тот же С-300. Производство данной модели было прекращено еще в 2011 году, на смену ей пришел С-400. В любом случае, Россия хотела бы приостановить поставку современной версии комплекса на внешние рынки до тех пор, пока ее не начнут заказывать для оснащения собственной армии. С-300 не столь мощен в плане отслеживания целей, как его более современный аналог и менее эффективен в обнаружении скрытых объектов и противостоянии с электронными средствами противника. Несмотря на это, он способен управлять одной ракетой 46Н6Е2, дальность действия которой составляет 380 километров. Зенитно-ракетный комплекс С-300 также в состоянии контролировать объекты на расстоянии максимум 250 километров».

Танки


Анализируя приобретение Ираном российских танков, эксперт Вашингтонского института ближневосточной политики приводит такие данные: «Сейчас Иран завершает переговоры по подписанию контрактов на закупку у России новейших боевых танков модели Т-90С. Еще в начале девяностых годов Исламская Республика закупила в России и некоторых странах Восточной Европы большую партию танков Т-72С, а затем в рамках собственных проектов модернизировала их, дав им название Zolfaghar. Новое поколение этого иранского танка, весьма схожего с американским аналогом M1A1 Abrams, еще не используется, поэтому сотрудничество с Россией в данной области в состоянии помочь реализации этого и других не менее важных проектов».

Сотрудничество в космической сфере

В статье Вашингтонского института ближневосточной политики российско-иранское сотрудничество в космической сфере характеризуется следующим образом: «В последние годы Иран предпринимает определенные шаги для развития собственной авиационно-космической сферы, однако до сих пор он остается достаточно слабым в этом отношении, несмотря на развитие местных пусковых систем. Таким образом, наличие российских космических технологий вызывает большой оптимизм у иранских властей. В ноябре прошлого года Министерство обороны Ирана добилось согласия президента страны Хасана Рухани на реализацию нескольких новых проектов, для которых необходима иностранная помощь. В их число входили следующие планы: завершение строительства космической станции в провинции Семнан, усовершенствование ракетоносителя Simorgh, который в состоянии разместить стокилограммовый спутник на пятисоткилометровой орбите Земли, а также создание специального спутника для наблюдения земной поверхности. В настоящее время лучше всех в реализации данных проектов могут помочь русские и китайцы, которые также смогут привлечь в эти области дополнительную рабочую силу, заняться обучением местных специалистов и передать Ирану свои технологии».

Выводы

После подписания ядерного соглашения между Ираном и группой «5+1» и в самый разгар сирийского кризиса российско-иранские отношения стали очень близкими, поэтому не вызывает удивления тот факт, что представители этих стран бок о бок сражаются в Сирии. В связи с этим следует ожидать еще большего расширения военного партнерства между Россией и Ираном и развития сотрудничества в других сферах. Прежде эти контакты происходили в неблагоприятных условиях, когда длительные переговоры и подписание разного рода соглашений не приводили ни к каким результатам из-за внешнего давления. Тем не менее осуществление каждого из упомянутых выше контрактов свидетельствует о том, что в этом отношении наметились определенные перемены.