Вы могли бы подумать, что в наши дни у северокорейского диктатора Ким Чен Ына в целом мире не нашлось ни одного друга. Его неустанное стремление заполучить оружие массового поражения и готовность уморить голодом собственный народ — это преступное безумие. На минувшей неделе даже коммунистический Китай осудил проведение верховным лидером четвертого по счету ядерного испытания, которое этот пухлый малолетний психопат назвал «захватывающим звуком первого взрыва нашей водородной бомбы».

Но Ким Чен Ын вовсе не одинок. У него по-прежнему в друзьях и союзниках карибская «Коза ностра», она же — семья Кастро. Холодная война, может быть, и закончилась, но Куба хранит верность северокорейскому изгою.

Из-за этого союза американцы подвергаются серьезной опасности. Аналитиков беспокоит то, что Пхеньян создает ракеты и миниатюрные боеголовки, что позволит ему забросить бомбу на континентальную территорию США. А наличие безрассудного идейного друга в 145 километрах от берегов США увеличивает эту опасность. В последние два с половиной года Куба пыталась тайно переправить Пхеньяну оружие, проводит встречи на высоком уровне с северокорейскими чиновниками и еще добыла американскую военную технику. Никто не хочет сопоставить все эти факты?

В пятницу журналисты The Wall Street Journal Дэвлин Барретт (Devlin Barrett) и Гордон Лаболд (Gordon Lubold) первыми предали огласке историю о том, что госдепартамент в июне 2014 года узнал об исчезновении ракеты Hellfire и о том, что она «вероятно, находится на Кубе».

Скажем прямо: это не было ошибкой доставки, как утверждают некоторые. Кража военной техники — это как раз то, чем занимаются и чем зарабатывают на жизнь шпионы, и получение единицы сложной американской военной техники является для Гаваны крупной удачей.

Не будет преувеличением предположить, что режим Кастро за определенную сумму поделится всем, что можно разузнать о ракете Hellfire класса воздух-поверхность с лазерным наведением (которую можно запускать с вертолета или беспилотника, а также с самолета), со своими хорошими друзьями — Ираном, Россией и Северной Кореей и даже с террористическими организациями.

Президент Обама, видимо, считает, что семейство Кастро уже отказалось от своей навязчивой революционной идеи чинить пакости Соединенным Штатам. Кража ракеты Hellfire вывела бы из подобных наивных заблуждений даже садовника Чэнса (это герой американского фильма-трагикомедии «Эффект присутствия», который, с детства страдая умственным расстройством, всю жизнь не выходил за ограду дома и знал мир только по телевизионным программам — прим. перев.).

Но только не Барака Обаму. Он уже занимался вопросом восстановления отношений с Гаваной, когда госдеп узнал, что ракета попала в руки кубинцам. И если бы он предъявил ультиматум об ее возвращении, то это могло бы привести к срыву его переговоров.

Так что полгода спустя он приступил к реализации своего плана дать шанс на спасение находящемуся в трудной экономической ситуации режиму Кастро, восстановив дипломатические отношения и сняв ограничения на поездки американцев на остров. В мае Куба была исключена из составленного Госдепартаментом списка стран-спонсоров терроризма.

История с ракетой — это лишь последний пример неблаговидных поступков, которые Куба продолжает совершать. В июле 2013 года представители администрации Панамского канала обнаружили груз с военной техникой общим весом 240 метрических тонн (в том числе реактивные истребители и ракеты), спрятанный под грузом с сахаром на борту северокорейского судна, направлявшегося с Кубы в Северную Корею.

Гавана попыталась замять инцидент, назвав эту военную технику устаревшей. Однако комитет ООН по санкциям в отношении Северной Кореи заявил, что этот груз является свидетельством «намерения обойти санкции», и что это «соответствует предыдущим попыткам» Пхеньяна «переправить оружие и соответствующее материально-техническое обеспечение с использованием подобной тактики в нарушение запретов Совета Безопасности». Постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр назвала это «циничной, возмутительной и незаконной попыткой» двух стран обойти санкции ООН.

За те 13 месяцев, прошедшие с тех пор, как Барак Обама объявил о своем намерении вновь открыть на Кубе посольство США и принять административные решения с целью ослабления американского эмбарго, Куба неоднократно заявляла о своей лояльности Северной Корее. Как сообщало кубинское государственное информационное агентство, в марте 2015 года министр иностранных дел Северной Кореи посетил Гавану и напомнил кубинцам о том, что их два народа «имеют общую историю совместной борьбы в одном окопе против американского империализма, который и по сей день продолжает оказывать экономическое давление на наши страны». Агентство также сообщило, что министр передал «послание от Ким Чен Ына с тем, чтобы расширить и укрепить» прекрасные отношения между двумя странами.

В июне 2015 года Рауль Кастро принимал секретаря по международным связям Трудовой партии Народно-Демократической Республики Корея Кана Сока Су (Kang Sok Su). А в сентябре Ким Чен Ын принял в Пхеньяне первого заместителя председателя Госсовета Кубы Мигеля Диаса-Канеля (Miguel Díaz-Canel). По сообщению государственного кубинского издания Granma во время этого визита г-н Ким Чен Ын направил «сердечное приветствие» братьям Кастро. В газете также сообщалось, что господа Диас-Канель и Ким Чен Ын обсудили тесные отношения и взаимное сотрудничество двух стран.

У чиновников, отвечающих на национальную безопасность США, это должно вызывать беспокойство. Но господина Обаму беспокоит другое — он занят тем, какое историческое наследие он оставит после себя. Я не понимаю, зачем: ведь он — первый американский президент, который покорился саудовскому королю, он первым дал Ирану возможность заполучить бомбу и первым оказал поддержку братьям Кастро — даже при том, что они не отдают украденную ракету Hellfire. Место в истории ему уже и так обеспечено.