Несколько недель назад мы узнали, что в те годы, пока Джонатан Поллард гнил в американской тюрьме за передачу секретной информации Израилю (информации, которая никак не вредила национальной безопасности США), администрация Обамы без всяких ограничений прослушивала телефонные разговоры премьер-министра Биньямина Нетаньяху (и других американских партнеров). Более того, Агентство национальной безопасности продолжает следить за Биньямином Нетаньяху и после того, как президент Барак Обама торжественно пообещал прекратить слежку за «друзьями», с которыми у США «особые отношения».

Одновременно американское правительство грубо попирает базовые права граждан страны, проникая в их личное пространство и отслеживая их средства общения. Есть горькая ирония в том, что поведение, противоречащее принципам либерализма, защищать и реализовывать которые должна американская демократия, администрация Обамы продолжает резко критиковать Израиль за действия, которые, по мнению Вашингтона, могут подорвать основы особых американо-израильских отношений. Но даже без внимательного рассмотрения закона о неправительственных и некоммерческих организациях (законопроект требует от НКО публично сообщать о получении финансирования из-за границы — прим. пер.), который, по словам посла США в Израиле Дана Шапиро, угрожает принципу свободы слова и противоречит демократическим ценностям, очевидно, что разрабатываемый черновик закона намного мягче, чем аналогичный закон в США. По сути, израильский законопроект — вегетарианский, по сравнению с американским «Законом об иностранных агентах», принятом еще в 1938 году.

Вопреки утверждениям американского правительства, на самом деле этот закон, даже после принятых в 1966 году поправок, представляет собой по-настоящему драконовские и суровые меры, требующие от граждан США, если они, якобы, продвигают интересы иностранных элементов, регистрироваться в министерстве юстиции в качестве иностранных агентов и постоянно отчитываться о своей деятельности целиком, а не только об источниках финансирования. С учетом навешивания ярлыка «иностранный агент» на десятки тысяч невинных и лояльных американских граждан попытки США отделить этот закон от израильского законопроекта вызывают усмешку и выглядят ничем иным, как ханжеским лицемерием. В частности, обращенное к Американо-израильскому общественному комитету AIPAC в его первом формате требование зарегистрироваться в качестве иностранных агентов в первые годы его деятельности причинило боль американским евреям и поставило их перед тяжелой дилеммой. Требование вызвало у них неприятное чувство двойной лояльности. Основатель AIPAC Исайя (Сай) Кенен (Isaiah «Si» Kenen) в своих мемуарах описывал, как агенты ФБР раз за разом проводили обыски в офисе организации, изымали документы и опрашивали руководство и работников относительно получения средств на редкие публикации скромных брошюр. Кенен описывает эти рейды как травмирующие события, ставившие своей целью запугать сторонников Израиля в Вашингтоне и отбить у них охоту к вполне законной общественной деятельности путем применения грубой силы к произраильскому лобби с целью ограничить публичные дискуссии.

Как и в случае с прослушиванием и слежкой, в этой ситуации особенно заметна разница между тем, как действует американское правительство, и тем, чего оно требует от других стран в тех же сферах. Когда речь идет о сверхдержаве, правила игры резко меняются.