Украина c 10 января запретила импорт ряда российских товаров, преимущественно сельскохозяйственных — в том числе мяса, кофе, чая, кондитерских изделий, спиртных напитков и сигарет, кормов для животных. Как подчеркивает премьер-министр Украины Арсений Яценюк, эту меру правительство Украины приняло в ответ на аналогичное эмбарго, введенное Россией с 1 января «в связи с присоединением Украины к антироссийским санкциям ЕС и США». Одновременно с 1 января этого года начала действовать зона свободной торговли между Украиной и Европейским союзом.

Украинские экономисты сходятся во мнении, что взаимное эмбарго — исключительно политическая мера. При этом они отмечают, что доля российских товаров на Украине уже давно была незначительной и поэтому введенные ограничения на импорт из России практически не скажутся на украинских потребителях.

Однако предприниматели предупреждают, что товары российского производства нередко проникают на украинский рынок окольными путями. В частности, соучредитель «Ассоциации ритейлеров Украины» Александр Фиалка сказал в интервью Украинской службе Радио Свобода: «Видимо, российские компании, готовясь к возможным санкциям, себя перестраховали. Я уверен, что они уже перерегистрировались в других странах. Российские товары уже могут поставляться из других стран. По крайней мере, в индустрии моды это происходит уже давно».

​​Эксперт Центра экономической стратегии в Киеве Павел Кухта полагает, что если бы Россия и Украина были в состоянии поддерживать нормальные экономические отношения, то от этого выиграли бы обе стороны. Однако из-за российской агрессии это сейчас невозможно. Но, несмотря на нынешние трудности, у Украины теперь появились шансы наладить сотрудничество с теми рынками, где «всегда соблюдаются правила игры», и для нее это будет очень полезно. А российский рынок больше зависит от украинского, чем наоборот, добавляет Павел Кухта:

— Москва ввела так называемые «антисанкции» против Запада, и теперь много говорится о том, насколько сама Россия проиграла от этого. Нанесут ли какой-то удар по украинским потребителям, по украинской экономике те ограничения на импорт российских товаров, которые начали действовать 10 января?

— Да, Россия ввела санкции против Запада и против Украины, и Украина в ответ ввела свои санкции против России. Санкции эти касаются в основном групп продовольственных товаров — и в украинском, и в российском случае. Плюс в последнее время Россия стала тормозить транзит украинских товаров через свою территорию. Министерство экономики Украины оценило ущерб от санкций для экспорта Украины — это где-то 450–600 миллионов долларов, при общем объеме экспорта в 2015 году в 40 миллиардов. То есть доля небольшая, примерно 1,5 процента от всего экспорта.

​​Если мы говорим о последствиях для торговых взаимоотношений между двумя странами, надо учитывать, что еще в 2012 году Россия начала ограничивать импорт украинских вагонов, то есть реально санкционные меры начали разворачиваться еще при Януковиче, еще до украинской революции. И в итоге это привело к очень сильному сокращению товарооборота между Украиной и Россией. То есть российское направление в украинском экспорте упало с 30 процентов в 2011 году до 13 процентов, даже меньше, в 2015 году. С 15 миллиардов долларов до порядка 4 миллиардов долларов. Де-факто это разорвало торговлю между двумя странами. А для Украины еще и ликвидировало зависимость от российского рынка. Украина перестала быть рынком, ориентированным на Россию, теперь это страна, скорее ориентирующаяся на европейский рынок, на рынок ЕС. Большая часть экспорта идет и в страны Азии.


— В какие конкретно страны?

— Страны Северной Африки, Ближнего Востока, Китай… Четверть экспорта идет в Европу.

— А какого рода это экспорт?

— Самый разнообразный: от зерна, аграрной продукции, металлургической продукции, пищевых продуктов до участия в каких-то международных цепочках производства. Например, в Украине производятся компоненты к автомобилям, которые собирают в Европе, где-нибудь в Словакии. И в Западной Украине наращивается это производство.

​​​— Некоторые экономисты говорят, что Украина полностью обеспечивает себя продовольственными товарами даже сейчас, несмотря на все нынешние трудности.

— Да, в этом смысле, конечно, в Украине проблем нет. Учитывая, что есть всего две страны, которые обладают такими черноземами, и Украина одна из них, проблемы прокормить себя у нее точно нет. И если в Европе аграрный сектор — сильно субсидируемый и за счет этого поддерживается производство продукции, которое позволяет обеспечивать продовольственную безопасность, то в Украине сельское хозяйство толком не субсидируется. И при этом продуктов хватает и на то, чтобы продавать их на мировых рынках, и чтобы прокормить собственное население. В этом смысле Украине повезло, проблем с едой здесь, наверное, не будет никогда, я надеюсь.

— Предприниматели говорят, что российские товары окольными путями все-таки проникают на украинский рынок. Действительно ли такое происходит и каким образом?

— Это больше касается украинских товаров и их проникновения на российский рынок. Дело в том, что в основном импорт в Украину из России — это энергоносители, газ, нефтепродукты. И они идут без ограничений, их нет смысла везти контрабандой. Скорее более сложная продукция перерабатывающей промышленности идет из Украины в Россию. Украинская продукция такого рода более конкурентоспособна, чем российская. Какие-то сыры, пищевая продукция, машиностроительная продукция (как раз окольными путями, через Беларусь, до того через «свободную экономическую зону Крым», где были какие-то махинации с неопределенным статусом Крыма, но сейчас это закрыли, потому что Крым под блокадой). Вот через такие каналы она попадала на российский рынок. Потому что российскому бизнесу выгодно многие вещи импортировать из Украины.

​​А что касается импорта из России, если говорить не об энергоносителях или сырьевых товарах, которые никто не тормозит, то это, скорее, продукция подразделений международных корпораций, которые они открывали в 1990-е годы для охвата рынка СНГ. И делали это, как правило, в России. Потому что тогда в России еще были какие-то условия для инвестиций, а в Украине их долгое время вообще не было. И поэтому всякие жевательные резинки, прохладительные напитки и другие товары такого рода часто производились в России и везлись в Украину. Но у крупных корпораций есть такие же производства, например, в Польше, в Восточной Европе. Для них не проблема перестать везти товары из России и начать везти из Турции, или из Польши, или откуда-то еще. Поэтому этот канал будет, скорее, закрыт не контрабандой из России, а просто переключением поставок с других рынков. В этом смысле Украина не проигрывает и контрабанда не получается.

— Вы согласны с тем, что решение ограничить импорт российских товаров на Украину — это решение политическое?

— Вся эта торговая война — политическая, безусловно! Это часть противостояния между Украиной и Россией, которое, в том числе, носит характер открытой войны. Это не самое страшное, что есть в этом противостоянии.

— Владимир Путин говорил недавно в интервью газете Bild о том, что санкции чуть ли не оздоровляют российскую экономику, потому что стимулируют внутреннее производство. Экономика Украины из этой войны выходит победителем?

​​— Если бы между Украиной и Россией были просто нормальные торговые взаимоотношения и эти взаимоотношения были прерваны санкциями, обе стороны проиграли бы, как проигрывают Европа и Россия. Но поскольку в отношениях между Украиной и Россией есть еще огромный политический элемент, на который завязана функциональная отсталость Украины, когда коррупционная правящая верхушка привязывается к России и удерживает, с одной стороны, страну от развития, а с другой стороны — зависит от России, то разрыв этих отношений в конечном итоге выигрышен для Украины. Кроме того, переориентация на более конкурентные, более открытые, менее коррумпированные рынки, чем российский, в конечном счете, это хорошо. Потому что это заставит украинский бизнес работать лучше и, в конечном счете, это выгодно для экономики. Это может быть болезненно в краткосрочной перспективе, потому что действительно пропадают какие-то объемы внешней торговли. Но с точки зрения развития это выгодно, это плюс для Украины. В то же время для России разрыв с более развитыми, нормальными рынками, скорее, минус, полагает эксперт Центра экономической стратегии в Киеве Павел Кухта.