Последняя встреча между Ярославом Качиньским (Jarosław Kaczyński), лидером польской правящей партии, и премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном (Viktor Orbán), продолжавшаяся почти шесть часов, вероятно, станет прелюдией к развитию сотрудничества между Польшей и Венгрией в Брюсселе. Ни о чем большем речь сейчас идти не может, потому что два политика сильно расходятся во взглядах на Россию.

Сам факт встречи между Качиньским и Орбаном в польском курортном городе Недзица доказывает, что в обеих странах личности политиков по-прежнему важнее институтов. Несмотря на то, что президентом Польши остается Анджей Дуда (Andrzej Duda), а премьер-министром — Беата Шидло (Beata Szydło), венгерского лидера пригласил встретиться именно председатель партии «Право и справедливость» (ПиС). Тема неожиданно долгого разговора публично не оглашалась.

О результатах разговора можно только догадываться. Так как беседовали друг с другом два лидера консервативных партий — ПиС и Фидес, — представленных в Европейском парламенте, встреча может привести к развитию сотрудничества, хотя в рамках ЕП поляки и принадлежат к фракции Европейских консерваторов и реформистов, а венгры — к Европейской народной партии. Возможно, Варшава и Будапешт будут активнее совместно противостоять критике Венгрии и Польши со стороны европейских структур и их представителей. Впрочем, это определенно не поможет Польше получить поддержку еврочиновников, скажем, в таких вопросах, как борьба против проекта «Северный поток-2».

Как показывают факты, Польша может до некоторой степени рассчитывать на Венгрию как на союзника по следующим проблемам:

1. Газовая политика. В 2015 году был завершен газопровод «Словения-Венгрия», ключевая часть газового коридора «Север-Юг». Речь идет о сети газопроводов, которая должна соединить терминал для СПГ в польском Свиноуйсьце с терминалом на хорватском острове Крк. Эта газовая меридианная ось будет определять развитие регионального газового рынка, на котором до сих пор господствует газовый транзит из России.

2. И Венгрия, и Польша выступают против трубопровода «Северный поток-2». Впрочем, хотя этот проект критикуют обе страны, венгерские компании сейчас открываются для сотрудничества с Газпромом. Российский гигант был приглашен строить газовый распределительный центр в Венгрии. Этот центр будет использоваться в зимнее время, если у компании будут проблемы с поставками газа через украинскую территорию.

3. Будапешт также выступает против радикальных мер в области климатической политики. Совместно с Польшей, Болгарией, Румынией и Словакией он создал коалицию против предусматриваемых энергетической политикой Евросоюза на 2030-е и 2040-е годы юридических обязательств увеличить использование энергии из возобновляемых источников. Исторически и Польша, и Венгрия обладают энергоемким производством, которому угрожает чрезмерно активная борьба за экологию.

Тем не менее, существует ряд обстоятельств, показывающих, что полякам не стоит слепо полагаться на венгров — даже при идеальных личных отношениях между Качиньским и Орбаном.

У неприятия Венгрией «Северного потока-2» есть дополнительная причина, которую следует учитывать, если мы хотим понимать позицию венгров. Северный проект Газпрома заменил проект «Южный поток», заблокированный Европейской комиссией, но поддержанный Будапештом, который хотел в нем участвовать. Соответственно, венгры вполне могут согласиться на «Северный поток-2», если им предложат хорошую компенсацию. Этот сценарий уже воплотился в жизнь в Чехии, где данный проект не воспринимают как угрозу для энергетической безопасности. Прага предпочла не демонстрировать солидарность с прочими странами Вишеградской группы, чьи министры энергетики направили в Европейскую комиссию письмо протеста, и вместо этого сохранить хорошие отношения с Германией. Точно так же и Венгрия вполне может изменить свою позицию, чтобы сохранить хорошие отношения с Россией. Это означает, что противостояние «Северному потоку-2» не должно быть главным аргументом при сотрудничестве с Венгрией. Ее отношение к этому проекту носит тактический характер — в отличие от отношения Польши, которая в принципе выступает против строительства новых газопроводов из России в Европу. Венграм всего лишь не нравятся конкретные условия и политика Брюсселя, который, на их взгляд, должен был бы блокировать и «Северный поток», если он блокировал «Южный поток».

Несмотря на то, что по теме климатической политики Венгрия сейчас сходится с Польшей, в ее структуре энергопотребления уголь играет намного меньшую роль. Польша получает благодаря углю 90% потребляемой энергии, а Венгрия — немного меньше 20%. Венгры, в свою очередь, активно используют атомную энергию и газ. При этом газ они получают от Газпрома, а новую очередь венгерской АЭС «Пакш» будет строить российский атомный холдинг Росатом. В своей энергетической политике Венгрия ориентируется на Москву, так как получение энергии с Каспия и прочие диверсификационные проекты пока остаются вопросом отдаленного будущего. В этом она сильно расходится с Варшавой, стремящейся добиться энергетической независимости от России с помощью таких проектов, как СПГ-терминал в Свиноуйсьце. В какой-то момент Будапешт может поступить как Чехия и покинуть коалицию против «Северного потока-2».

Польша и Венгрия успешно сотрудничают в вопросах, касающихся политики НАТО в сфере безопасности. Они обе расширяют свою газовую инфраструктуру и недовольны амбициозной климатической политикой Евросоюза. Однако чем сильнее мы углубляемся в нюансы, тем больше мы видим расхождений между этими двумя странами. Одно из этих расхождений связано с отношением к Москве, с которой Орбан заигрывает, чтобы подразнить Европейскую комиссию.

Возможно, встреча с Качиньским предполагает совместное противостояние Европейской комиссии. Однако разница между двумя странами заключается в том, что Польше Брюссель нужен для защиты от таких проектов, как «Северный поток-2», и от попыток Кремля ослабить санкции. Между тем Венгрии санкции не интересны, а на «Северный поток-2» она может даже согласиться на определенных условиях.
Романтический альянс между Польшей и Венгрией сохранялся веками. Вдобавок в наши дни набирает популярность идея «Интермариума» — сотрудничества между центральноевропейскими и восточноевропейскими странами. Однако лишь немногие помнят, что идея эта исходно была основана на антироссийских настроениях, поддержке освободительных движений вроде украинского Евромайдана и раздувании губительных для Российской Империи национальных особенностей. Сейчас союз на такой основе не поддержат ни Венгрия, ни многие другие региональные страны, озабоченные сохранением хороших отношений с русскими.

Перевести польско-венгерский союз в практическую плоскость будет непросто из-за разногласий в вопросах о евроинтеграции и о России. Разумеется, Варшава теоретически может взять пример с Будапешта и пересмотреть свою внешнюю политику в соответствии с воззрениями Виктора Орбана, однако это маловероятно, так Качиньский занимает явно антимосковскую позицию. Более того, сторонников ПиС по-прежнему волнует вопрос о причинах авиакатастрофы под Смоленском, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский (Lech Kaczyński), брат-близнец Ярослава, и им трудно будет принять такие перемены. В связи с этим Орбан, вероятно, останется для Качиньского сугубо тактическим союзником, и не станет реальным стратегическим партнером.

Войцех Якубик — энергетический аналитик из Ягеллонского института и главный редактор экономического портала biznesalert.pl.