Азербайджан направил ноту протеста России, жалуясь на продажу оружия Армении. Баку считает, что это не может способствовать мирному урегулированию карабахского конфликта и региональной безопасности. Азербайджан требует гарантии, что эти вооружения не будут использованы против него.

Этот шаг официального Баку более чем смешон. На продажу Армении вооружения на 200 миллионов долларов жалуется та страна, которой та же Россия продала разное, в том числе и наступательное, вооружение на 5 миллиардов долларов. Если смотреть с этой стороны, то мирное урегулирование карабахского конфликта и региональная безопасность подвергнуты опасности со стороны России уже давно, причем продажей вооружения не Армении, а Азербайджану. Эта опасность всегда была не гипотетической, теоретической, а очень реальной и существенной, и проявлялась в практической агрессии Азербайджана.

Продавая оружие Армении, Москва лишь пытается восстановить нарушенное с ее же стороны равновесие. Причем, характерно, что Россия это делает после того, как рассорилась с Турцией, после удара по российскому военному самолету.

Этим, как признался Путин, «далеко идущее» российско-турецко-азербайджанское партнерство оборвалось. После этого Москва на Кавказе была вынуждена пойти на тактические шаги, которые категорически противоречат разработанной до этого стратегии. Именно в рамках этой тактики Россия опубликовала список вооружений, которые в кредит поставляет Армении.

До этого МИД России заявлял, что ничто не может помешать российско-азербайджанским отношениям. Так ответила представитель МИД России (Мария Захарова – прим. ред.) на заявление премьер-министра Турции (Ахмета Давутоглу – прим. ред.), который обвинил Россию в поддержке Армении, нарушающей территориальную целостность Азербайджана. Это произошло еще до того, как был опубликован список предоставляемого Армении вооружения.

В ответ на заявление Давутоглу, Россия отметила, что ничто не может нарушить дружбу Баку и Москвы. Встает вопрос, может ли дружба Москвы и Баку оказаться под вопросом из-за публикации списка вооружений, поставляемых Армении?
 
Нота протеста, направленная Москве, создает впечатление, что эта дружба все-таки может пошатнуться. С другой стороны, не является ли заявление представителя МИД России о непоколебимости дружбы между Азербайджаном и РФ гарантий, что это вооружение Армения не будет использоваться против Баку? Может Азербайджан не доверяет этой косвенной гарантии и требует публичных заверений?

Интересно, как ответит Россия на этот протест? Например, скажет ли то же самое, что говорила в ответ на недовольство Армении в связи с продажей вооружения Азербайджану? Тогда нам ответили, что это просто бизнес.

Тем не менее, характерно, что Москва не спешит с ответом, как когда-то спешила ответить на заявления Давутоглу, и уверить Баку в нерушимости их партнерства.

Сейчас Москве конечно же сложно публично уверять Баку, что вооружение, проданное Армении, не будет использовано против него.

По большому счету, для Азербайджана вопрос совершенно не в этом. Он с помощью ноты протеста пытается понять  — продолжает ли Россия поддерживать азербайджанскую политику диверсионных нападений и торпедирования американских предложений о введении механизма расследования инцидентов нарушения режима прекращения огня в зоне карабахского конфликта.

Баку, в первую очередь, интересует именно это, а не продажа оружия Армении. И Россия должна ответить именно на этот вопрос. Если Москва больше не поддерживает Баку в этом вопросе, то Азербайджан по большому счету остается один и рано или поздно будет вынужден согласиться на введение международного механизма мониторинга перемирия, т.е. на инициативу замораживания конфликта.

У властей Азербайджана еще большую панику вызвало то, что США и Россия смогли достичь договоренностей относительно перемирия в Сирии. Безусловно, еще не однозначно — будут ли эти договоренности воплощены в жизнь и будут ли сохранятся после воплощения, но сам факт договоренности и то, что об этом заявил лично Путин, конечно, вызвало беспокойство в Баку. По всей вероятности, эти договоренности относятся не только к Сирии, но и к прилегающим регионам, в том числе и к Карабаху.