Командование ВМС США абсолютно уверено в том, что американские авианосцы и их авиационные крылья смогут вести боевые действия и летать в районах, обороняемых оружием воспрещения доступа/блокирования зоны (A2/AD). Россия, Китай и в меньшей степени Иран разрабатывают системы многоуровневой противокорабельной и противовоздушной обороны, способной помешать ВМС США приближаться к их побережью.


По мнению командования ВМС США, система A2/AD существует с первых дней истории войн и сражений, когда примитивный человек сражался камнями и копьями. Со временем методы воспрещения доступа/блокирования зоны совершенствовались в связи с развитием техники, а дальность и поражающая мощь оружия увеличивались. На смену камням и копьям пришли луки и стрелы, затем мушкеты и пушки. Таким образом, изобретение противокорабельных крылатых и баллистических ракет большой дальности это просто очередной технический этап в развитии A2/AD.


«Это следующий акт, — заявил начальник штаба ВМС США адмирал Джон Ричардсон (John Richardson), давая 25 августа в своем кабинете интервью The National Interest. — Эта A2/AD, что ж, она определенно является целью для некоторых наших соперников. Но достижение этой цели — совсем другое дело. Это будет намного сложнее».


Как отмечают многие военачальники из ВМС США, включая Ричардсона и директора управления авиационного вооружения контр-адмирала (старшей ступени) Девольфа Миллера (DeWolfe Miller), пространства воспрещения доступа/блокирования зоны, обороняемые китайскими противокорабельными баллистическими ракетами DF-21D и DF-26, а также российскими сверхзвуковыми противокорабельными ракетами «Бастион-П», не являются непреодолимыми «железными куполами». Да и грозные зенитно-ракетные комплексы, такие как российский С-400 и китайский HQ-9, не в состоянии полностью воспретить полеты самолетов палубной авиации в прикрываемых зонах.


Ричардсон дал однозначный ответ на вопрос о том, уверен ли он в способности авианосцев и их авиации вести боевые действия внутри зон A2/AD, обороняемых противокорабельными крылатыми и баллистическими ракетами, а также современными средствами ПВО. «Да», — сказал он, но из-за необходимости сохранять военную тайну не уточнил, как именно они будут это делать. «Это целый комплекс возможностей, но мне кажется, мы слишком много говорим в открытую о том, что делаем. Я бы внимательнее относился к разговорам на такие темы, чтобы не дать нашим противникам никаких преимуществ».


Между тем Миллер, давший интервью The National Interest 23 августа, напрямую ответил на критику в адрес современной палубной авиации. Суть этой критики сводится к тому, что после снятия с вооружения самолета Grumman A-6 Intruder и самолета-заправщика КА-6 дальность действия морской авиации серьезно уменьшилась. «Не думаю, что это так, — сказал Миллер. — Я считаю, что дальность действия авианосной ударной группы на самом деле увеличилась по сравнению с тем, что было раньше. А если посмотреть на точность наносимых нами ударов и сравнить ее с тем, с чего начинал я — с А-6 и А-7 — то точность палубной авиации тоже существенно выросла».


Улучшение летно-технических и боевых характеристик авиационных подразделений Миллер объясняет появлением новой техники, такой как усовершенствованные прицельные системы контейнерного типа, оружие большой дальности, применяемое вне досягаемости средств поражения противника, и военно-морская система интегрированного управления огнем и завоевания господства в воздухе (NIFC-CA). Система NIFC-CA, первые версии которой уже принимаются на вооружение, позволяет любому компоненту ударной группы выступать в качестве средства обнаружения или средства поражения для другого компонента этой группы. Так, палубный самолет радиоэлектронной борьбы EA-18G Growler компании Boeing может передавать данные целеуказания на борт самолета F/A-18E/F Super Hornet, который затем применяет свое бортовое оружие и поражает указанные цели.


Авианосец «Теодор Рузвельт» стал первым кораблем, где была применена первоначальная версия системы интегрированного управления огнем и завоевания господства в воздухе NIFC-CA, сказал Миллер. Скоро она будет установлена еще на одном авианосце. Правда, Миллер отказывается называть NIFC-CA системой. По его словам, это новая технология, позволяющая объединять имеющиеся средства и возможности, и предоставлять комплексную картину всем, кому это нужно. Это значит, что со временем к NIFC-CA будут подключаться дополнительные боевые средства и приборы, обеспечивая еще более всестороннее представление о театре военных действий.


Хотя Миллера и Ричардсона вполне удовлетворяет сегодняшнее состояние палубной авиации, с появлением в составе авиакрыльев единого ударного истребителя F-35C компании Lockheed Martin и беспилотного самолета-заправщика MQ-25 Stingray ударная мощь авианосцев существенно увеличится. Миллер очень высоко оценил F-35С, хотя моряки весьма прохладно отзываются о возможностях этого одномоторного истребителя-невидимки.


«F-35 — это качественный скачок в превосходстве в воздухе. Это малоуязвимый сверхзвуковой самолет, обладающий поворотливостью истребителя и имеющий невероятный, революционный комплект датчиков, — заявил Миллер. — Это дает ему характеристики пятого поколения, и мы будем использовать его в сочетании с самолетом E-2D, что позволить усовершенствовать боевое управление. Там также появится постановщик помех нового поколения NGJ, который будет использоваться в сочетании со средствами четвертого поколения».


В итоге сочетание F-35C, E-2D, EA-18G, NGJ и F/A-18E/F должно повысить качественные характеристики авиационных крыльев, отметил Миллер. По сравнению с сегодняшним авиакрылом авианосное авиакрыло образца 2025 года будет иметь более совершенные средства боевого управления, активного радиоэлектронного подавления, оружие большей дальности и новые ударные возможности, которыми обладает F-35C. «Когда F-35C примут на вооружение в авиакрыльях, это будет, как мне кажется, могущественное оружие, — сказал Миллер. — В нем будут сочетаться средства четвертого, пятого поколения и то, о чем я только что рассказал».


На начальном этапе в составе авиационного крыла палубной авиации будет одна эскадрилья F-35C плюс две эскадрильи Super Hornet и одно подразделение F/A-18C Hornet. Со временем устаревшая эскадрилья F/A-18C может быть заменена третьей эскадрильей машин Super Hornet. Отвечая на вопрос о том, не будет ли в составе авиакрыльев две эскадрильи F-35C, Миллер заявил: «Возможно. Мне кажется, здесь должен сказать свое слово бюджет. Но нам надо начать хотя бы с одной».


По словам Миллера, в ВМС пока не решили окончательно, как F-35 будет интегрироваться в составе крыла, чтобы оно могло воевать как единое целое. Он считает, что совместная работа различных компонентов авиакрыла будет зависеть от ситуации. Вместе с тем, Миллер отметил, что EA-18G и F-35C будут оказывать поддержку друг другу в борьбе с современными угрозами. «Нам еще предстоит определить, как проводить процесс интеграции в составе авиакрыла, — сказал Миллер. — Я уверен в возможностях F-35».


Еще одним критическим элементом крыла палубной авиации станет MQ-25 Stingray. Основное внимание в этом проекте будет уделено планеру, однако сам по себе проект гораздо шире, отметил Миллер. В его рамках на борту авианосца будет создана целая инфраструктура по обеспечению действий беспилотных летательных аппаратов в море, а также разработаны необходимые элементы боевого управления этими машинами. Это крайне важно для будущих действий беспилотной палубной авиации.


Основной задачей MQ-25 будет дозаправка в воздухе с целью увеличения дальности действия палубной авиации. У него будет и второстепенная задача: ведение разведки и наблюдения. По словам Миллера, сменив Super Hornet и выступая в качестве заправщика, MQ-25 повысит ударную мощь авианосца за счет того, что позволит шести самолетам F/A-18E/F выполнять свои основные задачи. «Просто включив MQ-25 в состав наших авиакрыльев, мы повысим ударную мощь палубной авиации, — подчеркнул Миллер. — Постоянное ведение разведки и наблюдения повысит живучесть авианосной ударной группы, потому что вокруг нее появятся пытливые глаза, что очень важно при ведении военных действий в спорных водах».


Сами авианосцы тоже развиваются и совершенствуются, пройдя долгий путь от первого атомного ударного авианосца «Энтерпрайз» и «Нимица», ставшего первым из десяти кораблей класса CVN-68, которые составляют сегодня основу авианосного флота. Скоро в боевой состав флота войдет авианосец «Джеральд Форд» (CVN-78), который представляет собой качественный скачок в области технологий. Он будет обладать огромной мощностью по выработке электроэнергии, в нем будут применены новые технологии взлета и посадки самолетов, и он будет иметь большой потенциал для развития. Благодаря кораблям типа «Форд» авианосный флот сохранит свою значимость на много лет вперед.


Миллер рассказал, что опасности для авианосцев существовали с самого зарождения морской авиации. Они были особенно серьезны во времена холодной войны, когда у Советского Союза были целые полки бомбардировщиков Ту-22М3, а также подводные лодки проекта 949 «Гранит» с мощными крылатыми ракетами, главная задача которых заключалась в поиске и уничтожении американских авианосцев. ВМС нашли способы для противодействия советской угрозе тогда, и авианосный флот сумеет приспособиться к ведению боевых действий в будущем.


«Если бы это интервью состоялось 22 года назад, угрозы бы все равно существовали, — сказал Миллер. — Характер войны и концепция воспрещения доступа/блокирования зоны не изменились, я хочу это подчеркнуть. Я не хочу ничего приуменьшать, но мы совершенствуем средства информационной войны, радиоэлектронной борьбы, боевое снаряжение, системы вооружений, о которых говорили раньше. Плюс к этому мы готовим людей применять имеющиеся у нас силы и средства. Наши авианосные группы будут создавать безопасные районы, мы будем воевать в этих районах, и у нас будут высокоманевренные силы».


Ричардсон также считает, что авианосцы сохранят свое значение на все обозримое будущее. Он отметил, что «Энтерпрайз» впервые вышел на боевую службу во время Карибского кризиса в 1962 году, но сохранил свою значимость и полезность на многие годы в условиях меняющейся международной обстановки, пройдя серию модернизаций. Даже в день списания в декабре 2012 года «Энтерпрайз» как боевой корабль был так же боеспособен, как и во время первого выхода в море. То же самое будет и с авианосцами типа «Форд». «Таков наш прогноз, — сказал Ричардсон. — Они несомненно внесут большой вклад».


Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.