Россия и Украина большую часть своей постсоветской истории жили, как сиамские близнецы, но на протяжении последних двух лет им делают хирургическую операцию, разделяя их экономически. Скорее всего, операция эта будет закончена в 2016 году, и хотя обоих близнецов ждут суровые времена, у того из них, кто послабее — Украины — перспективы в некотором отношении получше.

Еще с тех пор, когда в августе 1991 года Украина провозгласила независимость, она стремится сформировать идентичность, отличную от России. Второй украинский президент Леонид Кучма даже написал в 2003 году книгу под названием «Украина — не Россия». Однако на практике Украина продолжала следовать за своим более крупным соседом даже во время своей несостоявшейся вестернизации в период с 2005 по 2010 годы. Она унаследовала ту же самую основу правовой системы и системы управления — советскую бюрократию — и даже предпринимала попытки проведения реформ, часто копировавших действия Москвы. Когда в 2011 году я переехал из Москвы в Киев, никакого дискомфорта я не ощутил: все — от бюрократических процедур до повсеместно распространенной коррупции, выставлявшей их на посмешище, — в этих двух странах было в основном одинаковым.

В экономическом отношении Украина оставалась российской колонией. В 2013 году ее товарооборот с Россией, объем которого по официальным данным украинского государственного комитета статистики составлял 31,8 миллиардов долларов, достиг 28% от ее общего внешнеторгового товарооборота. Для Москвы Украина не имела такого значения, но, тем не менее, она была для России пятым по величине торговым партнером. Ее доля в российском внешнеторговом обороте составляла 5%. В тот последний мирный год Россию посетили 6,1 миллиона украинцев (при общем количестве населения 45,5 миллиона), причем примерно две трети из них приезжали туда на работу. Чуть больше украинцев приезжали лишь в Польшу, через которую украинцы едут в страны ЕС.

Российские власти к этому привыкли. Даже в этом году российский президент Владимир Путин признал, что «русские и украинцы — это один народ». Но теперь это не так: за последние два года, прошедшие со времени украинской «революции достоинства», аннексии Россией Крыма и действий повстанческих сил на востоке Украины при поддержке России, произошел, судя по всему, самый серьезный разрыв между этими соседними и тесно взаимосвязанными странами за весь период после Второй мировой войны. В 2014 году число приезжих с Украины в Россию составило лишь 4,6 миллиона человек — почти на 70% меньше чем в Польшу. Статистических данных за этот год пока нет, но с высокой долей вероятности можно предположить, что число украинцев, приезжавших в Россию, было еще меньше. Дело в том, что Москва ужесточает правила с тем, чтобы затруднить для украинских рабочих-мигрантов бессрочное пребывание в стране, а также, начиная с этого лета, между двумя странами отменены прямые авиарейсы. К тому же, с середины 2016 года украинцы смогут ездить в страны Евросоюза без виз, что, скорее всего, сделает поездки в Европу значительно более популярными.

Что же касается двухсторонней торговли, ее объемы резко сократились.

Объемы международной торговли сократились в обеих странах в результате резкого обесценивания национальных валют (в этом году рубль по отношению к доллару потерял 30% своей стоимости, а гривна обесценилась на 34%). Однако сокращение объемов экспорта и импорта между этими двумя странами было более ощутимым по сравнению с торговыми отношениями с остальными странами мира. Например, в течение первых десяти месяцев этого года объем украинского экспорта в Россию составлял 44% от уровня 2014 года, а общий объем экспорта — 67%.

Украинские компании изо всех сил старались поддерживать продажи в Россию, использую свободную экономическую зону в Крыму, которую обе страны негласно сохраняли как окно для поставок дешевых украинских продуктов. Правда, осенью 2015 года крымско-татарские и ультраправые украинские активисты перекрыли движение грузового транспорта, а Киев решил не вмешиваться. Что касается импорта, объем поставок российского газа сократился в связи с тем, что значительная часть украинских предприятий, являющихся активными потребителями энергии, расположены в разрушенной войной восточной части страны. Кроме того, зима в этом году теплая, и властям удалось обеспечить альтернативные поставки из Европы.

В следующем году остатки взаимозависимости между Украиной и Россией будут, по-видимому, устранены, поскольку Москва решила закрыть зону свободной торговли с Киевом в ответ на отмену торговых барьеров между Украиной и Евросоюзом. Две страны будут по-прежнему конфликтовать из-за аннексированной территории, статуса регионов, находящихся под контролем повстанцев и из-за долга в 3 миллиардов долларов, который Украина недавно отказалась выплачивать. Но все эти мучительные споры являются лишь последствиями (все менее интересными) процесса, который был более резким, чем любой другой разрыв.

Хирургическая операция по разделу серьезно истощила силы обеих стран.

В экономическом отношении Россия пострадала гораздо сильнее от падения цен на нефть, нежели от экономических санкций, введенных за ее отношение к Украине — эти санкции, главным образом, заставили гигантские госкорпорации уменьшить долю заемного капитала и сократить число бесполезных проектов. Правда, в ответ на санкции путинское правительство само себе навредило, введя продуктовое эмбарго на импорт из западных стран. Это решение привело к серьезным последствиям: импортозамещения так и не произошло из-за неблагоприятного климата для бизнеса, и ограничения на импорт нанесли серьезный удар по сфере розничной торговли. В ноябре объемы розничных продаж сократились по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 13%.

По прогнозу агентства Bloomberg, сокращение российского ВВП составит в этом году 3,8%, и неуклюжая реакция Кремля на бойкот из-за Украины, видимо, способствовала этому не меньше, чем дешевая нефть. Это приблизило конец модели экономического роста, основанного на потреблении, за счет которой Россия держалась на протяжении последнего десятилетия.

Украина, в свою очередь, потеряла по сравнению с 2013 годом около 3 миллионов жителей, и главной причиной этого (несмотря на то, что уровень естественного прироста населения в стране — один из самых низких в мире) является аннексия Крыма. Кроме того, объем промышленного производства на Украине снизился на 20% — в основном из-за остановки предприятий, расположенных на востоке страны.


Безусловно, это катастрофа для страны, которая была изначально бедной и которая сейчас является самой бедной в Европе. Однако есть достаточное основание полагать, что резкое падение экономики достигло предельной точки: у России больше нет желания предпринимать дальнейшие военные авантюры на Украине. Судя по последним показателям в месячном выражении, начинается умеренный выход экономики из рецессии. Хотя по согласованному прогнозу Bloomberg экономический спад в этом году составит 10,7%, экономисты полагают, что в следующем году рост украинской экономики составит 1,4%, в то время как ВВП России в следующем году сократится на 0,2%.

Российской падающей экономике до дна еще далеко, и правительство не имеет ни малейшего представления о том, как решить экономические проблемы в условиях падения цен на сырье. Ключевыми словами в 2016 году по-прежнему будут «изоляция» и «репрессии», поскольку терпение россиян проходит очередную проверку в условиях спада экономики потребления, к которой они привыкли.

И хотя в 2016 году Россия по сравнению с Украиной по-прежнему останется более богатой и более сильной страной, Украина будет на подъеме, и там начнется относительное развитие — даже при том, что она не может справиться со своей губительной коррупцией и некомпетентностью руководства. Киев по-прежнему пользуется поддержкой Международного валютного фонда (несмотря на недавние споры по бюджету на 2016 год и новому налоговому законодательству), а также согласовал с большинством своих кредиторов вопрос о сокращении долга и продлении срока оплаты. Отмена европейских виз также будет способствовать столь необходимому подъему боевого духа.

Бесспорно, положение России далеко не безнадежно: она выходила и из более тяжелых кризисов. Но и Украина вряд ли станет большим победителем: ее политическая и экономическая системы, возможно, слишком прогнили, чтобы обеспечить особые улучшения. Однако у украинцев в 2016 году больше перспектив, чем у русских.