На прошлой неделе три священнослужительницы разных конфессий — раввин, викарий Епископальной церкви и унитарианский пастор— и мужчина-имам встали перед изукрашенным минбаром (кафедрой) Исламского центра Хадиджи в Уэст-Валли-Сити, штат Юта. Женщины широко улыбались, их головы были покрыты яркими платками. Таким образом они поддержали акцию «День хиджаба».

Газета Salt Lake Tribune опубликовала фотографию юных девушек-немусульманок, пришедших в мечеть с покрытыми головами. Телеканал KSL TV позднее сообщил: «Хиджаб — головной платок — это символ скромности и достоинства. Надев платок, мусульманка демонстрирует, что она исповедует ислам».

Однако для нас, обычных мусульманок, рожденных в Индии и Египте, картина, которую мы увидели в этой мечети, стала всего лишь очередным неприятным напоминанием о хорошо финансируемых попытках консерваторов подмять под себя современные мусульманские общества. Современные консервативные движения распространяют идеологию политического ислама — так называемый исламизм. Благонамеренные и благодушные экуменисты, фактически, играют (вместе с прессой) им на руку, внушая обществу, что «хиджаб» — это, фактически, «шестой столп» ислама, наравне с традиционными «пятью столпами»: шахадой (исповеданием веры), молитвой, постом, благотворительностью и паломничеством.


Между тем мы не считаем, «хиджаб» всего лишь символом скромности и достоинства, используемым мусульманками.

Новоявленные консерваторы — Иран, Саудовская Аравия, афганские талибы, «Исламское государство» — вводят людей в заблуждение, утверждая, что арабское слово hijab переводится как «головной платок». Между тем приравнивать религиозный термин к светскому понятию неправильно. Hijab по-арабски буквально значит «завеса», а также сокрытие или обособление кого-либо или чего-либо. В Коране это слово никогда не означает предмет одежды.

В разговорном арабском головной платок называется tarha. На классическом арабском голова называется ra’as, а покрывало — gheta’a. Как мы видим, «хиджаб» не переводится как «головной платок» ни в том, ни в другом случае. СМИ пора прекратить распространять эту ложную интерпретацию.

Авторам этой статьи, которые родились в 1960-х годах в консервативных, но обладающих широким кругозором мусульманских семьях (в Египте и в Индии), в детстве никто не внушал, что женщинам следует прятать волосы. Лишь начиная с 1980-х годов — после шиитской революции 1979 года в Иране и взлета обильно финансируемых саудовских проповедников у суннитов, — мужчины и мальчики начали требовать, чтобы мы покрывали голову. Впрочем, некоторые женщины и девушки — из тех, кого зовут «агрессивными мусульманками», — сейчас заходят еще дальше, обзывая женщин, которые, например, носят платок с узкими джинсами, «охиджабленными шлюхами».

Между тем еще в 7 веке многие богословы считали, что мусульманки не обязаны прятать волосы. В наше время такого мнения придерживалась покойная марокканская исследовательница Фатима Мернисси (Fatima Mernissi), а также профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Халед Абу аль-Фадль (Khaled Abou El Fadl), профессор Гарварда Лейла Ахмед (Leila Ahmed), египетский богослов Заки Бадауи (Zaki Badawi), иракский богослов Абдулла аль-Джудай (Abdullah al Judai) и пакистанский богослов Джаваид Гамиди (Javaid Ghamidi).

Бросить вызов «хиджабу»

Для нас «хиджаб» — символ того понимания ислама, которое мы отвергаем. Согласно ему, женщины — это сексуальный соблазн мужчин, которые, по своей слабости, должны быть избавлены от искушения, испытываемого ими при виде наших волос. Мы против такого подхода. Эта идеология снимает с мужчин вину за сексуальные домогательства и требует от жертв защищать самих себя с помощью «хиджаба».

Новое Мусульманское реформационное движение — глобальная сеть борцов за мир, права человека и светское государство — поддерживает право мусульманок самим выбирать, носить им или не носить платок.

К сожалению, такие наивные мероприятия, как «Всемирный день хиджаба», также пропагандируют идею обязательности «хиджаба» для женщин. Эта инициатива была запущена в 2013 году американкой бангладешского происхождения Назмой Хан (Nazma Khan), владеющей бруклинской компанией, которая выпускает головные платки, и шиитским телеканалом Ahlul Bayt, на который ссылается канадский Университет Калгари, заявляя о своем участии во «Всемирном дне хиджаба». Между тем этот телеканал откровенно утверждает, что женщинам необходимо носить «хиджаб», чтобы избегать «нежелательного внимания». «Всемирный день хиджаба», Ahlul Bayt и Университет Калгари не ответили на нашу просьбу о комментарии.

У себя на сайте в разделе «Ресурсы» Ahlul Bayt разместил ссылку на статью, доказывающую, что все женское тело — аврат, то есть считается запретным. Эта идея ведет к лишению прав, подчиненности, затыканию рта, ограничивает присутствие женщин в обществе. Еще одна статья из того же раздела называется: «Десять оправданий, к которым прибегают мусульманки, не носящие хиджаб, и их очевидная неправота». В ней провозглашается: «Сядь на поезд покаяния, сестра, пока он не проехал твою станцию».

Ультраконсервативные мусульманские сайты и организации — такие, как VirtualMosque.com и Al-Islam.org, — лихорадочно навязывают миру свою интерпретацию ислама, требуя, чтобы женщины покрывали голову. Al-Islam.org даже опубликовал материал под названием «С юмором о хиджабе», автор которого издевается над мусульманками, не прячущими волосы под платок «по-исламски».

На прошлой неделе школьницы из Вернон-Хиллс, пригорода Чикаго, надели «хиджабы» в рамках акции «Пройди милю в ее хиджабе», организованной школьной консервативной Ассоциацией учащихся-мусульман. Нас это зрелище встревожило.

Более того, мусульманские лоббистские структуры продвигают материалы о том, как притесняют «мусульманок, носящих хиджаб». Некоторые сотрудники Совета по американо-исламским отношениям, неоднократно преследовавшего — как юридически, так и пиар-методами — американские компании, которые запрещают своему персоналу носить «хиджаб» на работе, даже называют свою организацию «фондом судебной защиты хиджаба».

Сейчас, в 21 веке, большинство мечетей по всему миру — в том числе и в Соединенных Штатах — лишают нас, мусульманок, права молиться без головного платка. Отказ впускать нас в мечеть с непокрытой головой — это дискриминация. Подобно тому, как католическая церковь в 1965 году, после реформ Второго ватиканского собора, разрешила женщинам заходить в храмы с непокрытой головой, мечети тоже должны объявить ношение платка вопросом личного выбора, если они, действительно, так хотят стать «доброжелательными к женщинам», как они сами утверждают.

К счастью среди нас есть люди, достаточно отважные, чтобы бросать вызов этим правилам. В начале мая 2014 года иранская журналистка Масих Алинежад (Masih Alinejad) начала новую смелую кампанию # МояТайнаяСвобода (#MyStealthyFreedom) против обязывающих женщин носить «хиджаб» законов, которые, придя к власти в 1979 году, ввело теократическое руководство Ирана. Лозунг этой кампании: «Каждая иранка вправе сама решать, нужен ей хиджаб или нет».

Как интерпретировать Коран

Идея о том, что женщины должны скрывать волосы, основана на неправильной интерпретации Корана.

Согласно арабским словарям, hijab означает «преграду», причем как между мужчинами и женщинами, так и между мужчинами. В Коране оно появляется в стихе 33:53, ниспосланном на пятом году хиджры — переселения пророка Мухаммада в Медину, — когда свадебные гости слишком задержались у него в доме. Он устанавливает определенные этикетные правила для общения с женами пророка: «А когда просите их о какой-нибудь утвари, то просите их через завесу (hijab). Это вам чище для ваших сердец и их сердец» (здесь и далее цитаты из Корана даются в переводе И. Крачковского). Таким образом, здесь, hijab обозначает завесу. Это слово и его производные встречаются в Коране всего восемь раз в значениях «преграда» (7:46), «завеса» (33:53, 38:32, 41:5, 42:52, 17:45, 19:17) и «отделение» от Бога (83:15).

В Коране оно не ассоциируется с благочестием. Напротив, для него характерны, скорее, негативные коннотации. Так оно обозначает реальную или метафорическую преграду, которая отделяет неверующих — см. «сердца наши в покровах» (41:5), стену между теми, кто в раю, и теми, кто в аду (7:46) или «Ведь они от своего Господа в тот день будут отделены (mahjaboon)» (83:15). Mahjaboon — производное от hijab, которое саудовский Коран переводит, как «занавешены». В действительности, в данном случае, речь идет о том, что они не будут иметь доступа к Богу.

Самый известный пассаж, на который обычно ссылаются в защиту головного платка, — это стих 33:59. Он гласит: «О Пророк, скажи твоим женам, дочерям и верующим женщинам, пусть они сближают на себе свои покрывала (jilbab). Это лучше, так как их узнают; и не испытают они оскорбления. Аллах прощающий, милосердный!» (В перевод внесены изменения по английскому тексту, у Крачковского — «женщинам верующих» и «лучше, чем их узнают», — прим. пер.) Как утверждается в словарях, jilbab означает длинное одеяние, которое было принято носить в то время. Этот стих призывает женщин по-другому носить обычную одежду, а не прибавлять к гардеробу новый элемент. Никаких головных платков в нем не упоминается.

Характерно, что правительство Саудовской Аравии исказило перевод этого стиха, чтобы навязать женщинам одеяния, в которых смотреть на мир можно только «одним глазом». Саудовский официальный перевод выглядит так: «О Пророк, скажи твоим женам, дочерям и женщинам верующих, пусть они полностью укрывают свои тела накидками (покрывалами) (т. е. оставляют открытыми только глаза или один глаз, чтобы видеть дорогу). Это лучше, чтобы их узнали (как свободных уважаемых женщин) и не испытали они оскорбления. Аллах прощающий, милосердный!»

Если смотреть на этот стих в контексте, то, согласно историкам ислама, он был ниспослан в Медине, куда пророк Мухаммад бежал из Мекки. Его смысл заключался в защите мусульманок от разнузданной сексуальной агрессии, с которой они сталкивались на улицах Медины, где мужчины часто приставали к женщинам, особенно к рабыням. Сейчас у нас есть законы, напрямую запрещающие подобные вещи. Странам, в которых таких законов нет, следует их принять вместо того, чтобы наказывать женщин за чужие преступления.

Кроме этого, когда говорят о необходимости носить платок, часто ссылаются на стих 24:31: «И скажи [женщинам] верующим: пусть они потупляют свои взоры, и охраняют свои члены, и пусть не показывают своих украшений, разве только то, что видно из них, пусть набрасывают свои покрывала (khemar) на разрезы на груди…».

В старой арабской поэзии словом khemar назывался изящный шелковый платок, который носили состоятельные женщины. Он закреплялся на голове и перебрасывался за спину. Такой платок служил для соблазнения мужчин и демонстрации богатства. Кроме этого не стоит забывать, что этот стих был ниспослан, когда женщины сталкивались с приставаниями даже по дороге в уборную, — и что при этом он учит, как носить обычный традиционный предмет одежды, а не навязывает новую манеру одеваться.

Пора вернуть себе нашу религию

В 1919 году египтянки вышли на улицы, требуя права голосовать. Именно тогда они сняли покрывала, ношение которых для них было частью привнесенной Османской Империей культурной традиции, а не религиозной нормой. После этого покрывало стало восприниматься как пережиток прошлого.

Позднее, в начале 1960-х годов, президент Египта Гамаль Абдель Насер заявил в одной из своих речей, что, когда он попробовал примириться с пытавшимися убить его в 1954 году «Братьями-мусульманами», руководитель организации предъявил ему список требований, в который входило: «Обязать египтянок носить хиджаб». Аудитория просто не поняла, что означает это слово. Тогда Насер объяснил, что «Братья» хотят, чтобы египтянки носили головные платки, и слушатели просто расхохотались.

Как женщины, выросшие в современных мусульманских семьях, и родственницы теологов мы стремимся освободить нашу религию из тисков жестких интерпретаций. Сейчас мы снова, как в молодости, наблюдаем попытки превратить безжалостную идеологию в единственное и общепринятое лицо ислама. В прошлом мы уже видели, что политический ислам творил в наших родных странах и в нашей новой стране.

Как американки, мы поддерживаем свободу вероисповедания. Однако мы считаем необходимым предупредить людей из университетов, из СМИ и с дискуссионных площадок: надевая «хиджаб», вы поддерживаете не ислам, а идеологию политического ислама, исповедуемую иранскими муллами и богословами из Саудовской Аравии, афганскими талибами и сторонниками «Исламского государства».

Во имя «межрелигиозного сотрудничества» благонамеренные американцы позволяют себя обманывать тем мусульманам, которые считают, что честь женщины заключается в ее «чистоте». Так, сами того не желая, они поддерживают навязывание «хиджабов» всем женщинам.

Поэтому, пожалуйста, не надо надевать платок ради «солидарности» с идеологией, которая затыкает нам рты и приравнивает нашу «честь» к нашему телу. Лучше проявите моральную смелость и выступите вместе с нами против исламистской идеологии, которая требует, чтобы мы скрывали наши волосы.

Асра Номани — бывший репортер Wall Street Journal, автор книги «Одиночное сопротивление: борьба американской женщины за душу ислама» (Standing Alone: An American Woman’s Struggle for the Soul of Islam) и соосновательница Мусульманского реформационного движения — новой инициативы для мусульман и их союзников, посвященной борьбе за мир, права человека и светское государство.

Хала Арафа — журналист, 25 лет проработала аналитиком в Бюро по международному вещанию, была новостным редактором арабской версии «Голоса Америки».