Похоже, что в политике президента США Барака Обамы по украинскому кризису есть два противоречия. Во-первых, у Америки едва хватает сил на «стратегию продвижения на восток» и «перебалансировку» в Азиатско-Тихоокеанском регионе. За 10 лет расходы Штатов на оборону сократились на один триллион долларов США, и это в то время, когда военная мощь Китая укрепляется изо дня в день. Экономический спад внутри страны не позволяет Америке вести в АТР и с Китаем и экономические игры. В таких условиях широкомасштабное геополитическое соперничество с Россией в Восточной Европе серьезно ударяет по американской «перебалансировке».

Во-вторых, после мирового финансового кризиса американское правительство значительно снизило свою оценку мощи России и ее международной роли. В июле 2009 года вице-президент США Джозеф Байден (Joseph Biden) во время визита на Украину заявил, что «население России постоянно уменьшается, экономика увядает, банковская и финансовая система вряд ли продержатся еще 15 лет». Даже после начала украинского кризиса на Саммите по ядерной безопасности в марте этого года Обама заявил, что Россия — всего лишь слабая «региональная держава». Почему же тогда Штаты под предлогом того, что они якобы против вступления Украины в Евразийский экономический союз, начали новый раунд геополитической блокады России?

Америка фактически в самый разгар украинского конфликта решила оставить свои планы по «перезагрузке» отношений с Москвой. Вашингтон вновь вернулся к политике сдерживания, и это решение отнюдь не является простым оппортунизмом. Оно основано на понимании особенностей российской дипломатии и положения России в мире. Именно в этих факторах кроется фундаментальное различие в подходах США к России и Китаю.

Во-первых, американское правительство считает, что Россия — это страна-преемник царской России и СССР, поэтому в ней есть традиционное стремление к экспансионизму и доминированию. А в Китае этого нет. До того, как Штаты начали осуществлять политику «перезагрузки» в 2009 году, они постоянно мешали попыткам России контролировать страны СНГ в манере, в какой это раньше делали Российская империя и Советский Союз. США решительно выступили против идеи Владимира Путина о создании Евразийского экономического союза, которую он предложил в октябре 2011 года. По их мнению, это — попытка возрождения Советского Союза. Что касается украинского конфликта, то тут Америка лишь подливает масла в огонь и пытается избавиться от тех, кто поддерживает Россию. Причина заключается в том, что США хотят исключить любую возможность вступления Украины в ЕАЭС.

Тот же факт, что Штаты по-разному относятся к Советскому Союзу и КНР, подтверждается речью бывшего Госсекретаря США Роберта Зеллика (Robert Zoellick), которую он произнес в сентябре 2005 года: «На протяжении 50 лет наша задача заключалась в сдерживании Советского Союза, до тех пор, пока его не подорвали собственные внутренние противоречия. В то же время на протяжении 30 лет наша политика была направлена на то, чтобы Китайская Народная Республика стала проводить более активную политику». Даже когда Америка перешла к «стратегии продвижения на восток», это решение было продиктовано вовсе не тем, что Китай якобы стремится расширять свои территории и доминировать над соседними государствами. Посмотрим на «Национальную разведывательную стратегию 2009 года». В разделе, который описывает, как Китай может угрожать интересам США, говорится: «У США и КНР есть много общих интересов, однако Пекин стремится поставить под свой контроль все больше природных ресурсов и модернизировать военную отрасль. Все это — важные факторы, которые образуют ряд глобальных вызовов». Поэтому китайско-американские противоречия меркнут по сравнению с накалом российско-американского дипломатического противостояния. Кроме того, в первом случае существует множество сдерживающих факторов.

Во-вторых, Америка считает, что политика России заключается в том, чтобы постоянно провоцировать других и пытаться изменить существующий международный порядок, а у Китая нет схожих замыслов. К тому же КНР сама заявляет, что ей выгоден существующий международный режим. В течение последних лет в российско-американских отношениях благодаря политике «перезагрузки» появились большие сдвиги. Однако в «Основных принципах внешней политики РФ» за 2007 год, а также в «Концепции внешней политики РФ» в 2008 и 2013 году содержались призывы к изменению существующей международной ситуации. Это заставило США, едва принявших план «продвижения на восток», настороженно наблюдать за действиями Москвы.

В мае этого года американские ученые Стейнберг (Steinberg) и О’Ханлон (O’Hanlon) завили, что даже сейчас между американскими стратегическими аналитиками существует множество споров о том, пытается ли Китай подорвать существующую систему или нет. Поэтому прежние лидеры США стремились к тому, чтобы включить КНР в существующую международную систему, и верили в то, что это возможно. Это показало, пусть и в эпоху «продвижения на восток», что Америка планирует в отношениях с Пекином применять не только политику сдерживания, но и сотрудничества. Что до России, так еще во время президентства Джорджа Буша-младшего бывший Госсекретарь США Кондолиза Райс говорила, что попытки администрации Клинтона поддержать Россию и интегрировать ее в мировую систему потерпели полный крах.

В-третьих, Америка по-разному оценивает уровень экономического развития, перспективы и потенциал России и Китая. Кроме того, отличается и значимость торгово-экономического сотрудничества Америки с Россией и с Китаем. В 2013 году торговый оборот между США и РФ составил 38 миллиардов долларов, а с КНР — 528 миллиардов. Поэтому, особенно в условиях ежедневного угасания российско-американского энергетического сотрудничества, США не боятся, что экономические санкции против РФ ударят и по ним самим. Однако Китай — совсем другое дело. Поэтому Америка более тщательно прорабатывает и проводит свою политику по отношению к КНР, нежели к России.

Автор статьи — научный сотрудник Исследовательского института России при Академии общественных наук КНР.