Без правительства, президента и парламента

Многие эксперты и специалисты предрекают, что новый год для Молдавии будет сложнее текущего — в силу ряда объективных факторов. В первую очередь, из-за неопределенной политической ситуации в стране и отсутствия уверенности в ее стабилизации. Новый год сулит как минимум несколько избирательных процессов: выборы президента республики и премьер-министра, а при негативном развитии событий — также досрочные парламентские выборы.

События уходящего года показали, что прийти к компромиссу политическим игрокам будет не просто. Хотя вряд ли им удастся «переплюнуть» рекорд этого года: пять составов правительства, из которых три — исполняющих обязанности. Помимо ранних рекордов по срокам избрания президента (на это власти понадобилось два с половиной года) и количества правительств, Молдавия в следующем году может побить другой рекорд — «рекорд безвластия».

Своим решением от 24 ноября Конституционный суд создал опасный прецедент. Если до конца февраля в Молдавии не будет сформировано правительство, то страна рискует остаться как без кабинета министров, так и без действующего парламента и президента, мандат которого истекает в конце марта.

Без правительства, парламента и президента может быть полностью заблокирована работа всей государственной машины. К примеру, согласно Конституции РМ, «если должность президента РМ становится вакантной либо если президент отстранен от должности или временно не может исполнять свои обязанности, временное исполнение его обязанностей возлагается на председателя парламента или премьер-министра в указанной последовательности».

А в случае, если нет ни спикера, ни премьер-министра? Имеет ли право временно исполнять обязанности президента временно исполняющий обязанности премьер-министра?

Или, к примеру, что делать «в случае невозможности исполнения премьер-министром своих обязанностей либо в случае его смерти»? Ведь Согласно статье 101 части 2 Конституции РМ, в таком случае именно «президент РМ назначает одного из членов правительства временно исполняющим обязанности премьер-министра до формирования нового правительства». А если президента нет? Или его полномочия исполняет тот же временно исполняющий обязанности премьер-министра?

Приведем еще одно положение Конституции: «парламент созывается президентом РМ не позднее, чем в 30-дневный срок после выборов». А если президента не будет? Работа трех основных институтов власти: парламента, президента и правительства тесно взаимосвязана. И, в случае отсутствия одного элемента, могут возникнуть сложности для функционирования государственного аппарата и всей страны, а в случае отсутствия трех элементов — и подавно.

Конечно, в данных вопросах свою точку может, и поставит Конституционный суд, который уже не раз это делал. Многие из его решений подвергаются сомнению не только экспертным сообществом, но и внешними партнерами.

Посткризисный подъем или рецессия?

Очевидно, что грядущий год обещает быть насыщенным на политические события, но это не отменяет важности экономических и финансовых новостей.

В 2015 году политическая обстановка в стране оттеснила на второй, а может и на десятый план другие важные экономические вопросы. В последнее время даже дискуссии о реформах практически исчезли с повестки инвесторов. Все разговоры в Молдавии сводятся к политическим баталиям, политической нестабильности, отставкам правительства, неоднозначным решениям Конституционного суда и войне олигархов.

В любом случае, ни один прогноз не сулит Молдавии быстрого посткризисного подъема, когда бы он ни начался. И вряд ли подъем начнется в следующем году. Международные финансовые институты прогнозируют нулевой рост. И к причинам кризиса, помимо отсутствия структурных и институциональных преобразований, следует отнести недоверие бизнеса к власти, низкую деловую активность, разрастание неэффективного госсектора, ослабление рыночных и правовых институтов.

Экономика зажата «в колодки» из-за высокой налоговой нагрузки, растущих административных издержек, дорожающих финансовых ресурсов, субъективных решений узкого круг лиц. Пока в экономике нет стимулов для роста.

«Конечно, первый вызов даже не экономический, а политический — отсутствие эффективной системы управления власти, которая бы принимала решения для благосостояния граждан и для быстрого развития экономики. На этот вызов граждане ответят уже в следующем году», — сказала доктор экономики Елена Горелова.

По ее словам, «в экономике вызовов не уменьшилось, а наоборот, увеличилось». «Уповать, что этот год будет успешным в экономическом плане не стоит. Во-первых, не следует ожидать даже при росте национального производства, что этот рост будет большим. По прогнозам Международного валютного фонда (МВФ), рост мировой экономики и экономики наших соседей, если и будет, то незначительным», — сказала эксперт.

По словам Гореловой, второй вызов — «незаконченная история кражи миллиарда, которая привела к девальвации национальной валюты и инфляции». «Инфляцию в 12-13% мы не наблюдали уже много лет. Ответить на этот вызов можно только остановкой девальвации и инфляции.

Третий вызов, не столько экономический, сколько социальный. Во второй половине этого года начали падать реальные доходы населения, то есть социальные пособия, зарплаты и т.д. Нужно остановить этот процесс и не допустить этого в будущем», — сказала она.

Среди других вызовов следующего года, по словам эксперта — восстановление торгово-экономических отношений с Россией, экспорт в которую сократился вдвое.

«Это вообще вызов, который касается развития экономики. Если у нас заморозятся торгово-экономические отношения с Россией, нам не стоит уповать на то, что наши экспортеры смогут существенно увеличить экспорт», — сказала Горелова.

По мнению эксперта, ответить на все эти вызовы может только «сильная и эффективная власть, которая незамедлительно осуществит меры для воспрепятствования кризисным процессам, которые усугубились во второй половине этого года».

Налогово-бюджетная политика

Мало кто помнит о том, что Молдавия снова в новый год вступает без налогово-бюджетной политики и бюджета. Это уже стало традицией для власти республики. За шесть лет правящим партиям «удалось» лишь единожды войти в новый год с вступившей в силу налогово-бюджетной политикой и бюджетом. Хотя налогово-бюджетная политика является основным ориентиром для предпринимателей. Ведь нельзя планировать свой бизнес без ведома налоговой нагрузки на грядущий год, налоговых послаблений либо изменений, размеров НДС, штрафов, акцизов и т.д. и т.п.

Стоит ли напоминать, что в развитых странах налогово-бюджетная политика утверждается как минимум на три-пять лет вперед, и бизнес на ее основе строит свой бизнес-план и делает прогнозы развития своей компании, да и рынка в целом. Тогда предпринимательские риски у него снижаются, а, следовательно, и снижаются издержки.

Что касается бюджета, то в следующем году ожидается несколько вызовов. Первый — отсутствие денег в бюджете. «Высока вероятность, что уже с января не будет денег для выплаты пенсий и зарплат», — предупреждает потенциальный кандидат на пост премьер-министра Ион Стурза.

Еще один вызов — рост внутреннего госдолга. В бюджет на 2016 год должны быть заложены 15 млрд леев (что является половиной бюджета 2015 года), которые были выделены Нацбанком под гарантии правительства трем обанкротившимся банкам: Banca de Economii, Banca Sociala, Unibank.

Возвращать все эти деньги будем мы, налогоплательщики. Пока не известно, сколько лет мы будем погашать эти долги, и какой процент придется заплатить дополнительно. Ведь Минфин планирует выпустить на 15 млрд леев ценные и бумаги и передать Нацбанку. А тот будет их продавать рынку. Сейчас процентные ставки по государственным ценным бумагам достигают 24-27%.

В связи с этим можно сделать вывод, что рост зарплат в бюджетном секторе будет заморожен и в 2016 году, а пенсии будут проиндексированы ниже инфляции. В итоге, большая часть населения не сможет даже удовлетворить свой основной потребительский минимум — «наесться и одеться». Не говоря уже о других потребностях, таких как: образование, здравоохранение, досуг, связь, жилищные услуги.

И в заключение, отметим очень важное ожидание — снижения темпов роста инфляции, стабилизации валютного курса и оздоровления банковского сектора. Это будет способствовать снижению процентных ставок по кредитам, а, следовательно, активизации предпринимательской деятельности, что может послужить «драйвером» экономического развития.