Где Владимир Путин и его окружение собственно берут деньги на свои дорогие часы и роскошный отдых? Этим вопросом занимались десятки, возможно, сотни российских журналистов. Только подобные сведения долгие годы относились к информации, скрываемой самым тщательным образом, и потенциально опасной.

В этой области, например, кое-что выяснила журналистка Наталья Морарь из московского журнала New Times. Она писала об отмывании денег людьми из ближайшего окружения Путина через российский банк «Дисконт» и австрийский Raiffeisen Bank. Она поплатилась за свое молдавское гражданство. Так, три года назад, возвращаясь из командировки в Израиль, там журналистка тоже искала следы денег российских политиков, она выяснила, что въезд в Россию ей запрещен.

Дадим Путину яхту

Но в прошлом году стали появляться сведения, приоткрывающие завесу тайны над богатством кремлевских начальников. Часто из-за внутренних конфликтов предпринимательско-чиновничьих кланов, которые стали публично копаться в грязном белье.
  
Во время судебного разбирательства в Лондоне, где руководство компании «Совкомфлот» подало иск к бывшему директору Дмитрию Скарге и обвинило его в разворовывании имущества фирмы, выяснилось, что Скарга в 2003 году подарил Путину яхту «Олимпия» стоимостью 50 миллионов долларов. Яхта и сегодня стоит на якоре в Сочи.

Еще один скандал связан с Черноморским побережьем. Петербургский предприниматель Сергей Колесников в конце прошлого года написал открытое письмо, в котором он утверждает, что для российского премьера он строил роскошную летнюю резиденцию общей стоимостью один миллиард долларов. При этом партнеры Колесникова являлись совладельцами банка «Россия», который исключительно близок к российскому премьеру.

Подобные подарочки, конечно, получает не только Путин. HN уже писала о роскошном дворцовом комплексе стоимостью примерно 70 миллионов долларов, который недалеко от Москвы строит сирийский предприниматель Зияд Манасир, владелец компании «Стройгазконсалтинг». Правда источники журнала Forbes утверждают, что на самом деле замок принадлежит главе Газпрома Алексею Миллеру, а местные шутники уже называют дворец Миллергоф.

Формально ни яхты, ни замки кремлевским чиновникам не принадлежат. Вилла на побережье Черного моря записана на Николая Шмелева, старого друга Путина. А яхта «Олимпия» принадлежит компании Unicom. Поэтому Кремль утверждает, что на самом деле это все просто вымыслы обиженных бизнесменов.

Заслуженное вознаграждение

Однако, как правило, и Кремль, и бизнесмены довольны сотрудничеством друг с другом, и партнерство продолжается. Прекрасный пример – бывший глава государственной компании «Транснефть» Семен Вайншток. По данным известного блогера Алексея Навального, при строительстве нефтепровода из Восточной Сибири к побережью Тихого океана руководство компании украло более четырех миллиардов рублей. По крайней мере, это следует из опубликованного Навальным доклада Счетной палаты.

Путин отреагировал так: он публично поблагодарил руководство компании за строительство нефтепровода. Бывший заместитель министра энергетики Владимир Милов утверждает, что это из-за того, что в начале этого тысячелетия будущим топ-менеджерам Газпрома во главе с нынешним руководителем компании Миллером Вайншток позволил заработать на строительстве нефтепровода БТС. «Так что километр на БТС стоил 3,1 миллиона долларов против 1,8 миллиона на нефтепроводе КТК на юге России, который строили американцы», - написал Милов.

Вайнштоку сегодня уже все равно. В прошлом году он переехал в Израиль и стал председателем совета директоров компании Israel Financial Levers. Ее владельцы сейчас считаются одними из самых богатых израильтян, хотя пять лет назад о них никто и не слышал.

«По крайней мере, мы знаем, где в итоге оказались деньги Транснефти», - иронически написал Владимир Милов.