Sky News беседует с людьми, которые утверждают, что проходили обучение и летали на российских военных самолетах, чтобы примкнуть к лояльным Башару Асаду войскам.

Если Россия действительно принимает участие в войне, то все это время Кремль успешно выдавал свою кампанию в Сирии за воздушную операцию.

За исключением ограниченного числа «инструкторов и военных советников», российские чиновники неоднократно заявляли о том, что не видят необходимости в привлечении «сухопутных войск».

Между тем российский официальный нарратив о низкозатратном конфликте серьезно оспаривает группа молодых россиян, которые утверждают, что вовлеченность их страны в сирийскую войну гораздо масштабнее — и обходится дороже — чем кто-либо из администрации президента Путина готов признать.

Эти люди сообщили Sky News, что их завербовала действующая секретно частная военная компания под названием «Вагнер» и переправила в Сирию на борту российских военно-транспортных самолетов.

По их словам, за три тысячи фунтов в месяц они должны были участвовать в самых ожесточенных сражениях и перестрелках с повстанческими группировками — в том числе «Исламским государством» (группировка, запрещенная в России).

Двое из этой группы, Александр и Дмитрий, признались Sky News, что им повезло выбраться оттуда живыми.

«Это 50 на 50, — говорит Александр (его ненастоящее имя). — Большинство людей, которые едут туда из-за денег, погибают. Те, кто борется за идеалы, против американцев, американского спецназа, за какую-то идеологию — у них больше шансов выжить».

«Там погибло приблизительно от 500 до 600 человек, — заявляет Дмитрий. — О них никто никогда не узнает… вот что самое страшное. Никто никогда не узнает».

В феврале российский премьер-министр Дмитрий Медведев предупредил, что развертывание сухопутных войск иностранными державами может привести к «мировой войне».

Но похоже, в этих выкладках он решил не учитывать использование российских наемников — хотя аналитики ничему не удивляются.

По мнению военного эксперта Павла Фельгенгауэра, развертывание военных наемников вполне согласуется с российскими методами ведения «гибридной войны».

Он говорит: «Очевидно, („Вагнер“) и вправду существует. Такого рода „добровольцы“ действительно появляются в различных зонах боевых действий — там, где российское правительство хочет, чтобы они появились. Сначала в Крыму, потом в Донбассе, теперь в Сирии. Но они до сих пор считаются нелегальными».


Частные военные компании запрещены в соответствии с российской Конституцией, но, кажется, это не особенно заботит того человека, который руководит операцией.

Бывший боец спецназа, он известен своим людям как Николай Уткин.

Единственная доступная нам фотография г-на Уткина была опубликована в начале этого года в петербургской газете «Фонтанка».

Издание описывает его как поклонника эстетики и идеологии нацистского Третьего Рейха.

Его позывной — Вагнер — считается данью любимому композитору Гитлера.

Компания смогла набрать онлайн сотни мужчин путем размещения временной рекламы в чатах, имеющих отношение к военной тематике, на одном популярном российском сайте.

К Sky News попала запись разговора между одним новобранцем и агентом Вагнера. Читаем:

Новобранец: Я слышал, что Вагнер ищет парней. Я был в армии… в дивизии.
Вагнер: В какой ты физической форме?
Новобранец: Я могу пробежать 10 км. Могу 20 раз подтянуться.
Вагнер: Сможешь пробежать 3 км за 13 минут?
Новобранец: Конечно! В армии я преодолевал 11 км за 40 минут.
Вагнер: У тебя есть какие-нибудь проблемы с законом, долги?
Новобранец: У меня проблема с деньгами. Я хочу купить квартиру.
Вагнер: Есть действующий загранпаспорт?
Рекрут: Да, конечно.
Вагнер: Хорошо, приезжай в Молкино. У тебя есть все шансы пройти отбор.

Молкино — небольшая деревня на юге России, в которой располагается база специальных войск Министерства обороны. Часть базы была передана Вагнеру для отбора и подготовки новобранцев.

По словам Александра, осуществившего ряд миссий в Сирию, он был в курсе того, что на обучение принимаются мужчины всех уровней подготовки — даже те, кто никогда не держал в руках оружия.

Он сообщает, что боевая тренировка — которая обычно длится от одного до двух месяцев — проходила очень интенсивно.

Он добавляет: «Если раньше человек не был в армии, его обучают с нуля. Их готовят в пехотинцы — обычное пушечное мясо. Если человек служил в артиллерии, разведке, штурмовых бригадах, его навыки отшлифовываются… они учат вас, как обращаться и работать со всем абсолютно оборудованием, что у них есть».

По словам Дмитрия, для тренировки новобранцам выдавали «стандартное натовское» снаряжение.

Вскоре оба мужчины оказались на главной российской базе на сирийском побережье.

Александр рассказывает, что к нему присоединилось более 500 человек.

«Со мной было 564 солдат, и нас разместили на базе, — говорит он. — У нас было две разведывательные роты, одна зенитная рота, две штурмовые группы и пешие войска, плюс тяжелая артиллерия, танки и так далее».


Дмитрий сообщает, что с ним было 900 бойцов — но по прибытии он утратил свою решимость.

Раньше он работал секретарем в офисе и в военном деле имел мало опыта.
«Мы прибыли в аэропорт ночью, — рассказывает он. — Как он называется? Хмей? Химин? Хмемим? (Хмеймим). Потом нас посадили в грузовики. Если честно, я был напуган. Я не очень крепкого телосложения и не то чтобы силен в строевой подготовке».

Бойцы Вагнера обвиняют своих командиров в том, что их посылали на «заведомо самоубийственные операции», предназначавшиеся для «ослабления сопротивления» оппозиции перед наступлением войск сирийской армии.

Александр рассказал о битве за Пальмиру, проведенную ранее в этом году.
Он сказал: «Во время штурма Пальмиры нас использовали в качестве пушечного мяса. Можно так сказать. Разведотряд пошел первым, чтобы провести наблюдение и сообщить о ситуации. Я знал троих из этой группы: двое погибли, прежде чем добрались до города. В моей штурмовой группе было убито 18 человек. За нами последовали эти мокрые курицы из армии Асада и закончили всю работу, но большая ее часть досталась именно нам».

По официальным данным, в Сирии погибло 19 россиян. Однако бойцы Вагнер уверены, что в боях были убиты сотни их коллег.

Они обвиняют власти в сокрытии этих фактов.

«Кто еще вам об этом расскажет? Иногда тела кремируют, но в документах они числятся как „без вести пропавшие“». Иногда в документах пишут, что солдат был убит в Донбассе (восточная Украина). Иногда там значится «автомобильная авария» и так далее», — утверждает Александр.


По словам Дмитрия, сотни людей остались в Сирии.

«Иногда их хоронят, а иногда нет, — говорит он. — Иногда просто вырывают яму. Это зависит от того, как командиры относятся к человеку».

Он уже вернулся в Москву, но говорит, что пережитое до сих пор преследует его. Когда Дмитрий подписал контракт с Вагнером, он отдал им свои личные документы — без которых в России никуда. Вернувшись, он отправился на тренировочную базу, чтобы получить свои документы назад, но его арестовала полиция. Офицер недвусмысленно дал ему понять, что Вагнер «не существует».

Дмитрий рассказал Sky News, что, кроме него, еще 50 мужчин — выживших бойцов Вагнера — сейчас ходят по улицам Москвы, травмированные и без документов.

«Меня никто не знает, — говорит он. — Они просто бросили меня на произвол судьбы».