В 2008-м году проблема того, как сохранить режим Владимира Путина у власти, одновременно соблюдя уважение к конституционному ограничению в максимум два последовательных срока пребывания на президентском посту, казалось, обрела удовлетворительное решение: г-н Путин назначил своего лояльного главу администрации Дмитрия Медведева сначала вице-премьером, а потом и избранным президентом, а сам при этом стал премьер-министром. В России началась эпоха правления тандема «в составе официального президента и реального президента», говоря словами Николая Петрова из Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace). Но с приближением выборов 2012 года, после двух сложных и неровных лет экономического кризиса, и в условиях, когда рейтинги популярности обоих лидеров снижаются, возникает еще одна проблема. Кто из них будет следующим президентом?

Аргументы за третий срок для г-на Путина таковы: его рейтинги одобрения и популярности постоянно выше, чем у г-на Медведева. У него больше опыта работы. И у него больше политической опоры. «Он пользуется лояльностью и поддержкой всех силовых структур, в то время как у президента Медведева есть только президентская администрация и несколько интеллектуалов вокруг него», - говорит Карло Галло (Carlo Gallo), политический аналитик из группы Control Risks в Лондоне.

Однако поддержка г-на Медведева может быть на самом деле более обширной, чем вышеозначенная. Некоторые олигархи ельцинской эпохи, которым удалось сохранить свои состояния, и которые выступают за открытость и модернизацию России, такие как, например, миллиардер Михаил Прохоров, поддерживают его. Западным правительствам тоже хотелось бы думать, что еще один президентский срок Медведева станет более либеральным, чем третий срок Путина. «Кажется, что все, что приходит на ум либерального западникам, это iPad», - говорит политический аналитик Глеб Кузнецов, имея в виду любовь президента к цифровым технологиям.

И образованный российский средний класс, в крайнем случае, с натяжкой, поддержит г-на Медведева, а не г-на Путина. «Это будет настоящей катастрофой, если Путин вернется в президенты», - говорит журналист Артемий Троицкий. «Мы станем свидетелями серьезного увеличения эмиграции».

Главный пост


Оба лидера, судя по всему, позиционируют себя на главный пост в стране, и пытаются дистанцироваться друг от друга. Г-н Путин, например, заявил в своем выступлении в апреле: «Стране нужно десятилетие стабильного, спокойного развития, не впадая в крайности того или иного рода, без непродуманных экспериментов, растерянности в связи с порой неоправданным либерализмом, или социальной демагогии».

Он также создал новое политическое движение, Общероссийский народный фронт (ОНФ), составленный из различных профсоюзных объединений и политических ассоциаций, которые, как он рассчитывает, выступят с новыми идеями, новыми предложениями и новыми лицами. Как заявил кремлевский представитель Дмитрий Песков (так в тексте, на самом деле Песков - пресс-секретарь Владимира Путина - прим. перев.), «это надпартийная структура, которая не основана на партиях». Аналитики рассматривают эти шаги как декларацию намерения г-на Путина идти в президенты, при этом дистанцируясь от «Единой России», рейтинги одобрения которой упали до 44%, и которую все больше россиян считают «партией жуликов и воров», говоря словами известного блоггера-правозащитника Алексея Навального.

Между тем, г-н Медведев также открыто дистанцировался от своего предшественника. На пресс-конференции в мае в бизнес-школе Сколково - месте, которое рассматривается как подчеркивающее его более реформистские и пробизнесовые симпатии, - г-н Медведев заявил: «Насколько я понимаю, он (г-н Путин) уверен, что модернизация - это спокойный, пошаговый процесс. Я думаю, что у нас есть шанс и достаточно энергии для проведения модернизации более быстро, без ущерба для того, что уже было сделано, и добиться хороших результатов».

В апреле г-н Медведев произнес в уральском городе Магнитогорске речь, которую аналитики сочли манифестом о новом экономическом направлении для России, направлении в сторону большей либерализации и уменьшения государственного контроля в экономике. Он приказал убрать государственных бюрократов из советов директоров государственных компаний.

И вправду, как и следовало ожидать, несколькими днями спустя близкий соратник г-на Путина Игорь Сечин покинул пост в совете директоров нефтяной компании «Роснефть». Уход влиятельной фигуры из такой крупной компании привлек внимание рынка. Маркус Сведберг (Marcus Svedberg), главный экономист в ведущем российском фонде East Capital, уверен, что г-н Медведев становится все более напористым и уверенным в себе.

«Рынок ожидает того, что Путин вернется в президенты, но я полагаю, мы останемся с тем, с чем есть, что будет положительным сюрпризом», - говорит он. Но почувствуем ли мы значительную разницу? Возможно, и нет. «Президентство Медведева стало логическим продолжением президентства Путина, и это продолжение было чрезвычайно консервативным, несмотря на модернизаторскую риторику», - говорит г-н Кузнецов.

Второй срок позволит г-ну Медведеву в меньшей степени чувствовать себя суррогатным президентом и даст ему возможность двигаться вперед с теми либеральными реформами, о которых он постоянно говорит.

Но, как отмечает г-н Кузнецов, чтобы стать модернизатором, нужно что-то большее, чем iPad.