В Мехико должны построить новый аэропорт, чтобы разгрузить уже переполненный нынешний, повысить конкурентоспособность страны и превратить город в крупный региональный центр. После 20 лет колебаний там, наконец, было принято решение доверить к 2020 году реализацию проекта государственному предприятию. В неспокойной Мексике столь масштабная задумка выглядит весьма рискованной, в первую очередь из-за хронической коррупции. В ОЭСР (организация сделала борьбу с коррупцией одной из своих приоритетных задач) отмечают, что с учетом значимости аэропорта «эффективное управление, честный тендер и прозрачная политика являются важнейшими критериями». По факту же ничего из вышеперечисленного так и не было сделано.

Китай, Бразилия, ЮАР, Индия, Мексика — все развивающиеся страны сейчас страдают от целого комплекса «внешних» факторов. Затянувшаяся волатильность финансовых рынков, слабость Европы, падение цен на нефть и сырье, повышение ставок Федеральной резервной системы. Тем не менее их нынешние экономические трудности связаны в первую очередь с охватившей все уровни государства коррупцией.

Тихая коррупция

По расчетам Всемирного банка, коррупция поглощает от 10% до 30% средств, которые выделяются на крупные проекты по всему миру. Проведенное в 127 странах исследование показало, что каждая седьмая операция становится объектом расхищения средств. В общей сложности взяточничество, злоупотребление полномочиями, воровство и клиентелизм ведут к потере 3,1 триллиона долларов, что составляет 5,1% мирового ВВП. По данным главного специалиста банка по Ближнему Востоку и Северной Африке Шанты Девараджан, «тихая коррупция» в Тунисе при Бен Али заключалась в монополизации всей экономической деятельности в стране в угоду родственникам и друзьям президента, что в итоге вылилось в 20-летний застой. По ее словам, подъем Исламского государства отчасти объясняется потерей доверия молодежи к правительственным институтам.

Международная борьба с грязными деньгами продвигается вперед неторопливо, однако подписанное в ОЭСР в ноябре соглашение о налоговой прозрачности все же представляет собой определенный прогресс. Главное должны сделать сами страны, но все упирается в тесное переплетение финансовых и политических интересов.

Бразилия служит прекрасным тому примером. Страна целых десять лет демонстрировала выдающийся рост, однако затем споткнулась и погрузилась и глубокую рецессию. В этом году ее ВВП упадет на 2,5-3%, инфляция перевалит за 10%, а долг — за 70% ВВП. Кредитный рейтинг страны скатился до спекулятивного уровня, а на фоне подъема процентных ставок начинают ходить слухи о возможном дефолте. Причем падение доходов от экспорта не может служить объяснением такого провала. Главное — это неспособность политического класса провести реформы и потеря доверия после невероятной череды скандалов, в том числе и вокруг Petrobras. Выяснилось, что нефтекомпания купила целую плеяду депутатов и министров, дойдя до сотрудников канцелярии президента Дилмы Русеф.

Не лучшим образом обстоят дела и в Китае. Председатель Си Цзиньпин лично занялся борьбой с коррупцией, однако она расшатывает сформировавшееся на местном уровне равновесие между представителями Компартии и главами госпредприятий. Эта модель обогащения работала 30 лет, но сейчас именно она оказывается под ударом.

Происходящее в Бразилии и Китае в еще большей степени свойственно Африке: экономический рост развивающихся стран невозможен без борьбы со злоупотреблением полномочиями политиков. Реформаторам вроде Си Цзиньпина приходится ограничивать возможности собственных друзей или даже отправлять их за решетку. А это может оказаться весьма опасным делом: в истории хватает примеров неудач.

Интернет

Не исключено, что развивающиеся страны еще не скоро вернутся к прежним темпам роста. Мировая экономика во многом полагалась на них, но теперь ей придется искать другую движущую силу.

Решением может стать одно современное явление: интернет. Как отмечает Дэниэл Кауфманн из Natural Resource Governance Institute, реформаторы должны опираться на гражданское общество. Это может касаться в том числе и передачи частным организациям и НКО ряда государственных функций, которые неспособны эффективно выполнять прогнившие власти. В таком случае потребовать прозрачности будет куда проще.

Новая конституция Туниса предполагает открытость всех данных по бюджету, свободный доступ к информации по всем проектам и расходам. В боливийском Ла-Пасе жители бедных районов получили возможность направлять свои предложения и жалобы на неэффективных чиновников.

Во всех этих случаях борьба с коррупцией переплетается с реформизмом. Не стоит рассчитывать, что существующие политические партии сами «вычистят» свои ряды. Люди по всему миру стремятся к чему-то новому в политике, и интернет становится для них инструментом, дает им власть. У реформаторов же не остается иного выбора, если они хотят поумерить аппетиты своих друзей и продвинуться вперед. Даже в Китае.