Россия модернизирует свои тактические ядерные силы, в состав которых входят баллистические ракеты малой дальности, атомные бомбы свободного падения, крылатые ракеты и даже зенитные ракеты с ядерными боеголовками. «Короче говоря, российские программы, нацеленные на перевооружение ядерных сил, находятся на продвинутом этапе, — пишут авторы. — Россия уже имеет значительное преимущество над Соединенными Штатами в плане качества и разнообразия систем доставки, и способна надежно обеспечить стратегическую эффективность своих ядерных сил в ближайшем будущем».


Вместе с тем, Россия не отказалась от обычных вооружений и ведет исследования примерно по тем же направлениям, что и США, формируя свой ответ на американскую Третью компенсационную стратегию. Но масштабы такой деятельности ограничены из-за недостатка ресурсов. «Российские технологии в некоторых областях находятся на раннем этапе развития, — пишут авторы. — Но по другим направлениям, таким как энергетическое оружие направленного действия, рельсотроны, гиперзвуковые летательные аппараты, подводные необитаемые аппараты, она продвигается вперед весьма успешно».


В ответ на Третью компенсационную стратегию Пентагона Россия поставила перед собой приоритетную задачу по разработке тактического и стратегического ядерного оружия. Об этом говорится в новом докладе Института оборонных и стратегических исследований (Institute of Defence and Strategic Studies) при сингапурской Школе международных исследований им. С. Раджаратнама. Но хотя Кремль основное внимание уделяет созданию новых образцов ядерного оружия в условиях усиления гонки обычных вооружений, Москва также внедряет военные инновации, хотя и с меньшим размахом.


«Российский ответ на эти инициативы состоит из двух основных элементов. Первый элемент — это противодействие Третьей компенсационной стратегии при помощи Первой компенсационной стратегии, что означает приоритетную разработку разнообразных систем стратегического и тактического ядерного оружия, — пишут профессор Института оборонных и стратегических исследований Майкл Раска (Michael Raska) и ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока Российской академии наук Василий Кашин. — Россия, имеющая современный арсенал ядерного оружия, может эффективно противостоять инновациям США, НАТО и Китая в области обычных вооружений. Второй элемент данной стратегии более амбициозен и сопряжен с более значительными техническими рисками. Россия начала создавать противовес многим техническим инициативам США, осуществляя аналогичные отечественные программы, которые, однако, менее масштабны и имеют узкую специализацию».


Россия проводит обширную модернизацию своего ядерного арсенала, реализуя целую серию программ, призванных создать противовес американской системе противоракетной обороны, которая появляется в Европе. «Россия разворачивает новые МБР РС-24 „Ярс" и вводит в строй подводные лодки проекта 955 „Борей" с ракетами РСМ-56 „Булава", — пишут авторы. — Но одновременно она разрабатывает как минимум два новых семейства межконтинентальных баллистических ракет: тяжелую твердотопливную МБР „Сармат" (РС-28) и мобильный твердотопливный ракетный комплекс „Рубеж" (РС-26), которые предназначены конкретно для уничтожения перспективного американского противоракетного щита в Европе. Также начата разработка рельсовой системы МБР на базе одной из состоящих на вооружении межконтинентальных баллистических ракет (скорее всего, это РС-24). Далее, Россия создает для своих МБР гиперзвуковые головные части. А еще она осуществляет масштабную программу по созданию модернизированной версии стратегического бомбардировщика Ту-160, который будут строить в Казани. Москва очень серьезно относится к любым потенциальным угрозам, снижающим эффективность российских ядерных сил, и незамедлительно начинает принимать контрмеры».


В дополнение к этому Россия модернизирует свои тактические ядерные силы, в состав которых входят баллистические ракеты малой дальности, атомные бомбы свободного падения, крылатые ракеты и даже зенитные ракеты с ядерными боеголовками. «Короче говоря, российские программы, нацеленные на перевооружение ядерных сил, находятся на продвинутом этапе, — пишут авторы. — Россия уже имеет значительное преимущество над Соединенными Штатами в плане качества и разнообразия систем доставки, и способна надежно обеспечить стратегическую эффективность своих ядерных сил в ближайшем будущем».


Вместе с тем, Россия не отказалась от обычных вооружений и ведет исследования примерно по тем же направлениям, что и США, формируя свой ответ на американскую Третью компенсационную стратегию. Но масштабы такой деятельности ограничены из-за недостатка ресурсов. «Российские технологии в некоторых областях находятся на раннем этапе развития, — пишут авторы. — Но по другим направлениям, таким как энергетическое оружие направленного действия, рельсотроны, гиперзвуковые летательные аппараты, подводные необитаемые аппараты, она продвигается вперед весьма успешно».


В долгосрочной перспективе русские, скорее всего, сосредоточатся на создании следующей техники:


— Роботизированные системы и системы с дистанционным управлением, включая БПЛА, а также машины для сухопутных войск, которые в настоящее время проходят серьезные испытания. Это боевые и разведывательные машины, а также транспортные средства тылового обеспечения и поддержки.


— Новое поколение систем радиоэлектронной борьбы, а также средства ведения кибервойны с улучшенными характеристиками.


— Внедрение передовых систем управления, включая интернет на поле боя.


— Современные комплексы противовоздушной и противоракетной обороны большой и сверхбольшой дальности с возможностями противоспутниковой борьбы, которые будут использоваться не только в ПВО, но и для завоевания превосходства в воздухе. Тем самым, Россия сможет лишить преимуществ своих западных противников.


— Хорошо защищенные бронированные машины нового поколения, которые существенно снизят потери в локальных конфликтах.

 

— Современные истребители, способные противостоять западным самолетам пятого поколения.


— Гиперзвуковое оружие как главное средство поражения противовоздушных и противоракетных систем будущего.


— Программы по созданию энергетического оружия направленного действия, призванные заложить основу для разработки перспективных систем вооружений.


Что примечательно, в этот список не вошли такие проекты, как гигантский эсминец с ядерной силовой установкой типа «Лидер» и новые авианосцы. Дело здесь вот в чем. Хотя кремлевские государственные СМИ очень часто ведут весьма странную и нелепую пропаганду, в российских профессиональных журналах приводится точная информация о стратегии Москвы. Между тем, западные аналитики и СМИ в целом игнорируют такую информацию — возможно, по причине языкового барьера.


«Важно понять различия между российской оборонной политикой, рисуемой ведущими СМИ этой страны, ее оборонной политикой в представлениях Запада и реальной оборонной политикой России, — пишут авторы. — Три этих явления существуют в основном в трех разных вселенных и практически не соприкасаются. Военные технологии и программы военного строительства, которые в действительности определят облик будущей российской армии и характер стратегического баланса в российском географическом окружении, почти никогда не бывают секретными. Они подробно и хорошо описаны в заявлениях военного командования России и в профессиональных изданиях, где выступают российские военные эксперты. Однако ведущие российские средства массовой информации редко уделяют внимание и придают значение таким программам, и вместо этого имеют привычку писать о громких, но нереалистичных концепциях по созданию вооружений. Запад их тоже чаще всего игнорирует, предпочитая изображать Россию этакой усиливающейся мировой державой, которая на всех фронтах и по всему миру бросает вызов США и Западу».


В конечном итоге Кремль, похоже, осуществляет весьма разумную стратегию, принимая во внимание технические и материальные возможности России.


Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.