Противодействовать Путину в Сирии призвала Los Angeles Times (9.02), объясняя это тем, что в Сирии вместо обещанного Джоном Керри в ноябре прошлого года переходного периода и прекращения огня продолжаются бои и не предвидятся какие либо политические изменения. Виновата, разумеется, как и всегда — Россия, не желающая эти изменения осуществлять.

«А Путин не просто пытался усилить преимущество Асада до начала переговоров, но хотел изменить баланс сил коренным образом в боях на земле. И дать понять арабским лидерам: вам может не нравиться наша поддержка Асада, но в отличие от американцев мы поддерживаем наших друзей. Если вы хотите решать проблемы в Сирии или в регионе, то вы будете иметь дело с нами», — писала газета.

Вообще тезисы «большой» прессы, да и в целом «больших» СМИ, включая электронные, мало отличались друг от друга, негативно оценивая практически все шаги, предпринимаемые Россией для разрешения войны в Сирии.

Запад является сторонним наблюдателем российской кампании в Сирии, считает The Christian Science Monitor (10.02), обосновывая это тем, что никто на Западе не имеет желания противостоять России, преследующей свои интересы на Ближнем Востоке. «Россия имеет очень четкие намерения и использует военные средства для их достижения, — приводит газета мнение Хезер Конли (Heather Conley), директора европейской программы Центра стратегических и международных исследований (CSIS) в Вашингтоне. — В то же время, наши цели не так ясны, и мы используем мягкие способы для достижения тех неясных целей».

Редакция The Washington Post, (10.02) в статье «Обама молча наблюдает за продолжением российской операции в Сирии» рассказывает: «Россия, Иран и сирийские власти проводят крупное наступление, направленное на захват города Алеппо и на контролируемую мятежниками территорию, которая соединяет его с турецкой границей. … Ещё есть возможность спасти сирийскую оппозицию и находящихся в опасности сотни тысяч мирных жителей — но только если Соединенные Штаты и их союзники будут действовать быстро, чтобы укрепить силы повстанцев и создать зону безопасности для беженцев», — отметила газета.

Стенания ведущих СМИ по поводу «неправильных» действий России в Сирии подкрепляются также негодованием по поводу «бездействия» США, как, например, в предыдущей публикации, так и в статье «Сирийские повстанцы обвиняют Запад в том, что он их бросил» (The Christian Science Monitor, 11.02).

«Журит» администрацию США и The Wall Street Journal (12.02), отмечая, что участие российской авиации в сирийском конфликте подталкивает многих союзников США на Ближнем Востоке к сотрудничеству с Москвой. При этом газета признает, что те государства, которые наиболее активно вложились в восстание против Башара Асада —Турция, Саудовская Аравия и Катар, — призвали сирийскую оппозицию не идти на уступки на переговорах и продолжать сражаться.

Тональность ведущих изданий, правда, слегка изменилась после сообщений о том, что «Мировые державы договариваются о прекращении боевых действий в Сирии» (CNN, 12.02; The Wall Street Journal, 12.02), став более спокойной в отношении России. Авторы даже на время забыли о том, что их президент, Барак Обама, отказывался признать Россию в этом качестве, называя её державой «региональной».

The Wall Street Journal (13.02) в редакционной статье «Победа Путина в Сирии» пояснила: «В течение пяти лет Барак Обама настойчиво заявлял, что у сирийской гражданской войны не может быть военного решения. Однако, судя по предложению о „прекращении военных действий“, выдвинутому 12 февраля в Мюнхене, Владимир Путин скоро докажет неправоту президента США».

«Россия вовсе не увязла в „трясине“, как это предсказывал г-н Обама полгода назад, после начала российской военно-воздушной кампании. Г-н Путин укрепил свои стратегические позиции в восточном Средиземноморье благодаря жесткому, но ограниченному военному вмешательству при минимальных потерях. … Он показал мусульманскому миру, что с Россией надо считаться, и именно поэтому Саудовская Аравия, Египет и Объединенные Арабские Эмираты отступили перед замыслом российского президента», — чуть ли не с прискорбием сообщала The Wall Street Journal.

При всем негативе и однополярности мнений в СМИ мейнстрима, следует отметить постоянное присутствие взвешенных аналитических публикаций о позиции России в региональных изданиях, а также в изданиях для квалифицированной, а не массовой аудитории. Однако их влияние слишком мало, чтобы сдвинуть с места общественное мнение.

«Политика США в отношении Сирии была абсолютно непродуманной с самого начала текущего конфликта пять лет назад. Заняв самую жесткую из возможных позиций — „Асад должен уйти“, мы полностью лишили оппозиционные группы стимула к началу переговоров о мирном переходе власти. Это стало одной из причин начала сирийского кровавого кошмара», — отметила, например газета The Boston Globe, (14.02) в статье «И снова о Сирии: спасибо тебе, Россия!».

«Весьма обильно в комментариях присутствует утверждение о том, что правильным вариантом является не соглашаться со всем тем, что Россия делает в Сирии, а также с тем, что любое сотрудничество с русскими является ошибкой», — такой недостаток американских СМИ отметил Пол Пиллар (Paul R. Pillar) в журнале The National Interest (11.02) и призвал работать в Сирии вместе с русскими.

«Керри считает, что прекращение огня будет соблюдаться», — сообщила The New York Times (14.02), отметив: «Госсекретарь США Джон Керри, столкнувшись с возмущением и скептицизмом европейских союзников по поводу готовности США более глубоко вмешаться в сирийскую гражданскую войну, пообещал в субботу помочь блокировать маршруты, по которым мигранты добираются до Европы. Кроме того, он предупредил Россию, что ее военные усилия в поддержку президента Башара Асада в Сирии непременно потерпят неудачу».

Обама и Путин договариваются о доставке гуманитарной помощи Сирии. «В заявлении кремлевского офиса указано, что Обама инициировал телефонный разговор, — отметила The Washington Post (15.02). — В Белом доме сообщили, что звонок состоялся в субботу. По данным Белого дома, администрация не упомянула об укреплении американо-российского сотрудничества. Было заявлено, что Обама подчеркнул важность „быстрого осуществления доступа гуманитарной помощи в осажденные районы“. Обама также призвал Путина прекратить воздушную кампанию России против „умеренных оппозиционных сил“ в Сирии».

Россия не планирует прекращать бомбардировки позиций мятежников в Сирии до тех пор, пока союзники Москвы в Дамаске не добьются мира на выгодных условиях, — такими словами предваряет журнал Time (15.02) эксклюзивное интервью российского премьер-министра Дмитрия Медведева Саймону Шустеру (Simon Shuster). Что касается целей продолжающегося наступления сирийского режима вокруг Алеппо и других городов, то, по словам Медведева, повстанцы, «которые бегают с автоматами», должны оставаться объектами нападения — как и террористы из «Исламского государства».

Публикации о действиях Запада против России в прессе мейнстрима привычно выстраивались по одному образцу. «НАТО поддерживает программу противодействия России» — откровенно высказалась International New York Times (11.02), конкретно назвав — кто и против кого. «Среди стран, которые НАТО и США будут защищать в Европе — Венгрия, Румыния, Украина и страны Балтии, заявили представители администрации США. Размер американского вклада (3,4 миллиарда долларов) удивил некоторых аналитиков, которые рассматривают его как один из наиболее агрессивных шагов Соединенных Штатов в регионе после распада Советского Союза», — указала газета.

И опять в журнале The National Interest (12.02), а не в «большой» прессе, конгрессмен-республиканец Дана Рорабакер (Dana Rohrabacher), анализируя причины военного бюджета США, задал простой вопрос: «Почему США вновь начинают холодную войну с Россией?» Он указала, что новый проект бюджета США, предложенный президентом на 2017 год, «предусматривает увеличение на 200% наших военных расходов в Европе на действия против России — что, наверное, является самым провокационным шагом в наших усилиях, явно направленных на то, чтобы окружить эту страну и породить антагонизм. В то же время расходы на борьбу с ИГИЛ предполагается увеличить всего на 50%».

 

Конгрессмену вторил Стивен Коэн (Stephen F. Cohen) в статье «Администрация Обамы безрассудно усиливает конфронтацию с Россией», подчеркивая, что Вашингтон увеличивает расходы на силы НАТО у российской границы в четыре раза — и рискует превратить холодную войну в горячую (The Nation, 9.02).

«Путин на грани поражения», — писала Диана Франсез (Diane Francis) в журнале Newsweek (10.02). Она привела мнение бывшего посла на Украине Джона Хербста (John E. Herbst): «Кремль постарается в ближайшие месяцы настоять на том, чтобы Украина провела конституционную реформу, которая даст ЛНР и ДНР право вето в отношении внешней политики Украины, а это — обречено на провал. Как только этот гамбит не удастся, Кремлю придется принять решение о том, имеет ли смысл добиваться своих целей в Донбассе за счет экономических мучений». Так как Россия на грани поражения, то Украине и Западу стоит просто выжидать и усиливать украинскую военную мощь. Киев должен иметь возможность лучше защищаться против эскалации или начать освобождать территорию от ослабленного противника.

У России и Украины осталось немного времени для выполнения минских договоренностей, указала The Wall Street Journal (13.02). Газета сообщила, что на переговорах министров иностранных дел «нормандской четверки» в Мюнхене «Франция и Германия заявили российскому и украинскому министрам, что дипломатические усилия по урегулированию минских соглашений зашли в тупик с ноября, и что они хотят увидеть полную реализацию этих договоренностей к лету».

Много внимания СМИ уделили встрече патриарха Кирилла и папы Франциска в Гаване. При этом The Wall Street Journal (13.02) выразила мнение, что «Папа Франциск предпринимает шаги по прекращению 1000-летнего раскола». «В совместном заявлении после встречи церковные лидеры призвали к мирному сосуществованию между их общинами и подчеркнули их общие задачи по прекращению конфликта между правительством Украины и поддерживаемыми Россией сепаратистами, а также для разрешения вопросов о положении христиан на Ближнем Востоке», — отметила газета.

The Christian Science Monitor (13.02) была более корректна, указав, что «папа и православный патриарх проводят „саммит“ в защиту христиан на Ближнем Востоке». Хотя встреча не окажет немедленного влияния на отношения между двумя церквами, отметила газета, она рассматривается как важный первый шаг к решению их общих интересов и важных различий. «Оба считают себя защитниками древних христианских общин на Ближнем Востоке, которые находятся под угрозой так называемого „Исламского государства“ и других экстремистов».

The New York Times (13.02), подробно рассказав о подготовке к встрече папы и патриарха, назвала эту встречу исторической. Но отметила при этом: «Аналитики отмечают, что г-н Путин мог бы блокировать встречу, но, видимо, заключил, что она может улучшить его положение на мировой арене и подорвать усилия Запада по изоляции России санкциями из-за украинского конфликта».

При этом — «Откуда нам знать, что саммит папы с патриархом — нечто большее, чем просто фотосессия» — провокационно высказалась The Boston Globe (13.02). По мнению автора газеты, «Существуют веские причины для осторожности из-за того, что мотивы Москвы — и в отношении русской церкви, и Кремля при президенте Владимире Путине — вызывают серьезные сомнения. (Русская православная церковь является близким союзником Путина, и большинство наблюдателей считают, что пятничная встреча не состоялась бы без его одобрения)».

Российский премьер говорит о «новой холодной войне», — на этих словах Дмитрия Медведева сконцентрировали внимание The Wall Street Journal, (14.02), CNN (13.02) и Los Angeles Times (13.02), комментируя выступление председателя российского правительства на Мюнхенской конференции по безопасности. «Г-н Медведев настаивал в своем выступлении, что Запад встал перед жестким выбором: сотрудничать с Россией по общим интересам, таким как борьба с терроризмом и обеспечение стабильности на Ближнем Востоке, — или столкнуться с постоянным, глобальным конфликтом. Он заявил, что США и Западная Европа отошли от системы безопасности, созданной после Второй мировой войны, которая обеспечила 70 лет относительной стабильности».