В течение многих лет Абдулвахид Эдильгериев прятался в горах Чечни, организовывая нападения на сотрудников российских служб безопасности и избегая поимки. Он сумел вернуться живым из Сирии и Украины. Однако в ноябре его жизнь неожиданно оборвалась: его застрелили среди бела дня в Стамбуле, когда он отправился за покупками вместе со своей трехлетней племянницей.

Около двух часов дня первого ноября Эдильгериев и его племянница вышли из одного из жилых домов Кайасехира, удаленного пригорода с множеством высоких и ничем не примечательных зданий. 32-летний чеченец посадил девочку на пассажирское сидение своего автомобиля и уже готовился завести двигатель, когда сзади к ним внезапно подъехала белая машина. Столкнув племянницу на пол под сиденье, Эдильгериев выбрался из машины и побежал. Один из убийц погнался за ним, выстрелил, и Эдильгериев упал. Когда спустя несколько минут приехала скорая помощь, он уже был мертв. В него выстрелили пять раз.

Биография Эдильгериева, как ее рассказывают его родственники и соратники, рисует перед нами портрет ключевой фигуры Кавказского эмирата — группировки, включающей в себя чеченцев и других боевиков российского Северного Кавказа, которая часто применяла террористические методы, в том числе организовала атаки смертников в московском метро и аэропорту Домодедово. Опыт Эдильгериева в Сирии, где он провел год, показал, как чеченское сопротивление постепенно наладило связи с Исламским государством, а также обнажил внутреннюю борьбу и распри между иностранными боевиками в Сирии.

Это убийство стало очередным в серии дерзких нападений на чеченцев в турецкой столице, происходивших в последние несколько лет. Личных врагов поддерживаемого Кремлем чеченского лидера Рамзана Кадырова убивали в Москве, Вене и Дубае. И к этому, возможно, были причастны члены боевых формирований Кадырова. Однако турецкая прокуратура подозревает, что убийства в Стамбуле обладают характерными признаками более централизованных российских ударов.

Эти убийства так и не были прокомментированы российскими официальными лицами. Однако в 2003 году Владимир Путин подписал закон, позволяющий ФСБ проводить операции за границей, а теперь, когда отношения между Россией и Турцией в значительной мере ухудшились в связи с крушением российского бомбардировщика Су-24, сбитого турецкими ВВС в ноябре, потенциальные жертвы, которые живут на территории Турции, опасаются, что кампания против них может быть активизирована.

В одном из убийств, совершенном в 2009 году, было использовано оружие, носящие название «Гроза»: это пистолет, специально разработанный для российского спецназа и предназначенный для убийств — такое оружие сложно найти на открытом рынке. В убийстве троих чеченцев у дверей кофейни в Стамбуле, совершенном в 2011 году, как считают турецкие власти, принимали участие девять человек, в том числе два российских агента, которые бежали, оставив свои поддельные паспорта.

Единственный человек, которого удалось арестовать в результате всех убийств, оказался довольно загадочной фигурой, проходящей под псевдонимом «Зона». В 2012 году Зона, которого считают чеченцем, был задержан, когда он попытался въехать в Стамбул по поддельному грузинскому паспорту, выданному на имя Тимура Махаури. Сейчас он находится под следствием и обвиняется в причастности к ряду убийств. Ключевой уликой против него стала сделанная тайно видеозапись встречи Зоны с человеком, считающимся агентом ФСБ, в ходе которой они обсуждали убийство чеченцев. Прокуратура настаивает на пожизненном заключении.

Сейчас несколько тысяч чеченцев проживают в Стамбуле, где прежде было три лагеря для чеченских беженцев. Однако этот турецкий город также стал своеобразной базой для чеченских боевиков и их семей. Дети и жены боевиков годами жили в турецкой столице, а раненые боевики ездили туда на лечение.

Теперь все связанные с Кавказским Эмиратом чеченцы, живущие в Стамбуле, боятся нападений. Один чеченец, который недавно уехал из Стамбула на Украину сказал, что ему приходилось постоянно менять сим-карты и носить с собой пистолет, пока он жил в Турции: возможно, ему и не удалось бы избежать смерти, но крайней мере он попытался бы выстрелить в нападающих. Однажды я заметил несколько чеченцев, которые, находясь недалеко от автозаправки в одном из пригородов Стамбула, вели себя с большой осторожностью. Они по очереди вели наблюдение за окрестностями. «Нам приходится принимать множество мер предосторожности», — сказал один из этих людей, пожелавший сохранить свое имя в тайне.

За несколько дней до своего убийства Эдильгериев не замечал, что за ним кто-то следит, и не предпринимал никаких мер предосторожности, если верить словам его родственников. Но, по словам его друзей, этот хорошо сложенный чеченец с короткими волосами и рыжей бородой был ключевой фигурой в чеченской диаспоре сопротивления.

«Для начала Абдулвахид не был боевиком»

Эдильгериев родился в 1983 году в чеченской семье в российской Волгоградской области. Он окончил школу и планировал поступить в университет, чтобы изучать юриспруденцию, но, когда в 2000 году Владимир Путин начал Вторую чеченскую войну, его семья переехала в Чечню. Трое его братьев вступили в ряды боевиков, наносивших удары по российским войскам.

«Для начала Абдулвахид не был боевиком, но службы безопасности так часто его похищали в надежде получить от него какую-либо информацию о его братьях, что в конце концов он решил, что ему тоже лучше уйти в лес», — рассказал его отец, 71-летний Алу Эдильгериев за чаем в своем доме, расположенном всего в нескольких метрах от того места, где был убит его сын.

Со временем Эдильгериев сблизился с Доку Умаровым, самопровозглашенным эмиром Кавказского Эмирата, куда вступали бывшие чеченские борцы за независимость, которые теперь хотели провозгласить диктатуру ислама на всем Северном Кавказе. В 2009 году он повредил ногу, попав в ловушку, и Умаров приказал ему отправиться на лечение. И, как многие другие чеченские боевики до него, он поехал в Турцию.

Трое братьев Эдильгериева погибли в перестрелках с российскими военными с 2008 по 2010 год. В этот период местные службы безопасности, верные прокремлевскому лидеру Кадырову, применяли крайней жесткие меры для борьбы с беспорядками, убивая боевиков и обещая сжечь дома членов их семей, которые откажутся раскрыть информацию о них.

Сотрудники местных служб безопасности пытали отца Эдильгериева, стараясь выведать информацию о местонахождении его сыновей. «Они постоянно ко мне приходили, — рассказал он, — спрашивали, где мои сыновья. Они били меня, пытали электрошоком. Они присоединяли провода к моим рукам и ногам и включали эту машину при помощи рубильника — как в старом кино». В конце концов, один родственник заплатил полиции 200 тысяч рублей — дал взятку, чтобы освободить старика — после чего этого отец Эдильгериева уехал из Чечни и в 2010 году поселился рядом с сыном в Стамбуле.

К этому времени в Стамбуле Эдильгериев уже перенес две операции на ноге, и его уже считали ключевым представителем Кавказского эмирата в этом городе. По словам одного источника, он помогал отправлять деньги и провизию на Кавказ.

К 2012 году он был готов к тому, чтобы снова взять в руки оружие, но условия в Чечне стали практически невыносимыми. Один чеченский источник, который теперь живет на Украине, рассказал, как ситуация постепенно ухудшалась с 2004 года, когда в Чечне получили широкое распространение мобильные телефоны.

«Прежде мы приходили в деревню, набирали запасы и ночевали, а затем возвращались в лес. Но теперь это стало невозможным. У всех теперь есть мобильные телефоны: как только вы появились в деревне, считайте, что вы уже мертвы».

Еще несколько лет назад существовали маршруты поставок, ведущие из Стамбула через Грузию, а затем и через горы в Чечню. Жены боевиков тоже ездили этими маршрутами на ежегодные встречи со своими мужьями. Но с 2012 года Грузия ввела более жесткий пограничный контроль, внеся имена многих чеченцев в списки лиц, которым въезд запрещен. Продукты питания, которые доезжали до боевиков в горах, часто оказывались отравленными сотрудниками служб безопасности или их информаторами — по слухам, именно это и стало причиной смерти «эмира» Умарова в прошлом году.

Столкнувшись с выбором между практически неизбежной смертью в Чечне и новой войной исламистов в Сирии, Эдильгериев выбрал второе. По словам источника на Украине, до прошлого года вербовщики ИГИЛ и других повстанческих группировок обращались к чеченцам в Стамбуле практически открыто, хотя сейчас они по большей части ушли в подполье. По оценкам российских спецслужб, сейчас на территории Сирии в рядах ИГИЛ воюют по крайней мере 2 тысячи российских граждан, в основном с Северного Кавказа.

«Наша борьба всегда была связана с Россией»


Эдильгериев уехал из Стамбула в 2013 году, чтобы сражаться в Сирии вместе с другими боевиками Кавказского эмирата. Однако в их рядах произошел серьезный раскол, когда Омар аш-Шишани (Omar al-Shishani), чеченец, родившийся в Грузии и прежде служивший в грузинской армии, решил объединить эту группировку с ИГИЛ.

Эдильгериев хорошо знал аш-Шишани, которого теперь считали одним из ключевых командиров ИГИЛ: их жены были сестрами. Однако он остался с теми, кто отказался вступать в ИГИЛ и назвал себя «Джабхат ан-Нусра», связанной с «Аль-Каидой» группировкой в Сирии.

«Наша борьба всегда была связана с Россией, и ИГИЛ его не интересовало», — объяснил его отец. Год назад Эдильгериев вернулся в Стамбул, разочаровавшись в сирийском «хаосе».

В течение последних нескольких месяцев некоторые из командиров Кавказского эмирата среднего звена, до сих пор действующих в Чечне и других республиках на юге России, заявили о своей верности ИГИЛ, чем вызвали раскол в этом движении. Один источник в Стамбуле сказал следующее: «Война в Сирии и просочившаяся на Кавказ идеология Исламского государства нанесли серьезный удар по нашему авторитету. Мы стараемся снова всех собрать, чтобы сделать совместное заявление, что наш единственный враг — это Россия».

Ранее в этом году Эдильгериев снова получил возможность сразиться со своим старым врагом, проведя три месяца на Украине, где чеченцы вступали в украинскую армию, чтобы бороться против пророссийских сепаратистов. Однако, по словам его отца, спустя несколько месяцев спецслужбы, узнавшие о его прошлом, страны попросили его уехать. Украинцы объяснили чеченцам, что будет плохо, если Запад выяснит, что в рядах их армии есть «террористы».

Поэтому он вернулся в Стамбул, где он был одним из главных представителей Вилайята Нохчийчоь, чеченского сектора Кавказского эмирата, и отвечал за сбор средств.

Многие чеченцы, убитые на территории Турции в последние несколько лет, были связаны со сбором средств для боевиков, и эта цепочка убийств свидетельствует о том, что Москва предпочитает физически убирать ключевые фигуры, вместо того чтобы выступать с жесткой риторикой, а Анкара не слишком торопится предпринимать какие-либо шаги для поимки убийц.

Россия обвинила ИМКАНДЕР, противоречивую неправительственную организацию, главные офисы которой расположены недалеко от крупной мечети Фатих в Стамбуле, в помощи чеченским боевикам. В 2013 году Россия безуспешно пыталась убедить ООН в необходимости включить ИМКАНДЕР в список террористических организаций за ее связи с «Аль-Каидой».

Глава этой организации Мурат Озер (Murat Özer) утверждает, что его группа вне политики и не поддерживает никаких связей с боевиками. Турецкие власти ее не трогают, потому что «знают, что все эти обвинения — чушь», как сказал Озер, добавив, что его главная задача — помогать беженцам с Кавказа в поиске жилья и работы.

«Вы помогаем всем беженцам в Турции, мы не поддерживаем и не выступаем против Кавказского эмирата — мы этим не занимаемся», — заявил Озер в интервью, которое он дал в своем офисе. В адрес этой группы часто поступают угрозы, и ее члены часто замечают, как за ними следят неизвестные люди.

Озер настаивает на том, что его группа «полностью отвергает нападения на мирных граждан», хотя в резолюции, принятой на конференции 2012 года, которая прошла в Стамбуле и была организована ИМКАНДЕР, говорится следующее: «Мы приветствуем Доку Умарова и других моджахедов, которые сегодня продолжают священную битву наших предков в горах Кавказа».

Это заявление было сделано после того, как Кавказский эмират Умарова взял на себя ответственность за теракт в поезде 2009 года и атаку смертников в аэропорту Домодедово в 2011 году, в которой погибло 37 человек.

Теперь, когда отношения между Россией и Турцией испортились в связи со сбитым российским бомбардировщиком, молчаливое приятие статуса кво обеими сторонами может оказаться под вопросом. В отсутствие тесных двусторонних отношений Россия может начать более активную охоту за чеченскими боевиками, где бы они ни находились, а турецкая разведка может начать прикладывать больше усилий к тому, чтобы ловить убийц или придать большей огласке дело Зоны.

Недавно на своей страничке в Instagram Кадыров подверг Турцию критике за то, что она укрывает террористов, а Путин упомянул о том, что турецкое правительство помогает террористам, в своем ежегодном обращении к российской элите в декабре. «Мы помним и то, что именно в Турции укрывались и получали моральную, материальную поддержку боевики, которые орудовали на Северном Кавказе в 1990-х и в 2000-х годах. И сейчас еще их там замечаем», — сказал российский президент.

Пока никаких арестов по делу об убийстве Эдильгериева не произошло. В момент нападения железные ворота на парковку были открыты из-за поломки, которая произошла за два дня до этого — вряд ли это могло быть простым совпадением. Расстреляв чеченца, трое убийц быстро уехали, миновав расположенный поблизости полицейский участок. Они бросили машину в нескольких милях от места убийства и исчезли, смешавшись с толпой жителей Стамбула.