Военные маневры «Запад-2017», которые так взволновали российских соседей на Западе — не только страны Балтии и Польшу, но еще недавно принципиально нейтральные Швецию и Финляндию, — близки к завершению. Войска Союзного государства героически разгромили условного противника. Владимир Путин уже понаблюдал за победным наступлением на Лужском полигоне под Санкт-Петербургом. Видимо, 19 или 20 сентября Александр Лукашенко будет приветствовать войска где-нибудь в Белоруссии. Те, кто опасался, что под прикрытием маневров Москва концентрирует силы для удара по Прибалтике или Украине, могут выдохнуть с облегчением: никакой концентрации войск не происходит. Более того, похоже, не подтвердятся и более «скромные» опасения тех, кто предполагал, что Москва воспользуется маневрами, чтобы разместить склады тяжелого вооружения в Белоруссии. Пока единственными пострадавшими являются те зрители, которых случайно обстреляли вертолеты во время тренировки на Лужском полигоне.


Кажется, что Минобороны РФ в последние дни всячески пытается притушить возникшее беспокойство. Начальник российского Генштаба Валерий Герасимов около часа беседовал с председателем Комитета начальников штабов Джозефом Данфордом, а до этого общался в Баку с председателем Военного комитета НАТО Петром Павлом. С одной стороны, это хорошо. В условиях, когда Москва откровенно манипулирует цифрами, занижая количество участников маневров, Россия все-таки считает нужным дать разъяснения, пусть на уровне личного общения военачальников. С другой — все это зависит от доброй воли России: хотим даем разъяснения, хотим — не удостаиваем Запад вниманием, хотим — приглашаем наблюдателей, хотим — нет. И говорит о глубочайшем кризисе, в котором находится система обеспечения безопасности на Европейском континенте.


Второй вывод, который следует из учений «Запад-2017», заключается в том, что никакой объединенной российско-белорусской региональной группировки войск не существует в природе. Стороны даже не считают нужным оперативно договариваться о сценарии боевых действий, который они отрабатывают. Москва в последний момент решила не дразнить НАТО, не заявлять в открытую, что войска отрабатывают войну с альянсом. Посему в качестве сценария было предложено нечто идиотическое: некие «боевики» мелкими группами просочились через границу, а потом объединились в несколько крупных отрядов численностью до 500 человек каждый. По легенде, бандиты захватили большое число легкомоторных самолетов и беспилотников, поэтому в учениях принимали участие средства ПВО. Помнится, несколько лет назад, чтобы оправдать пуски тактических ракет, в сценарий учений вписали, что злокозненные боевики располагают ракетными установками…


Дальше — больше: «террористов» уничтожали при огневой поддержке артиллерии и бронетехники (в том числе танков Т-90, им помогала новейшая боевая машина поддержки танков «Терминатор»), бомбовыми ударами фронтовых бомбардировщиков Су-24 и истребителей-бомбардировщиков Су-34, неуправляемыми авиационными ракетами с ударных вертолетов Ми-24, Ми-28 и Ка-52. В результате скоординированной атаки с земли и воздуха на террористов был также выброшен тактический и оперативный десант — «бандиты» были блокированы, а затем уничтожены. Совершенно очевидно, что это была никакая не антитеррористическая, а общевойсковая операция. Надо сказать, что к таким же уловкам Россия прибегала и четыре года назад в ходе маневров «Запад-2013».


Интересно, что белорусские военные то ли не знали, что Москва спешно поменяла сценарий учений, то ли не посчитали нужным вносить коррективы. «Штабам любого уровня предстоит отработать широкий спектр задач, связанных с управлением войсками при отражении наступления сухопутных группировок противника», — сообщил журналистам пресс-секретарь Министерства обороны Белоруссии Владимир Макаров. Более того, из скупых официальных сообщений о маневрах следует: Россия и Белоруссия не создали единых органов военного управления. Военачальники лишь периодически наносят визиты в штабы «товарищей по оружию», отмечая всякий раз возросший уровень координации действий. Отсутствие единого командования операции означает, что войска воюют рядом друг с другом, но никак не вместе.


Наконец, вопреки традиции, лидеры двух государств не встретились на этих маневрах. В белорусской печати выдвигаются разные версии причин демарша Лукашенко, отказавшегося приехать в Россию. В частности, одни говорят, что Россия не предупредила Минск о выдвижении соединений 1-й танковой армии в сторону белорусской границы, другие утверждают, что присутствие Лукашенко на военных маневрах вместе с Путиным может повредить имиджу Батьки в глазах западных лидеров.


Я считаю, что Александр Лукашенко вполне заслужил упоминания в любом учебнике дипломатии. В течение многих лет он ловко играл на комплексах российского руководства, никак не желающего смириться с отсутствием реальных военных союзников. Он умудрялся получать многомиллиардные экономические бонусы в обмен на словесные заверения о готовности воевать плечом к плечу с россиянами. Но вот после аннексии Крыма и секретной войны на Донбассе натовские батальоны развернулись в странах Балтии и Польше. Военное противостояние России и Североатлантического альянса стало реальностью. И белорусский лидер мгновенно понял: в этом случае военные объекты на территории его страны превращаются в цели первого удара. И немедленно отказался от своих обещаний. Он до бесконечности уточняет положение о Единой системе ПВО, отвергает любую возможность развертывания российской авиабазы в Белоруссии. Так что нельзя исключать, что «Запад-2017» станет началом размежевания двух стран в военной сфере.