Командующий в войне против «Исламского государства» (запрещена в России, ред.) игнорирует растущее число свидетельств того, что коалиционная кампания убивает сотни невинных людей.


Число гражданских лиц, погибших в результате атаки коалиционных сил во главе с США на фактическую столицу «Исламского государства» в Сирии, растет. Между тем генерал, командующий войсками, ставит под сомнение свою причастность к большим потерям среди невинных людей. По нынешней оценке группы наблюдателей Airwars, 1 700 или более гражданских лиц, скорее всего, были убиты в ходе воздушных и артиллерийских ударов, которые Соединенные Штаты обрушивают на район Ракки начиная с марта. По достоверным сведениям, как минимум 860 гражданских лиц, в том числе 150 детей, были убиты в Ракке после шестого июня, дня официального начала операций по захвату города.


Несмотря на полученные данные и подтверждающие доказательства из структур ООН и неправительственных организаций, генерал-лейтенант Стивен Дж. Таунсенд (Stephen J. Townsend) назвал сообщения о массовой гибели мирного населения преувеличением. В одном случае генерал преждевременно охарактеризовал утверждения как не заслуживающие доверия даже до того момента, как коалиция завершила собственное расследование.


Ссылаясь на примерно 20 тысяч мирных жителей, которые остаются в ловушке в Ракке, советник ООН по гуманитарным вопросам Ян Эгеланн (Jan Egeland) на прошлой неделе попросил рассмотреть возможность гуманитарной паузы в городе, аналогичную передышкам, организованным в прошлом году в восточном Алеппо, где силы режима сражались с повстанцами. Несмотря на ряд серьезных расследований по факту гибели гражданских лиц в Ракке, которые в последние месяцы проводило несколько правозащитных организаций, нет никаких признаков того, что какая-либо из сторон готова пойти на временное прекращение огня.


В докладе, опубликованном 24 августа, в тот же день, когда Эгеланн обратился со своим призывом, Amnesty International описала тот ад, на который обречены жители Ракки, среди них — тысячи детей. По словам тех, кто остался в живых и смог покинуть город, боевики «Исламского государства» «закладывают наземные мины и взрывные устройства-ловушки вдоль выездных маршрутов, устанавливают контрольно-пропускные пункты вокруг города, чтобы ограничить движение, и стреляют в тех, кто пытается бежать». Однако в докладе также упоминается «непрекращаемый шквал артиллерийских ударов и авиаударов» со стороны коалиционных войск, которые еще больше ограничивают движение и уносят сотни человеческих жизней.


Очевидцы рассказывают о том, как от снарядов взрывались гражданские дома и гибли те, кто пытался убежать из города. «Артиллерийский огонь обрушивается повсюду, уничтожает целые улицы, — говорит один из очевидцев. — Это неизбирательный обстрел, его жертвами становится множество мирных жителей». (Российские воздушные налеты в поддержку сил режима также являются причиной гибели многих гражданских лиц к югу от города).


Проводя операции по захвату Мосула и Ракки, коалиция утверждала, что быстрая победа над террористической группой в конечном итоге спасет больше жизней. После комментариев Эгеланда коалиция не преминула охладить пыл тех, кто надеялся на замедление темпа боевых действий в Ракке или где-либо еще.


«Любая пауза в операциях только предоставит ИГИЛ больше времени для наращивания своей обороны и, таким образом, поставит под угрозу большее количество гражданских лиц, — сказал представитель коалиции полковник Джозеф Скрока (Joseph Scrocca). — Более того, это еще больше упрочит тактику ИГИЛ по использованию гражданского населения в качестве живого щита».


Но Таунсенд, командующий коалиционными силами, пошел еще дальше. Он не раз выдвигал предположения о том, что сведения о жертвах среди гражданского населения преувеличены — независимо от того, насколько хорошо расследовались эти случаи.


В июне, после того, как следственная комиссия ООН предупредила, что число жертв среди гражданского населения Ракки «ужасающе», Таунсенд не согласился с такой формулировкой, назвав ее «гиперболической».


«Предъявите мне соответствующие доказательства», — сказал он BBC.


22 августа Таунсенд снова замял тему жертв среди мирных жителей на этот раз на пресс-конференции с министром обороны США Джеймсом Маттисом в Багдаде.


«Вероятно, логично предположить, что число жертв среди гражданского населения несколько увеличилось, поскольку более интенсивными стали и наши операции, — сказал Таунсенд, когда один из репортеров спросил его о резко подскочившей смертности. — [Но] Я хочу, чтобы кто-нибудь предоставил мне достоверную информацию о том, что число жертв среди гражданского населения в Ракке значительно возросло».


Такого рода достоверная информация находится в свободном доступе сразу в нескольких источниках. О большом количестве жертв среди гражданского населения в результате действий коалиции сообщалось в местных отделениях и сирийскими мониторинговыми организациями задолго до официального начала операций внутри самой Ракки. По оценкам исследователей Airwars, за три месяца до июня более 700 гражданских лиц, по всей видимости, были убиты в ходе коалиционных обстрелов по мере того, как сирийские демократические силы окружали город. В настоящее время Airwars оценивает число гражданских лиц, по всей вероятности, погибших в результате действий коалиции в Ираке и Сирии, начиная с 2014 года, в более чем 5,1 тысяч.


Эти цифры выведены на основе отчета, которые, как считают исследователи Airwars, «заслуживает доверия». Он предусматривает наличие двух или более надежных источников, свидетельствующих о жертвах среди гражданского населения и называющих инициатором обстрелов коалицию, исключает возможность ударов других конфликтующих сторон (например, России или режима), а также учитывает признание коалицией того, что она в тот день наносила удары по окрестностям. По подсчетам Airwars, более 1,9 тысяч смертей среди гражданского населения в Ракке после шестого июня лежат на совести коалиционных войск, однако менее 40% от этого числа можно считать «достоверными».


Отчеты об ущербе, нанесенном ударами коалиции, были подтверждены следователями на местах. Сотрудники Amnesty International и Human Rights Watch недавно побывали в городах, поселках и лагерях вокруг Ракки и опросили оставшихся в живых людей, которые рассказывают похожие истории о страшных воздушных и артиллерийских ударах, а также о действиях «Исламского государства». Следственная комиссия ООН по Сирии также смогла поговорить с оставшимися в живых и свидетелями ряда артобстрелов в этом районе.


Одной из причин нестыковки между публичными заявлениями и утверждениями военных является скорость, с которой протекают официальные расследования. Сама коалиция до сих пор изучила лишь небольшую часть заявлений о гражданских жертвах, полученных в Ракке после начала штурма. С тех пор как в этом месяце был опубликован последний подготовленный коалицией ежемесячный отчет о жертвах, к сведению возглавляемого США альянса было принято лишь три инцидента в Ракке, датируемые шестым июня. Другие 13 заявлений находятся на рассмотрении. Airwars сообщила коалиции о 101 случае предполагаемых инцидентов в Ракке за один только июнь.

© REUTERS, Zohra Bensemra
Вынужденные переселенцы, бежавшие из Ракки в лагере для беженцев к западу от Ракки


Мониторинг Airwars показывает, что численность жертв среди гражданского населения в Ракке тесно связана с интенсивностью ударов. Проще говоря: когда коалиция сбрасывает меньше бомб, погибает меньше гражданских лиц. Так, по оценкам, в июле смертность среди мирного населения в результате ударов коалиционных войск упала в Ракке примерно на 33 процента по сравнению с июнем. Процент боеприпасов, пущенных коалицией тогда в ход, снизился почти на такой же показатель — 32%.


Жертвами ударов в Ракке становятся в том числе и дети. Хотя некоторым мирным жителям удается выбраться из города путем подкупа, местные наблюдатели, такие как Сирийская сеть по правам человека, говорят, что детей часто высаживают вместе с их семьями. По данным ЮНИСЕФ, тысячи людей по-прежнему остаются в ловушке.


«Поскольку гуманитарные организации не могут проникнуть в город, люди оказываются полностью отрезаны от жизненно необходимой помощи, — сказал представитель компании ЮНИСЕФ в Сирии Фрэн Эквиза (Fran Equiza). — У детей и их семей ограничен или вообще отсутствует доступ к безопасной питьевой воде, в то время как запасы продовольствия быстро иссякают».


Как сообщается, по меньшей мере 150 детей были убиты в Ракке с июня, кроме того каждую неделю от таких групп, как Raqqa Is Being Slaughtered Silently (Ракку тихо убивают, — прим. перев.), поступают сведения о новых жертвах. Известны имена многих погибших детей, их фотографии опубликованы в социальных сетях выжившими членами семей. По сообщениям, в ходе штурма шестого июля вместе с четырьмя членами семьи погибла маленькая девочка Джана аль-Харири; второго августа был убит однолетний Саад аль-Шабшол, также вместе с семьей; а 17 августа в ходе предполагаемого коалиционного удара было убито четверо детей из семьи Сайер. На фотографиях мы видим их в более счастливые времена — самой маленькой девочке там не больше двух лет.


На этом фоне генерал Таунсенд демонстрирует пренебрежительное отношение к смертям, которые, по его словам, не столь многочисленны, как сообщается, и в любом случае неизбежны. В одном случае замечания генерала предшествовали итогам расследований гибели гражданских лиц, которые проводила сама коалиция, что повышает вероятность того, что на эти результаты могли повлиять. После того как 21 марта удар коалиции пришелся по зданию школы близ Ракки, где, по сообщениям, укрывались семьи вынужденных переселенцев, Таунсенд сказал, что, по его мнению, «это был чистый удар».


«Мое первоначальное мнение: эта информация не заслуживает доверия», — заявил он 28 марта журналистам, используя официальный термин коалиции, применимый к ударам, цель которых — избежать жертв среди мирных жителей. Члены следственной комиссии ООН по Сирии позднее выяснили, что на самом деле удар мог быть одной из самых смертоносных воздушных кампаний в отношении мирного населения. В конечном итоге коалиция сделала вывод о том, что ни одно гражданское лицо не пострадало.


Наиболее серьезная критика, на сегодняшний день прозвучавшая в адрес командующего коалицией Таунсенда, это предъявленные организацией Amnesty International обвинения в незаконных действиях после того, как недавно он хвастался смертоносной огневой мощью коалиции в Ракке. В начале июля генерал сказал репортеру из New York Times, что «мы стреляем в каждую лодку, которую видим» на реке Евфрат. «Если вы хотите выбраться из Ракки прямо сейчас, вам придется построить паром на надувных понтонах из пончо», — добавил он.


Согласно местным сообщениям, гражданские лица часто гибнут, пытаясь убежать из города по реке или добыть питьевую воду. В начале июля группа Raqqa Is Being Slaughtered Silently сообщила о гибели более двух десятков человек, которые пытались добраться до Евфрата или до близлежащих колодцев. В своем докладе Amnesty рассказала о 15-летнем мальчике Мохамеде Нуре, который пытался покинуть город со своим другом, чтобы избежать насильственного призыва в ряды «Исламского государства». Когда они пытались пересечь Евфрат, коалиция якобы начала обстрел, в результате которого погибли оба подростека и другие люди, находившиеся на борту лодки.


«Заявление генерал-лейтенанта Таунсенда, похоже, не учитывает трудностей, с которыми сталкиваются гражданские лица, пытаясь убежать от города, поскольку к тому времени было хорошо известно, что мирным жителям, желающим покинуть город, ничего не оставалось, кроме как переправляться через реку, — говорится в докладе Amnesty. — Обстреливать „любые суда", пересекающие реку, полагая, что на каждом из них есть боевики [«Исламского государства»] и оружие и не проверяя это в каждом конкретном случае, значит действовать неизбирательно, а следовательно, незаконно».


Сотрудник Amnesty Бен Уолсби (Ben Walsby), один из соавторов доклада группы по Ракке, рассказал Foreign Policy, что практически все, с кем они беседовали, бежали через Евфрат, чтобы не оказаться в районах, подконтрольных «Исламскому государству».


Последние комментарии генерала Таунсенда вызвали критику со стороны местных групп, следящих за гражданскими потерями. Сирийская сеть по правам человека, согласно которой с пятого июня в ходе коалиционных операций было убито по меньшей мере 800 мирных жителей, заявила о своей готовности предоставить Таусенду имена погибших, если он хочет. Люди, стоящие за организацией Raqqa Is Being Slaughtered Silently, которая в течение многих лет документирует бесчинства «Исламского государства» в городе, написали в Twitter, что комментарии Таунсенда «напоминают сирийский режим, та же ложь».


Должностные лица США все время направо и налево кричат о том, как важно избегать жертв среди мирного населения. Однако нынешняя кампания в Ракке грозит подорвать их усилия.


«Ни одна армия в мировой истории не уделяла большее внимание ограничению числа жертв среди гражданского населения и смертей невинных людей на поле битвы, чем коалиционные войска», — сказал Маттис, сидя рядом с Таунсендом во время пресс-конференции в Багдаде.


«Мы далеки от идеала, — сказал он журналистам. — Мы можем совершить ошибку, и в такого рода военном конфликте трагедия неизбежна. Но мы все-таки хорошие парни, и невинные люди на поле боя понимают эту разницу».


Многие из тех, кому посчастливилось убежать из Ракки, рассказывали Уолсби и его коллегам из Amnesty совсем другие истории.


«Какими бы ни были современные технологии, военная тактика с прошлого века не изменилась, — сказал Уолсби Airwars. — В 21 веке нет места артобстрелам, проводимым по заселенным городам, и в будущем на это будут смотреть как на варварство».