САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, Россия. Мягкий стиль общения и обходительные манеры Игоря Сечина противоречат его вызывающей страх репутации.

Послы и официальные лица считают, что бывший советский военный переводчик Сечин является  неформальным лидером националистически настроенного клана "силовиков", куда входят бывшие военные и сотрудники спецслужб, стремящиеся сохранить ведущую роль государства в российской экономике.

Будучи доверенным лицом Владимира Путина во время его президентства в 2000-2008 годах, Сечин сегодня занимает должность заместителя премьер-министра, отвечая за огромные российские отрасли энергетики и производства металлов, являющиеся крупнейшими в мире.

Олигархи в его присутствии встают по стойке "смирно", а журнал Forbes включил Сечина в число 50 самых влиятельных в мире людей, поставив его чуть выше Дмитрия Медведева, которого многие считают подчиненным Путина.

Такая роль привлекла непривычное внимание публики к этому привыкшему жить в тени человеку, и 49-летний Сечин воспользовался редким для себя интервью Reuters во время Санкт-Петербургского экономического форума, чтобы как-то смягчить свою пугающую репутацию.

"Мне это кажется чем-то из области легенд и мифов, - заявил он во время полуторачасовой беседы, отвечая на вопрос о том, действительно ли он лидер кремлевских силовиков, - это несерьезно, просто несерьезно наклеивать ярлыки".

Какую бы хотел иметь характеристику сам Сечин?

"Нормальный гражданин должен быть патриотом своей страны, - ответил заместитель премьера, - порядочный человек, профессионал, если вы работаете в правительстве, эффективный работник, вот и все".

Многие американские сенаторы в прошлом военные, добавляет он, но их никто никогда не называет "силовиками".

Сечин сердится, когда слышит, что его прошлое, его политические связи и обязанности, связанные с руководством нефтяной и газовой промышленностью России, ставят его в противоречие с замыслами Медведева о создании в России современной, демократической и прозападной экономики, основанной на знаниях.

"Президент говорит о рисках (экономики, основанной на нефти), но он не говорит, что мы не должны использовать  природные ресурсы – это уже непреложный факт, основа российской экономики", - объясняет Сечин.

Медведев прав, продолжает он, когда хочет снизить роль государства в экономике, "но нам надо эффективно продавать эту долю". В качестве примера того, как это следует делать, он приводит первоначальное публичное предложение акций возглавляемой им гигантской государственной нефтяной компании "Роснефть".

ДОХОДНЫЕ АКТИВЫ

Однако "плохо" то, что олигархи во время хаотичных распродаж 90-х годов практически задаром прибрали к рукам высокодоходные российские активы из области добычи полезных ископаемых, говорит Сечин.

"Что случилось, то случилось. Была приватизация. Мы не собираемся пересматривать ее итоги, но надеемся … что эти активы будут использоваться эффективно".

Сечин в последнее время особенно активно действует в Латинской Америке. Он ездит в Венесуэлу, где помогает вести переговоры о поставках оружия и о создании партнерств в нефтяной отрасли, а также восстанавливает прежние советские торговые и финансовые связи Москвы с Кубой.

Как соотносятся его сделки с главными врагами Вашингтона в Латинской Америке с медведевской политикой демонстрации дружелюбия Западу и с налаживанием отношений с США?

"Ничего личного", - мягко отвечает Сечин. По его словам, социалистический лидер Венесуэлы Уго Чавес это "естественный партнер" России, потому что  у двух стран имеются общие интересы.

А что касается поставок оружия Венесуэле на 4 миллиарда долларов, то "этим занимаются все страны, обладающие высоким производственным потенциалом", и если Каракасу не будет поставлять оружие Москва, то это сделает кто-то другой. "Почему мы должны отказываться?"

Будучи давно уже своим и весьма посвященным человеком в Кремле, Сечин особенно осторожен, когда его спрашивают о президентских выборах 2012 года.

Многие знающие люди ожидают, что Путин, занимающий сегодня пост премьер-министра, вернется на президентскую должность. Но они не исключают и сохранения нынешней "тандемной" структуры власти, когда Медведев сидит в Кремле, а Путин руководит страной как премьер.

Может ли Сечин быть третьим кандидатом?

"Никогда не слышал более интересного вопроса, - язвительно замечает он, - по крайней мере, не из области сказок и фантазий".

Вопрос оказывается настолько болезненным, что его пресс-секретарь спустя несколько часов звонит и предлагает дать другой ответ Сечина по поводу его возможной кандидатуры на президентский пост: "Это невозможно по объективным и субъективным причинам".

Заместитель премьера, который познакомился с Путиным, когда они в 90-е годы вместе работали в мэрии Санкт-Петербурга, говорит, что был удивлен, когда его пригласили работать в московские коридоры власти на Красной площади.

"Я как-то неожиданно очутился в Кремле, - заявляет он, - там есть какое-то особое ощущение святости и значительности этого места. Там очень хорошая аура".