Украинское общество даже после Майдана остается консервативнее, чем принято в западном мире, куда мы стремимся. Консерватизм, как разруха, живет в головах. Именно эта составляющая пока не слишком отдаляет нас от сопредельного государства, над маразмами которого мы охотно смеемся

Московская полиция объявила в розыск и за сутки нашла смельчаков, рискнувших впервые провести в подземке флешмоб «В метро без штанов». Смысла в нем на самом деле не больше, чем в любом другом коллективном публичном действе, которое проводится в определенное время и условленном месте. Но крамолы — еще меньше, чем смысла.

Фамилия зачинщика соответствует духу мероприятия — Максим Веселый. Он объяснил нежелание скрываться тем, что в действиях его компании нет состава преступления. Перед тем как снять штаны на людях, господин Веселый консультировался с адвокатами и настаивает: все участники акции — любители зимнего купания. Такой нестандартный способ парни и девушки избрали, готовясь к моржеванию.

Показательно не то, что в тот же день, 10 января, аналогичная бесштанная акция прошла во многих метро мира. Даже не то, что, оказывается, этому флешмобу уже больше десяти лет. Впервые группа разнополых пассажиров проехалась в подземке в верхней одежде, обуви и с голыми ногами еще в 2002 г. — акция почти ровесница 21-го века. Родилась она, как часто бывает, в США, и со скоростью света распространилась по миру. Преимущественно — западному. И нигде, кроме Российской Федерации, криминала в этом не увидели. Даже когда семеро нью-йоркских художников стянули штаны в подземке впервые, стоя в вагоне с невозмутимым видом.

Акция молодых людей, которые проехали 10 января несколько станций Замоскворецкой линии московского метро без штанов, вызвала широкий общественный резонанс. Москвичей и правоохранителей возмутила публикация этих фото в социальных сетях. «Коммунисты России» немедленно отреагировали: проведение флешмоба в столице было оплачено из-за границы. Хотя непонятна суть этой «западной» диверсии. Кроме традиционного морального разложения нации, конечно же. А глава подземки Дмитрий Пегов публично осудил мероприятие, отметив, что оно могло быть неприятно остальным пассажирам.

Глядя из Киева, можно в этой связи оседлать любимого конька современного продвинутого украинца: мол, в России уже и штанов спокойно не снимешь. Тут же налетят, повяжут и пришьют крамолу вкупе с тлетворным влиянием Запада. Да, мы с вами, жители Facebook и бойцы «диванной сотни», не видим в этом ничего страшного и угрожающего национальной безопасности. Но это еще не значит, что в Киеве, Харькове и Днепропетровске (там, кто забыл, тоже есть метрополитен) повторить бесштанный проезд удастся без таких же проблем.

Готовы ли сегодня безбашенные сограждане снять в вагоне подземки штаны и сохранять спокойствие? Это же намного безопаснее, чем ездить на крышах вагонов того же метро, снимая себя при этом, чтобы выложить в сеть. Или сигать с какого-нибудь высокого моста, преследуя аналогичную цель. Например, несколько лет назад в Запорожье двое поддатых мужиков в начала мая на спор прыгнули в Днепр с моста имени Преображенского. Спорили, говорят, на бутылку коньяка. Один не всплыл, второй не догреб до берега. Случай для города, увы, не единичный. Спросите у местных жителей. Однако если такое действо не закончилось трагедией, героем восхищаются. С ним хотят немедленно выпить. И, самое важное, его не ищут правоохранители.

По сравнению с пьяными или другими неадекватными пассажирами, все равно проникающими в метро и напрягающими пассажиров своим присутствием, проезд без штанов — аналог марша мира, выход людей доброй воли. Понятно и объяснимо, почему за это гоняют в России. Там хорошо и полностью одетый гражданин прочитает «не такие» стихи про Украину — и его в кутузку, на штрафные работы, а могут ведь и вообще уволить. Не ясно до сих пор, почему украинцы охотнее выбирают ничем не оправданный риск, не поддерживая вместе со всем миром невинную, даже целомудренную бесштанную прогулку под землей (в 2014 г. лишь около 50 человек проехались без штанов на зеленой ветке киевского метро).

Хотя очень даже ясно. Украинское общество даже после Майдана остается консервативнее, чем принято в западном мире, куда мы стремимся. Консерватизм, как разруха, живет в головах. Именно эта составляющая пока не слишком отдаляет нас от сопредельного государства, над маразмами которого мы охотно смеемся.