Насколько похожи эти два человека?

Будучи регулярным слушателем радиостанции «Эхо Москвы», я обратил внимание на прозвучавшую в эфире 7 июля программу «Народ против», гостем которой был одиозный политик Владимир Жириновский. Тема этой передачи была сформулирована так: «Новый договор СНВ не должен быть ратифицирован», и Владимир Вольфович пришел в студию «Эха» в простой рубашке с короткими рукавами, готовый кричать во все горло о том, как контроль над вооружениями угрожает национальной безопасности России.

Этот вид политического театра представляет собой российскую версию безумного и хаотичного опуса Митта Ромни (Mitt Romney), направленного против контроля над вооружениями, который был опубликованы в газете The Washington Post. В обоих этих случаях спектакль разыгрывали не самые сильные политики, которым никогда не удавалось привлечь к себе внимание большого количества людей. Конечно, Жириновский – это прислужник Кремля, это комедиант, работающий по контракту и обязанный кривляться и выкрикивать всякого рода непристойные вещи. Он обязан напоминать россиянам о том, почему они не должны выбирать настоящего националиста (или, возможно, обманным путем заставить поверить своих искренних сторонников в то, что националисты уже имеют право голоса в руководстве страны). Тем временем Ромни, судя по всему, взял в свои руки бразды правления Республиканской партии для того, чтобы определить ее позицию по поводу нового Договора СНВ и тем самым улучшить свои шансы на то, чтобы руководить партией во время следующих выборов.

Ни один из них не готов к тому, чтобы иметь большое влияние. ЛДПР – это просто самый громкий член беззубой парламентской оппозиции. Коммунисты продолжают оставаться наиболее близкой силой к тому, чтобы быть официальной, в определенной мере разрешенной оппозицией – однако их ряды, от простых членов до руководства, стары и немощны, а партия в целом сталкивается с надвигающимся демографическим кризисом. Для Жириновского тот факт, что его игривую известность продолжают терпеть, является достаточным поводом для того, чтобы устроить очередное выступление и продемонстрировать свое несогласие в связи с новым договором СНВ. Тогда как Ромни может винить только себя (и, возможно, человека, который пишет ему речи) за спонтанный и скандальный комментарий, размещенный на страницах газеты The Washington Post. Сенатор Джон Кил (Jon Kyl) поспешил опубликовать скептический ответ в газете The Wall Street Journal по поводу нового Договора СНВ, ни разу не упомянув в нем Ромни. Однако Джон Кил явно попытался вновь возглавить дебаты и вновь установить контроль над формированием «ястребиной» политики Республиканской партии. Действительно, Кил еще не решил, будет ли он поддерживать договор или нет, и Республиканская партия в целом продолжает вести словесные баталии по этому поводу. (Это не осталось незамеченным для сотрудников администрации президента Обамы, и они предприняли шаги для того, чтобы попытаться заручиться поддержкой республиканских законодателей).

Появление Жириновского на «Эхе» произошло на следующий день после публикации статьи Ромни. Оба они ведут политическую игру, направляют в определенное русло патриотический милитаризм в надежде на то, что некоторые их параноидальные выходки понравятся публике. В России Жириновский и ЛДПР действуют как приманка для отвлечения популистских настроений тех людей, которые действительно поддерживают либерально-демократическую риторику.

В Соединенных Штатах Ромни также пытается угодить симпатизирующим ему ушам реакционно настроенной части населения. Намеренно искажая смысл договора, он предупреждает о наступлении опасного мира, в котором Америка будет безоружной («возможно, президентское стремление к глобальному разоружению»), потеряет военное превосходство («Соединенные Штаты должны радикально сократить количество пусковых установок, а Россия не обязана этого делать») и ее будут запугивать ее противники («администрация Обамы уступает настойчивым требованиям России»). То же самое, конечно же, говорит о договоре и Жириновский, с той лишь разницей, что «Жирик» считает, что это Россия в конечном итоге окажется незащищенной и потом будет лежать в руинах.

Ромни проделал фантастическую работу по извращению и искажению правды о новом договоре СНВ, однако он мог бы кое-чему поучиться у мастера по части использования гипербол Владимира Жириновского. Познакомьтесь с моим переводом (только вступительной части) выступления Жириновского на «Эхе», которое достаточно точно демонстрирует, что мог бы сказать Митт Ромни, если бы он родился в России. Я пометил красным в тексте наиболее лакомые вербальные эскапады Жириновского.

 

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVi программа «Народ против», Ольга Бычкова, сегодня у нас народ у нас против Владимира Жириновского, лидера ЛДПР - мы будем говорить о ратификации СНВ-3. Народ представлен, как обычно, семью представителями Клуба привилегированных слушателей «Эхо Москвы». Но прежде обозначьте очень коротко ваше отношение – почему вы против СНВ-3?

 

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы, ЛДПР и я лично против ратификации Договора СНВ-3, поскольку это угрожает безопасности России, это удорожает нашу оборону противоракетную, это позволит американцам развернуть еще больше баз вокруг нас и реально это практически лишает нас ядерного щита. Если мы подпишем этот договор, то через 7 лет мы останемся с трехлинейными винтовками – это очень опасно. Мы с этим боремся уже 20 лет. Первый раз нам пытались навязать в 1991 г. – не получилось, не ратифицировали, мы отказались – уже десятый раз документы идут. Американцы их не выполняют, они хитрят, они по этим договорам у нас находятся на наших заводах, где мы делаем ракеты, а нас туда не допускают – шлагбаум, дальше нельзя. Какой же это контроль до шлагбаума? Мы в неравных условиях. У них армия везде – в Афганистане, Ираке, ставят ракеты в Польше, поставят Румынии, Болгарии, - кругом базы, сотни баз, миллион солдат – Япония, Корея, - весь мир оккупировали, 150 стран после 1945 года. И они сами говорят, что они строят новый мир на развалинах России и против России.

О.БЫЧКОВА: Это они сами говорят?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Говорят, что хотят нас уничтожить, Россия им не нужна.

О.БЫЧКОВА: Это они прямо так и говорят?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так и говорят. Они, начиная с 1945 года – это говорил Джон Даллес, Эйзенхауэр, Киссинджер, все их президенты, и сегодня все их деятели говорят об одном.

О.БЫЧКОВА: И Обама тоже так говорит?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Обама хочет быть президентом, который выполняет свои обещания. Он обещал вывезти войска из Ирака в течение полугода после вступления в должность? Где? Он вступил в должность 20 января 2009 г., значит 20 июля 2009 г., год назад, войска должны быть выведены. Хоть один солдат вышел? Обманывают. В этом и опасность, что они обманывают, и ракеты поставили под Калининградом, везде окружили нас. У нас старая техника, все советская, все устарело. А они меняют свою, у них везде военно-морской флот. Наш разрушен, то есть, мы в неравных условиях, мы в опасности.

О.БЫЧКОВА: Понятно. Мы в опасности. Сергей, ваш вопрос.

С.КОСТЯЕВ:
Сергей Костяев, кандидат политических наук, старший научный сотрудник ИНИОН РАН, преподаватель дипакадемии. По поводу того, что мы останемся с винтовками – по договору у нас должно быть 1550 ракетных боеголовок на боевом вооружении. Этот договор будет действовать в течение 10 лет. Экономически военный бюджет США в 20 раз больше военного бюджета России. Экономика США – одна пятая мирового ВВП, Россия - 1,6%. По вашему мнению, сугубо экономически мы в состоянии выдерживать гонку вооружений и не сокращать ядерное оружие?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот именно. Мы не можем ее выдержать, если будем честно выполнять договор, если мы его ратифицируем. Потому что по этому договору мы должны уничтожить свои самые мощные советские ракеты, а новые мы не можем построить. А американцы – посмотрите, у них огромный бюджет, постоянно идет замена ракет, они постоянно выпускают подводные лодки, везде бороздят их самолеты. У нас самолеты ТУ-160 – им 40 лет, это на свалку надо. Вы понимаете, что у нас нет новых самолетов, нет новых ракет, у нас подводные лодки еще не выпущены под те ракеты, которые нам разрешат иметь. У нас только «Юрий Долгорукий» - одна подлодка, а у них сотни. У нас ракета «Синева» есть, а подлодки нет для нее. Или наоборот – подлодка есть, а под нее нет ракеты. То есть, мы разоружены уже сейчас. Но пока еще есть мощные ракеты старые, советские, их нам надо сохранить. А по этому договору мы должны их уничтожить. И оставшиеся приблизительно 200 ракет не долетят до США, максимум одна-две ракеты, все остальное будет уничтожено из космоса в момент взлета, потом в момент полета уничтожено и в момент приземления. Мы с трудом одной-двумя ракетами сумеем нанести этот залп. Мы же ничего не сможем сделать.

С.КОСТЯЕВ: Но американцы тоже берут на себя обязательство сократить ядерные боеголовки до полутора тысяч.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я согласен. Но их оставшиеся ракеты им позволят нанести по нам страшный удар. Потому что у них базы кругом. У нас ни одной базы не осталось. У нас была база на кубе, Камрань во Вьетнаме. Сегодня у нас ни одной иностранной базы, мы сейчас будем с вами из Цхинвали, из Сухуми по ним палить? Там обезьяний питомник, в Сухуми. Неоткуда нам палить. Мы со времен Горбачева уничтожали и уничтожали. Все, что сейчас осталось – последнее, нельзя трогать, это НЗ. Если мы это уничтожим – все. Я не говорю, что начнется война, мы будем безоружные, они нам будут диктовать условия любые. Хорошо Обама останется. А если не Обама, а вернется Джон Маккейн? А вернется какой-нибудь там Барри Голдуотер, люди, которые готовили войну? И что будет с нами? Понимаете, что это опасность, это не просто так - у них дивизий больше, у нас меньше. Мобилизация тотальная, и у нас дивизий столько же. А тут нельзя мобилизацию провести. Тут нужен ум инженерный – нужно создать, поставить, навести. У нас «Булава» наша, самая лучшая наша ракета, мы не можем добиться точности попадания в цель. А они в феврале из космоса лазером уничтожили ракету. Все, у них уже есть космическая борона, когда лазерным лучом они будут уничтожать все ракеты русские. А мы взлететь не можем ее запустить.

К.РОДИОНОВ: Кирилл Родионов, дипломированный политолог. Вы говорите, что от США, по сути, исходит стратегическая угроза для современной России. Но исторически так сложилось, что Россия никогда не воевала с США, мы воевали с Францией, Германией, но с США никогда не воевали. Почему вы считаете, что в ближайшие 10-20 лет возможен какой-либо конфликт с США?

О.БЫЧКОВА: С какого такого перепуга?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что это молодой наш противник. Мы душили Чингисхана, тевтонские ордена шведского короля, Наполеон, Гитлер, турки – сколько раз мы воевали? Эти хитрые, они далеко. Географию не учитываете. Если бы американцы были там, где Иран, мы бы сто раз с ними схлестнулись. А они далеко за океаном, мы не можем с ними соприкоснуться, нет возможности напасть им и нам, потому что мы далеко, за тысячу километров. И они сегодня единственные, кто в состоянии – у нас пока в мире только мы и они можем друг друга уничтожить, Китай еще не дошел до кондиции. И они нас ненавидят. Они господствуют в мире. Их валюта, их деньги, их армия - монополия. А тут какие-то русские есть с их ракетами. Представляете, как это раздражает? Я переведу на политическую сферу – меня раздражает «Единая Россия» и КПРФ, я желаю их уничтожения, они мне мешают в борьбе за избирателя. Они новые, молодые, сильнее, у них больше денег. Я хочу их уничтожения. Так и мы. Они, американцы, хотят нас уничтожить, потому что мы единственные готовы с ними конкурировать.

К.РОДИОНОВ: Может быть, все-таки не уничтожить? Да, мы не являемся союзниками, но никто из политической элиты США сейчас не говорит открыто, что США хотят уничтожить Россию.

В.ЖИРИНОВСКИЙ:
Согласен. Им нужны ресурсы. Они нагонят китайских рабочих, построят нефтегазопровод до Чукотки и Аляски, туда, к Америке - ВР видите как опасно бурение под водой? И наша нефть будет – и им ничего не надо – деньги принимайте, и все, и будет сидеть наш вице-премьер и считать денежки. Но мы не будем развиваться. Они нас не будут уничтожать, и расстреливать, но мы не будем развиваться. Мы будем колонией, которой разрешат быть. Москва, где сидят чиновники. А Сибирь будет пустая, там будут сидеть рабочие и строить дополнительные нефтегазопроводы, и они там будут устраивать плацдарм против Китая. То есть, им нужна наша территория, и часть чиновников они оставят. То есть, мы вымираем – они не будут нам мешать умирать. Мы до сих пор пока еще вымираем, у нас еще нет баланса, чтобы рождалось больше, чем умирало. Пока идет сокращение населения. А если добавить отравленную пищу, которую они нам поставляют – ножки Буша – только мы кушаем эту гадость. Лекарства дать отравленные. Стерилизацию проводить насильственную, обманывать, растление, жвачку, наркотики – у нас 30 тысяч каждый год умирает молодых людей - такого никогда не было. Потом будет 300 тысяч умирать в год, потом будет миллион умирать в год, и к 2050 году у нас никого не будет. Они не будут воевать, вы правы – зачем им тратить ракеты? Они пригодятся для будущих войн. Они уничтожат нас измором, чиновников подкупят наших, у нас полностью коррумпированные чиновники. Они им заплатят в 2-3 раза больше, чем сегодня российское правительство, и эти коррумпированные негодяи сдадут страну, ни о чем не будут думать они, у них у всех «грин-кард» в кармане, и дети учатся там, и деньги там, и офисы там. И клубы там – все там. Здесь они на работу приезжают, эти продажные чиновники.