В минувшее воскресенье в России прошел последний на данный момент раунд местных выборов. В девяноста трех процентах регионов страны (77 из 83) люди пошли к избирательным урнам, чтобы выбрать мэров, депутатов местных законодательных собраний, муниципальные власти и т. д. Неудивительно, что почти везде победила «Единая Россия», получив чуть более, чем половину голосов. Пробираясь через стоны и вздохи журналистов, которыми сопровождалось всё это «национальное унижение», я наткнулся вот на какую фразу в статье, опубликованной на сайте Gazeta.ru:

 «Как и прежде, лучшие результаты “Единая Россия” показала на региональной периферии, а КПРФ — в городах, где живут более молодые и, что ещё важнее, более образованные избиратели».

Фраза короткая, но на самом деле это мина. Ведь это противоречит всему, что мы знаем о российской оппозиции и о будущем российской политики. Российские коммунисты и более мелкие левые группировки — это масса неисследованного материала, связанного с современными протестными движениями в этой стране.

Лица борцов с истеблишментом достаточно знакомы: Илья Яшин, Олег Козловский, Борис Немцов, Гарри Каспаров, Владимир Милов и так далее, и так далее. Все эти люди либо сами молоды (Яшин, Козловский), либо так или иначе ассоциируются с молодежью и постсоветским поколением (Немцов). Все они — представители так называемой «интеллигенции», то есть той самой социальной группы, про которую Ленин сказал, что это «не мозг нации, а ее говно». Это профессиональные мыслители, организаторы, писатели и ораторы.

Популярность либеральных объединений пошла на убыль, и к списку их бед добавились новые. Отлично помню, как в 2003-м году (еще до ареста Ходорковского) я был в Москве и слушал, как один университетский профессор перечислял основные пункты программы партии «Яблоко». Среди названных задач были такие вещи, как обеспечение прозрачности работы правительства и бизнеса, а также создание системы социального обеспечения. Презентация (чистой воды политическая пропаганда в исполнении члена партии) была сделана так, чтобы подчеркнуть отличие «Яблока» от СПС — тоже либеральной партии, только (по словам профессора) добивающейся не столько социальной справедливости, сколько либерализации экономики. СПС потом распался, а «Яблоко» постоянно отказывается слиться с объединениями единомышленников, но стоит отметить, что слова представителями этого лагеря произносились все более и более напыщенные. Немцов и Чубайс когда-то возглавляли одну и ту же партию (СПС). Теперь Чубайс стал технократом, занимает высокий пост, работает на Кремль, а Немцов ругается в своем блоге на «криминальное государство» Владимира Путина.

В последнем десятилетии изменилась судьба российской оппозиции, и она уже не принадлежит Борису Немцову, хотя он, конечно, и красавец.

Так кто же они, эти новые храбрые борцы?

Результаты последних выборов показывают, что российские оппозиционеры живут в городах и имеют образование. Есть и данные (необязательно исключающие вышеприведенные), что граница проходит по поколениям. На прошлой неделе Михаил Барщевский написал в газете «Ведомости», что сейчас достигают политической зрелости люди, родившиеся после падения СССР. По его словам, эти люди одобряют дружественный по отношению к рынку уровень социальных расходов, но при этом нетерпимо относятся к коррупции в правительстве (мигалки, случай с Анной Шавенковой) и таким позорящим страну вещам, как Зимняя Олимпиада (Барщевский считает, что это превратило бы«Справедливую Россию» в идеального кандидата на роль официальной оппозиционной партии, это неуловимое в России «утраченное звено при переходе к двухпартийной системе»). Есть, однако, и другие основания полагать, что в оппозиции представлены «синие воротнички». Сначала в New Times сообщали, что печально известную петицию «Путин должен уйти» подписали преимущественно представители среднего класса, но речь шла только о первых 6 475 подписях. Последовавшее за этим сообщение о первых 35 тысячах подписей полностью переменило картину: «синих воротничков» было уже не 4,95, а 23 процента («белых воротничков» как было, так и осталось порядка 10–12 процентов).

Вчера в своем блоге на сайте «Эха Москвы» Борис Немцов, как это ни странно, написал, что КПРФ не смогла улучшить своих показателей на выборах (два дня назад из КПРФ сообщили, что, несмотря на нарушения, выборы показали рост их популярности). Неудивительно и то, что Немцов выбранил коммунистов за сотрудничество с Кремлем (а заодно и за слишком слабую реакцию на трагедию с шахтерами «Распадской»), а также заметил, что «электорат коммунистов почувствовал фальшь и не захотел поддержать их». Легко понять, почему Немцов плохо относится к лидерам коммунистов: в этом году Геннадий Зюганов запретил своим калининградским подчиненным выходить на акции протеста вместе с Немцовым и прочими московскими либералами (не совсем успешно). Нападки на КПРФ (дело вполне законное) — это то же «разделение тандема»  на либеральный лад, только вместо «тандема» надо подставить «крупнейшую и самую хорошо организованную оппозиционную группу». В интересах либералов будет, чтобы местные органы КПРФ действовали максимально независимо от «коллаборационистов» из числа высших эшелонов партии. В конце концов, подобная децентрализация повышает вероятность сотрудничества коммунистов низшего звена с либералами! Более того, Калининград, Самара и прочие бесчисленные спонтанные проекты в регионах показали, что это реально происходит.

Так каково же лицо реальной российской оппозиции? Тем, кто пишет в газетах в восточных штатах США, хотелось бы верить, что российская оппозиция — это интеллектуалы либеральной ориентации. Именно у них всегда заимствуются цитаты в качестве «альтернативного» мнения. При Ельцине эти люди действительно творили историю. Они часто бывают в Вашингтоне и свободно говорят по-английски. Да практически в любом постинге в блоге Немцова полным-полно делаемых с важным видом деклараций, взять хотя бы первое предложение в его вчерашнем постинге: «На прошедших 10 октября в 6 регионах выборах в региональные парламенты уверенно победила партия воров и предателей “Единая Россия”». Недавно Немцов и еще трое шишек объявили о создании еще одной политической коалиции — Партии народной свободы. На прошлой неделе они с Миловым выложили на YouTube’е свой антипутинский текст в стиле Frontline.

А есть Коммунистическая партия. Они слабеют, хиреют, якобы уходят в тень, но за них хорошо голосуют в городах. Молодые леваки, в частности, лидер АКМ Сергей Удальцов, устраивал протестные акции вроде «Дня гнева», чем набрал немало очков в качестве оппозиционера. Вчера Зюганов и коммунисты отказались признать результаты выборов в двух городах — Краснодаре, Чапаевске и республике Тува. Как настоящие демократы, они готовят апелляцию в Европейский суд.

С такими-то коммунистами — зачем вообще нужны либералы?