Су-24, который, по заявлению Турции, вторгся в ее воздушное пространство, разбился и сгорел на территории Сирии. Один из российских летчиков, приземлявшихся с парашютом, был убит. Российский вертолет, направленный для выполнения поисково-спасательной операции, был уничтожен боевиками из противотанкового ракетного комплекса TOW. Погиб российский морской пехотинец.

Владимир Путин назвал гибель российского военного самолета, впервые за полвека сбитого страной-членом НАТО, «ударом, который нам нанесли в спину пособники терроризма». И Путин прав, учитывая тот факт, что российская авиация бомбит боевиков на северо-западе Сирии, некоторые из которых связаны с «Аль-Каидой».

Поскольку невозможно поверить в то, что пилоты турецкого истребителя F-16 могли выстрелить ракетами по российскому самолету без разрешения президента Реджепа Тайипа Эрдогана, следует спросить: почему турецкий диктатор это сделал?

Почему он идет на риск столкновения с Россией?

Ответ: Эрдоган, по-видимому, возмущен не столько фактом нарушения турецкого воздушного пространства, сколько успехами Путина в деле защиты сирийского режима Башара Асада, которого Эрдоган ненавидит. А также тем, с какой настойчивостью и беспощадностью российская авиация наносит удары по боевикам-туркманам, стремящимся к свержению Асада.

Объяснить действия Эрдогана можно его рискованными стратегическими целями и его национальной принадлежностью. Но как Эрдоган представляет, чем закончатся эти его стратегические планы? И как насчет нас? Отдавали ли власти США себе отчет в том, что Турция может нанести удар по российским самолетам? Или мы дали Эрдогану зеленый свет, позволив ему их сбивать?

Вопросы эти не пустяковые.

Турция является членом НАТО. И если Россия нанесет ответный удар, Анкара может сослаться на статью 5 договора НАТО и потребовать, чтобы мы встали на их сторону в случае какого бы то ни было вооруженного конфликта с Россией.

А Путин ничуть не испугался. Через сутки после того, как был сбит российский самолет, его авиация, корабли и артиллерия уже наносили удары по тем же самым боевикам-туркманам и их союзникам-джихадистам.

С политической точки зрения уничтожение турецкими военными российского Су-24, похоже, сорвало планы по привлечению России к совместным ударам по ИГИЛ в качестве союзника Франции и США, что было первоочередной дипломатической задачей в изменившихся условиях. Более того, теперь стало понятным, что в сирийской гражданской войне Турция находится по одну сторону с боевиками-исламистами, а Россия, Иран и «Хезболла» воюют на стороне режима Асада.

А на чьей стороне находимся мы? Судя по той стратегии и по тем решениям, которые предлагает президент Обама, а также по тому, как именно он собирается свои планы реализовывать, это по-прежнему остается загадкой.

Но и это еще не все — есть кое-то еще, что вызывает опасения.

По сообщениям из Дамаска, который приводит данные, опубликованные в израильской The Times of Israel, в понедельник израильские войска нанесли четыре удара, в результате которых погибли пять сирийских военнослужащих и восемь боевиков «Хезболлы», а еще несколько человек получили ранения.

Если Асад и «Хезболла» предпримут ответные меры, Израиль может стать более явным участником гражданской войны в Сирии. И если по Израилю будут нанесены удары, то усилится давление на Вашингтон с требованиями присоединиться к Тель-Авиву в борьбе с сирийским режимом.

При этом если мы согласимся с этими требованиями, то можем оказаться в состоянии прямого конфликта с Россией, которая сегодня является боевым союзником режима Асада. И то, чего всячески избегали президенты США на протяжении всех 45 лет холодной войны — вооруженного столкновения с Россией — может вполне стать реальностью. Видит ли Белый дом, какие события здесь разворачиваются?

Впрочем, не исключено, что и в другом месте назревает еще один конфликт между Россией и НАТО.

На юге Украины были подорваны (по имеющимся данным, националистами) опоры линий электропередач, по которым осуществляется электроснабжение Крыма, в результате чего значительная часть полуострова оказалась «обесточенной».

Крымские татары, недовольные тем, как в Крыму относятся к представителям их национальности, не дают ремонтным бригадам восстанавливать подорванные опоры. В знак солидарности с крымскими татарами Киев заявил, что запретит фурам, перевозящим товары в Крым, пресекать границу. В Крыму объявлена чрезвычайная ситуация.

Россия предпринимает ответные меры, заявив, что отказывается покупать украинские товары, и с наступлением зимы может прекратить подачу на Украину газа и поставки угля.

Украина зависит от российских углеводородов не меньше, чем Крым от украинского электричества. 85% пресной воды и 80% электроэнергии Крым получает с Украины.

Кроме того, похоже, что надежды Москвы на отмену санкций, введенных США и Евросоюзом после аннексии Крыма, постепенно угасают.

Являются ли эти действия скоординированными? Может, американские власти дали Эрдогану «добро» на то, чтобы он сбивал российские самолеты? Может, Обама разрешил ввести экономическую блокаду Крыма?

Но у Владимира Путина в запасе тоже есть варианты. Российская армия и пророссийские сепаратисты на юго-востоке Украины могут за две недели занять черноморский порт Мариуполь и создать сухопутный мост в Крым. В Сирии русские с их 4-тысячным контингентом могут накалить обстановку гораздо быстрее, чем мы или наши французские союзники.

На сегодняшний день Путин поддерживает авиаудары, наносимые ВВС США и Франции по позициям ИГИЛ. Но если мы последуем примеру Турции и начнем помогать боевикам, воюющим против правительственных войск Сирии, мы можем оказаться в прямой конфронтации с Россией, и тогда уже наших союзников по НАТО днем с огнем не найдешь.

Кто-нибудь об этом подумал?